Быстрый переход

Россия после Отечественной войны 1812 года

Оцените материал
(18 голосов)

Заграничный поход и Венский конгресс

Многие русские люди полагали, что с изгнанием Наполеона из России война окончена и русским можно спокойно наблюдать за дальнейшим развитием событий. Вероятно, что подобного мнения придерживался и сам Кутузов. Но император считал иначе: он желал воспользоваться поражением Наполеона, чтобы окончательно сломить его силы и избавить от его гнета европейские государства. По приказу Александра вслед за французами русские войска перешли западную границу империи. Начался Заграничный поход русской армии. Александр призвал всю Германию к борьбе с Наполеоном. Прусский король боялся Наполеона и не спешил разрывать с ним. Однако прусская армия самостоятельно объявила о прекращении военных действий против русских войск. Во всех германских землях развернулось общенациональное партизанское движение против оккупантов. В тылу наполеоновских войск действовали и русские партизанские отряды.

В феврале 1813 г. Россия и Пруссия заключили союзный договор, а затем французы были выбиты из Берлина. Однако, в апреле, в городке Бунцлау умер Кутузов, после чего русско-прусские войска потерпели ряд поражений. В боевых действиях наступила пауза. Вскоре (летом 1813 г.) была создана новая, пятая антифранцузская коалиция в составе России, Великобритании, Пруссии, Австрии и Швеции. В октябре 1813 г. произошло грандиозное Лейпцигское сражение (“битва народов”).С обеих сторон в нем участвовали более полумиллиона человек, общие потери составили более 100.000. Наполеон потерпел поражение, однако сумел выйти из окружения и спастись от полного разгрома, уйдя за Рейн. Союзники преследовали его и вторглись в пределы Французской империи. Это случилось ровно через год после изгнания французов из России: в день Рождества Христова 1813 г. Александр объявил своей армии начало похода в саму Францию. Обессиленная многолетними войнами Франция не могла уже оказать серьезного сопротивления громадным союзным армиям. 18 марта 1814 г. был взят Париж. На следующий день в него торжественно вступили русский император и прусский король.

Наполеон был вынужден отказаться от власти и был сослан на о. Эльба в Средиземном море, который он получил в свою полную собственность. Во Франции была восстановлена династия Бурбонов в лице Людовика XVIII. Но всего через год Наполеон неожиданно вернулся и без единого выстрела триумфально вступил в Париж, где вновь провозгласил себя императором французов. Однако на этот раз его правление продолжалось всего 100 дней. В июне 1815 г. в битве при Ватерлоо в Бельгии он был разбит совместной англо-прусско-голландской армией и после этого сослан на отдаленный остров Святой Елены (Южная Атлантика).

После взятия Парижа в 1814 г. необходимо было определить послевоенное устройство Европы. Для этого был созван Венский конгресс (1814 - 1815 гг.), в котором приняли участие 216 европейских государств. Отчасти решения Венского конгресса означали восстановление прежних порядков, однако полностью восстановить феодальные порядки, уничтоженные Наполеоном было уже невозможно. По венским соглашениям в состав России перешла большая часть герцогства Варшавского (Царство Польское), которой предполагалось даровать конституцию.

14 сентября 1815 г., после окончания Венского конгресса русский, прусский и австрийский монархи подписали договор о “Священном союзе”, идея которого принадлежала Александру. Они взяли на себя обязательство обеспечивать неукоснительное выполнение решений конгресса всеми европейскими государствами. Между собой они обязались пребывать в вечном мире и всегда оказывать помощь друг другу. Александр I искренне считал, что Священный союз сможет умиротворить Европу и внести в политическую жизнь начала христианской любви к ближнему и правды. В дальнейшем к союзу присоединилось большинство европейских монархов (кроме Англии, которая, впрочем, активно его поддерживала).

В 1818 - 1822 гг. регулярно созывались конгрессы Священного союза (в Аахене, Троппау, Лайбахе и Вероне), задачей которых было мирное разрешение международных конфликтов. На этих конгрессах принимались и решения о вмешательстве во внутренние дела европейских государств. “Священный союз” видел своей задачей поддержку законных правительств (даже крайне непопулярных и недостойных) против народных восстаний. Войска стран “Священного союза” участвовали в подавлении национальных движений в Испании и Италии, даже восстание греков против притеснений турок рассматривалось вначале как непозволительный бунт против законного государя. Такая деятельность Священного союза (его чересчур прямолинейный легитимизм и принцип вмешательства во внутренние дела других стран) восстановили против него европейское общество, и союз получил славу реакционной силы, противящейся всякому движению вперед.

