Быстрый переход

Отечественная война 1812 г.

Оцените материал
(2 голосов)
В первой половине 1812 г. во Франции практически никто не хотел войны с Россией и ближайшие советники Наполеона предрекали ее ужасные последствия для страны, тогда как в России реваншистские настроения были очень сильны.

Накануне начала войны Франция заключила союзы с Австрией и Пруссией, а Россия подписала мир с Турцией и союз со Швецией. Вскоре русский посол был отозван из Парижа, а 10 июня 1812 г. французский посол в Петербурге Ж.-А. Лористон подал ноту с уведомлением о прекращении своей миссии, поскольку “просьба кн. Куракина о выдаче ему паспортов означала разрыв, и его императорское и королевское величество с этого времени считает себя в состоянии войны с Россией”. Два дня спустя (12 июня 1812 г.) французские войска переправились через Неман и вторглись на территорию Российской империи.

Каковы же были расстановка сил, планы и намерения сторон в начале кампании? По этому поводу в литературе встречаются весьма противоречивые сведения и суждения. Некоторые историки утверждают, что Наполеон собирался расчленить Россию, отторгнув от нее ряд территорий и передав их Австрии и герцогству Варшавскому. Другие полагают, что он рассчитывал одним ударом расправиться с русской армией в генеральном сражении, подобном Аустерлицу, после чего заключить мир, превратив Россию в своего “послушного вассала”. С другой стороны, существует точка зрения, согласно которой Наполеон с самого начала надеялся достичь с Россией компромисса и не собирался вторгаться далеко в глубь российской территории. Анализ свидетельств разного рода, а также собственно действия Налолеона после начала войны указывают, что скорее всего у него не было отработанного и ясного для него самого плана последующих после вторжения в Россию военных действий.

Во Франции ожидали, что Россия первая начнет военные действия, вторгшись на территорию Польши. Не случайно в обращении к армии Наполеон писал: “Солдаты! Вторая польская война началась!”. Действительно, повеление готовиться к походу было отдано Александром I еще в октябре 1811 г., но планы царя нарушил отказ Пруссии от союза с Россией и заключение союза с Францией. Таким образом, Наполеон мог полагать, что наносит России упреждающий удар, который сам по себе будет столь силен, что Александр вынужденно запросит мира. Но он просчитался. У России в отличие от Франции был заранее разработанный и утвержденный императором план военных действий на случай войны, рассчитанный на борьбу до победы.

Историкам в настоящее время известно несколько десятков проектов, составлявшихся в русских военных кругах в период подготовки к войне, однако, по мнению большинства, в конечном счете императором был принят план военного министра М.Б. Барклая де Толли. В основу этого плана была положена идея о необходимости, уклоняясь как можно дольше от генерального сражения, заманить французскую армию в глубь российской территории. Это привело бы к растягиванию французских коммуникаций, распылению сил огромной армии на большой территории и удалению основной массы войск от продовольственных баз. Подобное решение было подсказано прежде всего действиями самого Наполеона, который во всех своих войнах стремился как можно скорее разгромить противника в генеральном сражении. В пользу такого решения свидетельствовал и опыт кампании 1805 г., осуществлявшейся Кутузовым, но сорванной по вине Александра I. В 1807 г. Барклай де Толли заявлял: “Если бы мне довелось воевать против Наполеона в звании главнокомандующего, то я избегал бы генерального сражения и отступал бы до тех пор, пока французы не нашли бы вместо решительной победы другую Полтаву”.

Подобные же идеи высказывали в это время и другие военные и государственные деятели. Однако сам план русского командования, разработанный к весне 18121 держался в такой строгой тайне, что в него не были посвящены даже крупнейшие военачальники. Остается лишь удивляться, что основная идея этого плана не была разгадана Наполеоном и он фактически дал заманить себя в ловушку. Впрочем, столь же распространенной была в Россия и идея контрнаступления, и еще за месяц до начала войны Наполеон полагал, что, как только он форсирует Неман, русские войска вторгнутся на территорию Польши, дойдут до Варшавы, где и будут окружены и разбиты.

