Быстрый переход

Истоки Первой мировой войны лежат в росте агрессивности Германии со второй половины XIX в. Доминантой внешней стратегии Германской империи стала борьба за расширение "жизненного пространства" немецкой нации. Эту задачу предполагалось осуществить за счет земель и эксплуатации других народов.

Государственная Дума 1906 - 1917 гг. - первый российский парламент. Ее опыт - опыт надежд и разочарований, взаимного непонимания и неспособности к компромиссу, ожесточенной политической борьбы и кропотливой законодательной работы. Этот опыт во многом актуален и сегодня.
Вопрос о возможности досрочного роспуска Второй Думы обсуждался еще до ее созыва (за это выступал бывший премьер Горемыкин еще в июле 1906 года). Пришедший на смену Горемыкину П.А.Столыпин все-таки надеялся наладить сотрудничество и конструктивную работу с народным представительством. Николай II был менее оптимистичен, заявляя, что "не видит практических результатов от думской работы".
Формально IV Государственная Дума просуществовала весь положенный срок - до 6 октября 1917 года, но фактически ее роль была сведена на нет уже после роспуска ее царем 25 февраля 1917 года в дни Февральской революции.
Роспуск Государственной Думы, о котором было объявлено утром 9 июля 1906 г., стал для депутатов сюрпризом: депутаты пришли в Таврический дворец на очередное заседание и наткнулись на запертые двери. Рядом на столбе висел манифест за подписью царя о прекращении работы I Думы, так как она, призванная "вносить спокойствие" в общество, лишь "разжигает смуту".
Российская революция, с самого начала своего, выдвинула Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, как массовую организацию всех трудящихся и эксплуатируемых классов, единственно способную руководить борьбою этих классов за их полное политическое и экономическое освобождение.
Против подписавших Выборгское воззвание депутатов Правительство возбудило уголовное преследование. Власть расценила эти действия депутатов как призыв к неповиновению. 16 июля 1906 года было возбуждено уголовное дело, которое рассматривалось в Особом присутствии Санкт-Петербургской судебной палаты. Приговор депутатам мог быть только обвинительным.