Уже к конце правления Александра I Священный союз практически распался. Конечно, Венский конгресс восстановил, а Священный союз охранял многочисленные феодально-консервативные пережитки в Европе, однако их нельзя оценивать только отрицательно. Они имели и положительное значение, обеспечив на несколько лет всеобщий мир в Европе.

В последний период своего царствования Александр I очень большое внимание уделял заботе об устройстве и умиротворении Европы, сам руководил всеми дипломатическими делами и посещал европейские конгрессы. Он вошел в теснейшие отношения с европейскими политиками а вокруг него сформировался целый круг помощников и советников нерусского происхождения (корсиканец Поццо-ди-Борго, грек Каподистрия, немец Нессельроде и др.). Такое увлечение императора иностранными делами и иностранными советниками вызывало недоумение и глухой ропот в русской придворной знати и военной элите.

“Аракчеевщина” и военные поселения

События 1812 г. произвели сильнейшее впечатление на Александра. За месяцы Отечественной войны он пережил страх перед Наполеоном, когда его войска отступали и дело дошло до потери Москвы. В порывах отчаяния он даже готовился к падению своего государства, собираясь, тем не менее защищаться до последнего солдата, хотя бы, по его словам, ему пришлось для этого уйти в глубь Сибири. Уже после войны он признавался, что нашествие французов и пожар Москвы поставили пред ним внутренний вопрос: а не являются ли эти ужасы карой Всевышнего за тот грех, что лежал на нем в связи с гибелью отца. Последовавшее за этим чудесное избавление России от Наполеона, когда всего за несколько недель его триумфальное шествие превратилось в беспорядочное бегство наполнили душу Александра благоговением перед всемогуществом Божественного промысла. Равнодушный до тех пор к религии, он стал отличаться глубоким благочестием и обнаружил большую склонность к мистицизму. На себя он стал смотреть как на ничтожного и слабого человека, которого перст Божий избрал своим орудием, чтобы наказать властолюбие Наполеона. Вознесенный на высоту славы, ставший во главе всей Европы, Александр тем не менее тяготился почестями и охотно избегал их, предпочитая уединение. В нем стал заметно разочарование жизнью. Он подверг сомнению и отбросил все то, чем увлекался в молодости, перестал доверять людям, потерял веру в свои идеалы. Внутреннее управление государством стало все менее и менее занимать Александра, и он возложил его на тех немногих людей, которым еще верил. Первое место среди этих людей занимал граф Алексей Андреевич Аракчеев, человек крайне реакционных взглядов, получивший с 1815 г. необъятную власть (он фактически руководил Государственным Советом, Кабинетом министров, Собственной Е.И.В. Канцелярией, стал единственным докладчиком императору по большинству министерств и ведомств). Поэтому и время, наступившее после отставки Сперанского и в особенности после окончания Наполеоновских войн, характеризуют обычно как время откровенной реакции, “аракчеевщины”, символом которой стало создание так называемых военных поселений.

История военных поселений восходит еще к довоенному периоду, когда в одном из уездов Могилевской губернии было решено в качестве эксперимента поселить запасной батальон одного из армейских полков (1810 - 1812 гг.). Солдаты этого батальона должны были заняться сельскохозяйственным трудом и таким образом кормить своих товарищей из двух других батальонов, расположенных на постой в том же селении. Когда закончилась война, вопрос о военных поселениях встал особенно остро: страна находилась в тяжелом финансовом кризисе и перевод армии на самоокупаемость (а именно это было главной целью военных поселений) казался удачным выходом из положения. Однако теперь было решено создавать военные поселения на новых основаниях. Если во время первого опыта солдат поместили в дома государственных крестьян, переселенных в Новороссийскую губернию, то после войны сочли, что это слишком дорого и легче самих государственных крестьян превратить в военных поселенцев. Военные поселения создавались с 1816 г. в Петербургской, Новгородской, Могилевской, Слободско-Украинской, Херсонской, Екатеринославской и др. губерниях. К конце правления Александра подобным образом была расселена треть русской армии и, как свидетельствуют документы, эти планы распространялись на всю армию. Военные поселяне должны были, кроме всего прочего, снабжать продовольствием действующую армию. Для них строились дома с хозяйственными строениями. В поселениях пехоты надел составлял 6,5 десятин пашни, в кавалерийских - колебался от 36 до 52 десятин. Формально переведенные в поселенцы государственные крестьяне освобождались от крепостной зависимости и становились лично свободными, освобождались от всех податей и повинностей, однако в реальности их положение оказывалось хуже прежнего. Поселенцы не имели права заниматься торговлей, уходить на промыслы; на прежнее место жительства возвращали даже крестьян, давно покинувших родные места и ушедших на заработки в город. Помимо обязанностей, связанных с ведением сельского хозяйств поселяне должны были выполнять все воинские уставы, являясь одновременно и крестьянами и солдатами. Детей поселян с шестилетнего возраста обучали военному искусству, с двенадцати лет их переводили в разряд кантонистов и отбирали у родителей, с восемнадцати - они уже считались военнослужащими. Каждое военное поселение представляло собой роту. Поселенный батальон включал 4 роты, полк составлял округ.