Невиданная по мощи армия Наполеона, подготовленная к вторжению в Россию, насчитывала свыше 600 тыс. человек, из которых непосредственно в начале войны принимали участие около 450 тыс. Русская армия насчитывала в это время 320 тыс. человек из которых на западной границе было сосредоточено около 220 тыс. Слабой стороной наполеоновской армии было то, что в значительной степени она состояла из иностранных соединений, набранных в разных странах Европы. В собственно же французских полках было много новобранцев, поскольку одновременно Наполеон вел войну с Испанией, и там ему приходилось держать 300-тысячную армию. В техническом отношении противники были примерно равны: французы обладали лучшим стрелковым и холодным оружием, русская же артиллерия, модернизированная под руководством Аракчеева, превосходила французскую.

К началу войны на западной границе России были расположены три армии. Самая крупная из них (Первая) под командованием М. Б. Барклая де Толли прикрывала фронт длиной 200 км с центром в Вильно и насчитывала около 120 тыс. человек; Вторая армия под командованием князя П.И. Багратиона занимала фронт менее 100 км между Неманом и Бугом, в ней насчитывалось примерно 40 тыс. человек. Такой же по численности была и Третья армия под командованием А.П. Тормасова, расположенная в Полесье. Историки нередко обращают внимание на слабость русской позиции, на значительную растянутость фронта за счет незакрытых пространств между армиями. Объясняется это, однако, тем, что русское командование получило достоверные сведения о направлении первого удара французов на Вильно лишь в начале июня 1812 г. Узнав об этом, Барклай предпринял попытку передислоцировать 2-ю армию ближе к 1-й, но было уже поздно. Все же тот факт, что на направлении главного удара французов оказалась самая мощная из русских армий, говорит о правильности стратегических расчетов русского командования.

После перехода французских войск через Неман Барклай начал отступление, тем самым сразу нарушив планы противника, надеявшегося быстро окружить русскую армию и разбить ее в одном сражении. Приказ об отступлении был дан армии с таким расчетом, чтобы, отступая, обе армии соединились. Отступление при этом велось с арьергардными боями, которые сильно изматывали противника. Причем Наполеон и его маршалы нередко принимали такие заградительные бои, прикрывавшие отход основных сил, за начало генерального сражения.

Через четыре дня после начала войны, 16 июня, Наполеон занял Вильно, где задержался на 18 суток. Некоторые историки склонны видеть в этом желание императора уже в самом начале кампании заключить мир. В качестве доказательства приводится, в частности, тот факт, что вопреки всем ожиданиям Наполеон не объявил о воссоединении Литвы с Польшей, а создал на территории Литвы и Белоруссии отдельное государство со своим правительством и необходимыми атрибутами государственности. Другие историки считают задержку Наполеона в Вильно его серьезнейшей ошибкой, поскольку было потеряно драгоценное время. Надо, однако, принять во внимание, что, находясь в Вильно, Наполеон вынужден был дожидаться подхода группировок своей армии, переправа которых через Неман задерживалась из-за бездорожья, падежа лошадей и т.д. Таким образом, с первых дней войны действия русской армии нарушили стратегические замыслы французов и фактически заставили их действовать по плану, навязанному русским командованием.

Между тем армии Барклая и Багратиона планомерно отходили в направлении Смоленска, куда 1-я армия прибыла 1 июля, а 2-я три дня спустя. Собранные в Смоленске русские отряды насчитывали к этому моменту около 120 тыс. человек, т.е. более 40 тыс. было потеряно убитыми, ранеными, больными, отставшими, дезертировавшими. Однако потери французов были больше. По некоторым данным, даже соединения не участвовавшие в боях, в движении к Смоленску потеряли до 48% своего личного состава. Армия, приведенная Наполеоном к Смоленску, насчитывала около 180 тыс. человек.

К моменту объединения 1-й и 2-й русских армий под Смоленском значительно усилились разногласия в русском военном руководстве. Во-первых, сказывалось отсутствие единоначалия. Вопреки встречающимся в литературе утверждениям, Барклай де Толли хотя и занимал пост военною министра, не являлся главнокомандующим всеми вооруженными силами и формально имел в своем подчинении лишь 1-ю армию. Александр I медлил с назначением главнокомандующего. Условия соблюдения секретности и строгие представления о чести не позволяли Барклаю указать, что он действует по плану, утвержденному царем (Барклай в этой войне сполна оправдал девиз на своем фамильном гербе - “Верность и терпение”). Александр же, в свою очередь, тоже молчал, видя, что отступление вызывает осуждение в обществе. Во-вторых, сложность ситуации обуславливалась самой личностью Барклая и его взаимоотношениями с другими генералами и влиятельным петербургским высшим светом.

Михаил Богданович Барклай де Толли принадлежал к мелкому дворянскому роду выходцев из Шотландии, еще в XVII в. поселившихся в Риге. Он был участником русско-турецкой войны 1787 - 1791 гг., сражался протиив польских конфедератов и против французов в кампании 1805 - 1807 гг., успешно командовал корпусом во время русско-шведской войны 1808 - 1809 гг., за что получил звание генерала от инфантерии и был назначен генерал-губернатором Финляндии. В 1810 г. он становится военным министром. Его деятельность на этом посту способствовала значительному укреплению и увеличению боеспособности русской армии. Однако для “придворной камарильи” Барклай остался чужаком, человеком без связей и покровителей, таким же выдвиженцем Александра, как Аракчеев и Сперанский. Сравнительно быстрая карьера Барклая вызывала раздражение и зависть среди генералитета. Наиболее активными противниками его были такие влиятельные генералы, как П.И. Багратион и А.П. Ермолов, пользовавшиеся в обществе большой популярностью и имевшие крепкие связи при дворе. Положение усугублялось тем, что Багратион, как и некоторые другие генералы, оказавшись под началом Барклая, был старше его службой, т. е. служил в армии дольше, и, следовательно, по нормам того времени имел больше прав на занятие командной должности.

Накопившиеся разногласия со всей очевидностью проявились на собранном Барклаем в Смоленске военном совете. Практически все участвовавшие в нем генералы, среди которых был и брат царя великий князь Константин Павлович, высказались за сражение, в то время как Барклай не считал возможным рисковать судьбой армии, численно явно уступавшей противнику. К тому же и сам Александр I в это время начал также высказываться за прекращение отступления. В результате родился своего рода компромисс: русская армия не перешла в наступление, но и не отступила. Решено было не отдавать Смоленск без боя, но вести его оборону ограниченными силами. 2 августа дивизия генерала Д.П. Неверовского ценой потери пяти шестых своего состава задержала наступление французов у села Красное, дав возможность русскому командованию сконцентрировать силы. 4 августа французы атаковали Смоленск, и под его стенами развернулось ожесточенное сражение, в котором обе стороны понесли тяжелые потери. Битва продолжалась и весь следующий день.

В ночь с 5 на б августа Барклай отдал войскам приказ об оставлении Смоленска, под стенами которого русская армия потеряла до 6 тыс. человек. Потери Наполеона были больше, и он решил предпринять обходной маневр для окружения русских. Приказ Барклая должен был предотвратить окружение. 6 августа Наполеон вошел в Смоленск и вновь, как прежде в Вильно, перед ним встала дилемма - прекратить кампанию и добиваться заключения перемирия или продолжать поход. Однако настроение русской армии, отчаянная борьба солдат за каждый километр своей земли, нараставшее партизанское движение в тылу французских войск - все это говорило о том, что надежды на мир быть не может. Невозможно было и оставаться в почти уничтоженном огнем Смоленске, не зная при этом о местонахождении отступившей русской армии. И Наполеон продолжил наступление. Между тем в русском командовании произошли перемены: 8 августа Александр I назначил главнокомандующим М.И. Кутузова.