По мысли инициаторов строительства военных поселений, их успех должен был избавить от рекрутских наборов, поскольку возникала как бы самопополняющаяся армия, фактически военное сословие. Считалось, что таким образом сразу и решится проблема формирования армии, и облегчится положение крестьян, освобожденных от рекрутчины. Александр I был, видимо, убежден, что, ликвидировав рекрутчину и переведя казенных крестьян на положение вольных, он делает еще один шаг к их освобождению. Это было очередным и, может быть, одним из самых глубоких заблуждений царя, ибо военные поселения очень быстро стали предметом ненависти, причем не только тех, кто жип в них, но и общества в целом. Показательно, что против поселений были настроены даже члены царской семьи, как правило, выступавшие оппонентами всех либеральных начинаний Александра. Главным организатором военных поселений, непосредственным исполнителем воли царя был Аракчеев. С именем этого нелюбимого и презираемого человека связывались царившие в поселениях жестокость и произвол. Вместе с тем необходимо признать, что главная цель Аракчеева - сократить расходы на содержание армии - была достигнута. Военные поселения были упразднены только в 1857 г.

Следует также заметить, что Александр наследовал от отца и деда большую любовь к военной сфере - парадам, муштре, шагистике, блеску амуниции и пр. После окончания войны эта любовь перешла в манию, чему способствовала предоставившаяся императору возможность сравнить выучку своих солдат с навыками прусских, австрийских, английских. Сравнение оказалось не в пользу русских и послужило поводом к распространению в армии палочной дисциплины и жестокой муштры.

Результатом политики строительства военных поселений стали восстания поселенцев, самое крупное из которых произошло на Украине (Чигиринское восстание 1819 г.). Восстание охватило значительные районы и относительно большое количество воинских частей; после его подавления было арестовано более 2 тысяч человек, из которых 275 были приговорены к смертной казни, замененной иными наказаниями. В следующем, 1820 г. страну потрясло известие о восстании в лейб-гвардии Семеновском полку - одном из двух старейших, основанных еще Петром I привелегированных полков русской регулярной армии. Шефом его был сам император Александр I, формально числившийся в списках 1 гренадерской роты и много внимания уделявший подбору офицеров и солдат. Во время войны 1812 - 1814 гг. полк участвовал во всех походах русской армии, был при Бородине, в крупнейших сражениях в Европе. Это полк пользовался большим авторитетом и был живой историей русской армии.

В апреле 1820 г. новым командиром полка был назначен полковник Ф. Е. Шварц, потомок незнатного дворянского рода из Смоленской губернии, чьи предки, выходцы из Дании, поселились в России еще в XVII в. Боевой офицер, участник Отечественной войны и заграничных походов Шварц был известен как человек храбрый, но малообразованный и беспощадный к солдатам. Воспоминания современников об обращении Шварца с нижними чинами заставляют думать, что ко времени назначения в Семеновскнй полк он страдал психическим расстройством, сделавшим его особенно жестоким и изобретательным на разного рода издевательства и унижения. Вступив в командование полком, Шварц стал с еще боль рвением, чем прежде, применять здесь жестокую муштру, устраивать бесконечные учения, смотры, проверки и пр. Жизнь полка резко переменилась: солдаты и офицеры не успевали выспаться, отдохнуть, привести в порядок обмундирование. В полку, где были развиты понятия чести, человеческого достоинства, где отсутствовали традиции рукоприкладства в отношении солдат, быстро росло недовольство новым полковым командиром, вылившееся в октябре 1820 г. в открытый бунт. От имени всего полка 1-я гренадерская рота заявила требование сменить командира полка, отменить ненавистные всем дополнительные смотры, введенные Шварцем, и принять меры к улучшению материального положения солдат. Все попытки увещевать гренадеров, предпринимавшиеся высшими военными чинами Петербурга, результатов не дали, рота был арестована и отправлена в Петропавловскую крепость. На следующий день к ней были присоединены еще две роты того же батальона, отказавшиеся повиноваться и требовавшие освобождения своих товарищей.