Как уже говорилось, отступательные маневры Барклая вызывали большое недовольство и в самой армии, и вообще в русском обществе; Барклая несправедливо обвиняли в предательстве, трусости, отсутствии какого-либо плана действий. С раздражением воспринимали холодность и сдержанность полководца, которые трактовали как равнодушие, акцент в его речи, нерусское имя. Вдобавок ко всему этому Барклай для придворных кругов был одним из символов либеральных увлечений императора, и уже поэтому свалить его представлялось очень заманчивым. В армии большей популярностью пользовался Багратион, окружение которого немало интриговало в его пользу. В этой ситуации поведение Александра I было весьма характерным: фактически он пожертвовал Барклаем в угоду общественному мнению так же, как прежде пожертвовал Сперанским. Показательно, что и после передачи командования Кутузову Барклай оставался командующим 1-й армией, в качестве которого принял участие в Бородинском сражении.

Позднее, в сентябре 1812 г. Барклай покинул армию и вновь вернулся в нее уже в начале 1813 г. Однако было бы неверным связывать перипетии судьбы Барклая лишь с интригами двора и предательством царя. Гораздо важнее национальный характер, который очень скоро приняла война. Практически около двух сотен лет, со времен Смуты, на русскую землю не ступала нога иностранного завоевателя. Вторжение Наполеона вызвало подъем патриотических чувств, породило порыв к национальному единению. Из районов, оставляемых русской армией, жители уходили, сжигая селения, уводя скот, оставляя неприятелю выжженную пустыню. Уже в июле 1812 г. и стихийно, и по указанию Барклая де Толли стали формироваться партизанские отряды, наносившие французам большой ущерб. В условиях, когда возникло чувство общенационального единения перед лицом смертельной опасности людей самых разных состояний, когда в сознании людей война стала отечественной, отступление, поражение естественно воспринимались как трагедия, а их виновниц - как предатель. Страна жаждала получить истинно народного вождя. Таким вождем и стал Михаил Илларионович Кутузов.

Кутузов принадлежал к старинному русскому дворянскому роду, его отец был генералом и сенатором. Сам Кутузов окончил Кадетский корпус и уже в 17 лет, получив первый офицерский чин, сражался в Польше, а затем на русско-турецкой войне 1768 - 1774 гг. в битвах при Ларге и Кагуле. Под началом Суворова Кутузов участвовал в завоевании Крыма и Кубани и в 1784 г. получил чин генерал-майора. Во время следующей русско-турецкой войны Кутузов участвовал в осаде и взятии Измаила, затем усмирял восставших поляков. После этого наступил период придворной службы полководца - он был послан в Константинополь для переговоров с турками о мире, затем назначен генерал-губернатором Казанским, начальником Кадетского корпуса. При Павле Кутузов был послом в Пруссии, командовал отдельными воинскими соединениями; при Александре он назначен генерал-губернатором Литвы, а затем военным губернатором Петербурга. В 1805 г., в начале очередной войны с Наполеоном, Кутузов становится главнокомандующим русской армией. Поражение под Аустерлицем породило недоверие к Кутузову со стороны Александра I. Отныне с этим именем у императора всегда ассоциировалась одна из самых больших его неудач. В 1811 г. вновь в звании главнокомандующего Кутузов закончил войну с турками, добившись подписания столь необходимого России мира, за что был пожалован графским достоинством. С началом войны 1812 г. Кутузов был избран начальником ополчения и исполнял обязанности командующего войсками в Петербурге и в Финляндии. В начале августа царь назначает его членом Государственного совета и жалует титул светлейшего князя. 8 августа под давлением общественного мнения, выразителем которого в эти дни стал даже Аракчеев, император назначил Кутузова главнокомандующим.

Прежде чем перейти к изложению дальнейшего хода событий, остановимся на одном вопросе - было бы сопротивление русских крестьян таким же мощным, если бы Наполеон объявил об отмене крепостного права? Сам Наполеон впоследствии сокрушался, что не сделал этого, полагая, что тогда сумел бы одержать победу. Действительно, не следует думать, что все крестьянство участвовало в борьбе с Наполеоном. Более того, известны случаи, когда крестьяне, в особенности в Литве и Белоруссии, приветствовали приход французов, вместе с ними совершали набеги на помещичьи усадьбы, ловили своих бывших хозяев и выдавали их завоевателям. Но все это скорее отдельные исключения из общего правила. Мотивируя отказ Наполеона объявить крестьян вольными, историки говорят обычно о том, что император французов давно отбросил свои революционные убеждения и превратился в защитника феодально-монархических устоев. Однако освобождение крестьян отнюдь не стало бы актом антимонархическим и вполне укладывалось в буржуазные представления того времени, в русле которых Наполеон действовал во всех завоеванных странах. Другое дело, что в самом начале войны, надеясь на заключение скорого мира, он вовсе не собирался менять политический строй России. Позже, когда ему стало ясно, что война будет вестись до окончательной победы той или стороны, предпринимать какие-либо шаги было поздно, не говоря уж о том, что это могло привести к непредсказуемым социальным последствиям. Помогло ли бы это Налолеону в самом начале? Ответить сколько-нибудь определенно на этот вопрос невозможно, но опыт Испании, где были отменены феодальные привилегии дворянства и церкви, уничтожена инквизиция, подсказывает, что и в этом случае Наполеон был бы обречен на поражение.

17 августа Кутузов прибыл к армии, в район Зарево-Займище. Каковы же были планы нового главнокомандующего? Единой точки зрения на этот счет у историков нет. Очевидно, Кутузов не рассчитывал разгромить Наполеона в генеральном сражении, однако не давать его он не мог (собственно, решение об этом было принято Барклаем еще до прибытия Кутузова к армии) и, готовясь к нему, конечно надеялся на разгром врага, тем более что под Бородином численность противостоящих армий была примерно одинаковой, а по некоторым подсчетам русские даже имели некоторое превосходство (русская армия вместо с казаками и ополченцами насчитывала 135-150 тыс. человек, французская вместе с нестроевыми солдатами - 130-145 тыс.). Эти обстоятельства необходимо учитывать при оценке итогов Бородинского сражения.

Прибыв к армии, Кутузов осмотрел выбранную Барклаем позицию у Царева-Займища и, хотя одобрил ее, 19 августа отдал приказ о продолжении отступления, которое было остановлено через три дня в 110 верстах от Москвы близ села Бородино. Здесь 26 августа 1812 г. и состоялось сражение, сыгравшее столь важную роль в исходе войны.

Вопрос о том, кто победил в Бородинском сражении уже более полутораста лет вызывает споры. Нет единства и в вопросе о потерях сторон. По наиболее правдоподобным подсчетам потери французской армии колеблются в интервале от 30 до 34 тыс. человек. Что же касается потерь русской армии, то приводимая историками цифра колеблется от 38,5 до 44 тыс. человек. Как видим, в абсолютных цифрах потери русских были значительнее. В процентном соотношении французы потеряли примерно 23% личного состава, а русская армия - не менее 25%. Если учесть, что французы были стороной нападающей, которая несет обычно больше потерь, то надо признать, что этот показатель говорит в пользу победы Наполеона.

В какой мере каждой из сторон удалось выполнить поставленные накануне сражения задачи? Вполне очевидно, что Кутузову не удалось ни разгромить наполеоновскую армию, ни остановить ее наступление. Более того, французы сохранили свои резервы (гвардию) численностью примерно 20 тыс. человек, не участвовавших в сражении, а на следующий день получили подкрепление - свежую дивизию в 6 тыс. человек. Резервы же русской армии были практически исчерпаны. С другой стороны, Наполеону также не удалось ни уничтожить русскую армию, ни заставить ее командование просить о мире. Несмотря на тяжелые потери, русская армия была спасена и могла продолжать кампанию. Многочисленные источники свидетельствуют о том, что сам Наполеон был поражен мужеством и стойкостью русских солдат, их явной готовностью скорее умереть, чем отступить.

27 августа русская армия начала отступление по направлению к Москве. Надеявшийся на продолжение сражения Наполеон шел за ней по пятам. 1 сентября в подмосковной деревне Фили состоялся военный совет, на котором решалась судьба древней столицы России. Совет не пришел к единому мнению, и Кутузов приняв ответственность за решение на себя, отдал приказ об оставлении Москвы без боя. Уже на следующий день французы вошли в город. На что рассчитывал, о чем думал в эти дни Наполеон? Известно, что окончательно идти на Москву он решил только в Смоленске, когда стало ясно. что русские не запросят пощады, а оставаться в полусожженном, опустошенном городе на зиму невозможно. Любым путем французский император стремился завершить если не всю войну, то хотя бы эту кампанию. Он был уверен, что захватив Москву и, по его словам, поразив Россию в сердце, добьется мира. В Москве армия получит теплые зимние квартиры и весной сможет либо вернуться на родину, либо продолжить поход против русских, а может быть, вместе с русскими отправиться в Индию.

Наполеон был явно морально не готов к тому, что он увидел в Москве. Огромный город был почти пуст: из 200 тысяч жителей в нем осталось не более десяти. В тот же день в разных частях города запылали пожары.

Кто поджег Москву? Этот вопрос всегда волновал и современников событий, и историков. Французы утверждали, что город был подожжен по приказу губернатора Москвы Ф.В. Ростопчина; обвиняли в этом и русское военное командование. Русские, наоборот, в сознательном поджоге города обвиняли французов.

У Ростопчина действительно существовал план поджога Москвы и уничтожения города в случае его сдачи, причем поджечь город он собирался еще до входа в него неприятеля. Однако реализовать этот план ему удалось лишь отчасти, поскольку Кутузов до последнего момента не сообщал о своих намерениях. Именно поэтому первые пожары возникли в ночь с 1 на 2 сентября. Существенно, что по приказу Ростопчина из города были вывезены все средства пожаротушения, в результате чего французы при всем желании не могли остановить распространение огня. Когда же огонь захватил практически весь город и сам Наполеон даже вынужден был покинуть Кремль и переехать в Петровский дворец, грабившие город, часто пьяные, но, главное, деморализованные французские солдаты и офицеры, уже понявшие, что в Москве они не найдут ни долгожданного мира, ни теплых зимних квартир, конечно, также могли из чувства мести поджигать еще не охваченные пламенем здания. Известно, что французские власти, пытавшиеся бороться с поджигателями, ловили и расстреливали не только русских, но и французов.

Пожар Москвы стал своего рода символом войны 1812 г., символом самопожертвования русского народа, готового в борьбе с захватчиком идти до конца. В Москве Наполеон окончательно понял, что победа ускользнула из его рук. Все попытки начать переговоры с русским правительством не увенчались успехом. Александр I поклялся, что не подпишет мира, пока хоть один вражеский солдат останется на русской земле.

Между тем русская армия, отступая по Рязанской дороге, скрытно от противника повернула к югу, по Старокалужской дороге дошла до Красной Пахры, а затем вышла к Тарутину в 75 км юго-западнее Москвы. К тому времени, когда французская разведка получила точные данные о расположении русских, Кутузов успел сконцентрировать силы и подготовиться к дальнейшим действиям. Здесь, в тарутинском лагере, напасть на который французы не решились, удалось накопить резервы, восполнить недостаток вооружения. По некоторым оценкам, численность русской армии вместе с ополченцами была доведена до 240 тыс. человек. В то же время французская армия, уставшая и деморализованная, становилась все менее боеспособной. Перед Наполеоном встала проблема: что делать дальше? Во французском штабе обсуждались различные планы: укрепления в Москве, наступления на Украину, Калугу, отступления по Смоленской дороге. Относительно решения, принятого наконец французским императором существуют две версии. По одной из них, Наполеон намеревался идти на Калугу, а затем отступить к Смоленску, о чем свидетельствуют его военно-оперативные документы, да и реальное развитие событий. Сторонники этой точки зрения убеждены, что в Смоленске были сконцентрированы продовольственные запасы французской армии, а поход на Украину лишь еще более растянул бы французские коммуникации и сделал бы подвоз продовольствия невозможным. По второй версии, отступление к опустошенному Смоленску было для Наполеона бессмысленным, никаких запасов там не было, и поэтому он намеревался прорываться на богатую продовольствием Украину.

Как бы то ни было, 6 октября русские войска недалеко от Тарутина атаковали кавалерийский корпус Мюрата, который вынужден был отступить, потеряв 3 тыс. человек. На следующий день французская армия покинула Москву и двинулась сначала по Калужской, а затем по Новокалужской дороге в направлении Малоярославца. Кутузов, получив точные данные о направлении движения французов, 11 октября также двинул свои армии к Малоярославцу наперерез Наполеону. 12 октября у этого города разгорелось ожесточенное сражение, в течение которого он восемь раз переходил из рук в руки. После восьмой атаки русские отступили и город остался в руках французов. Русская армия, вновь совершив обходной маневр, расположилась на Калужской дороге, снова перекрывая путь на Калугу, вынуждая французов начинать все сначала. Но Наполеон не мог не понимать, что теперь у него нет преимуществ, и сражение может кончиться катастрофой. "Этот дьявол Кутузов не получит от меня новой битвы", заявил он на следующее утро. Оставался один путь - назад, на Смоленск, через Можайск, по той же дороге, по которой французы пришли к Москве.

14 октября Наполеон отступил к Верее и начал быстрый отход к Смоленску, преследуемый русской армией, соединения которой передвигались параллельно основным силам французов. 28 октября Наполеон достиг Смоленска, где в течение пяти дней французская армия отдыхала и накапливала силы. Однако, опасаясь окружения, французы покинули Смоленск и двинулись дальше на запад. 3 ноября у села Красное отряд генерала М.А. Милорадовича, воспользовавшись тем, что по выходе из Смоленска Наполеон разделил свою армию на четыре колонны, атаковал французов и захватил в плен 2 тыс. человек и 11 орудий. Наполеон остановился, решив сконцентрировать силы. С большим трудом и потерями отдельным частям удалось пробиться к императору. Наполеон устремился вперед, к Борисову, где надеялся переправиться через реку Березину. Французский полководец не знал, да и не мог знать, что именно здесь по плану русского командования предполагалось осуществить окончательно окружение и разгром противника. Однако несогласованность действий командиров отдельных соединений русской армии мешала им объединить свои силы до подхода французов как было запланировано. В результате Наполеону удалось выбить русских из Борисова и, предотвратив их объединение, начать переправу. В течение 14 - 16 ноября почти вся наполеоновская армия (к Березине Наполеон вышел примерно с 60 тыс. человек) переправилась на правый берег реки.

Для французов переправа через Березину стала одним из самых трагических эпизодов войны. Полуголодные, обмороженные солдаты переправлялись через наспех сколоченные, постоянно разваливавшиеся мосты, на которых время от времени образовывались пробки. На другом берегу осталось немало раненых, отставших, больных.

От Березины остатки Великой армии Наполеона двинулись к Вильно, а затем к Ковно, где 1 декабря переправились через Неман. Еще за неделю до этого Наполеон покинул армию, передав командование Мюрату. Позднее в Пруссии из оставшихся в живых солдат 600-тысячной армии удалось сформировать отряд в 30 тыс. человек.

25 декабря 1812 г. манифест императора Александра I известил народы России об окончательном изгнании захватчиков с территории страны. Отечественная война русского народа завершилась победой.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.