Слухи о происшедшем в полку быстро распространились по всей России, и действия семеновцев вызвали в обществе активную симпатию. Даже специально назначенная для следствия комиссия вынуждена была фактически оправдать солдат, и ее пришлось заменить другой. Приговор бунтовщикам был вынесен лишь в конце лета 1821 г.: девять с трудом выявленных комиссией “зачинщиков” были шесть раз прогнаны сквозь строй батальона и затем отправлены на каторгу в Сибирь; еще несколько сот человек распределены по различным армейским частям.

Восстания в военных поселениях и восстание Семеновского полка ставятся обычно историками в один ряд, и это справедливо в той мере, в какой отразилось в них неприятие разными слоями населения правительственной политики. Хотя налицо и некоторые отличия: в военных поселениях бывшие государственные крестьяне боролись против полного изменения своего привычного образа жизни и превращения их в военное сословие; восстание же в Семеновском полку было протестом элитной воинской части против перенесения на нее порядков, царивших, по сути, во всей остальной армии.

Реформы 1815 - 1825 гг.

Что же это была за политика, приведшая к восстаниям, да еще и к восстаниям в армии, которая должна бы быть опорой власти? С точки зрения многих современников и историков последующего времени, эта политика была реакционной, поскольку так или иначе речь шла об ограничении свободы, права выбора. Но совсем иначе смотрел на это император Александр I. По его представлениям, случившееся было как раз результатом излишнего либерализма. Эти восстания, совпавшие с похожими событиями в других странах Европы, заставили царя окончательно отказаться от тех планов преобразований, которые существовали в России после войны с Наполеоном.

Еще в 1809 г., когда Александр I был полон энтузиазма относительно проектов Сперанского, произошло важное событие, создававшее, как казалось, благоприятную почву для дальнейших преобразований. После оккупации в ходе войны со Швецией Финляндии весной 1808 г. встал вопрос о ее присоединении к Российской империи. Особенности международного положения, а также либеральные идеи императора навели его (не без помощи Сперанского) на мысль сделать Финляндию своего рода полигоном для апробации реформаторских замыслов. В связи с этим уже сразу по вступлении русских на территорию Финляндии там стали распространять воззвания, в которых русское командование обещало населению конституцию и созыв законодательного собрания — сейма. В марте 1809 г. в г. Борго сейм был действительно созван и Александр обратился к нему с речью, в которой обещал сохранить существовавший в Финляндии порядок управления; накануне был подписан соответствующий манифест. Впоследствии сейм созывался по желанию царя для рассмотрения предлагаемых им вопросов, однако без согласия сейма царь все же не имел права изменять законодательство и вводить новые налоги. Реальным правителем Финляндии был генерал-губернатор, фактически возглавлявший правительство, которое сперва именовалось Правительствующим советом, а затем Сенатом. Существование в составе империи автономии с собственной конституцией создавало прецедент, своего рода пример для страны. Но как мы уже знаем, намерениям Александра и Сперанского до войны не суждено было сбыться. После же ее окончания создалась более благоприятная ситуация, ибо авторитет императора и внутри страны, и за границей был чрезвычайно высок.

Второй опыт соединения самодержавия с конституцией был поставлен в Польше. Еще в 90-е годы, познакомившись с князем Адамом Чарторыйским, Александр в своих беседах с ним осуждал разделы Польши. Чарторыйский, видимо не забыл этих слов императора и все годы своей близости к нему не оставлял надежд на восстановление польской государственности в пределах Российской империи. Такая возможность возникла после разгрома Наполеона, когда Александру удалось добиться от союзников согласия на присоединение к России большей части герцогства Варшавского (Александр рассчитывал получить все бывшие польские земли, дело едва не дошло до разрыва и войны с Австрией и Пруссией, но в последний момент согласился на компромисс), которое было создано Наполеоном в 1807 г. и затем расширено за счет Пруссии в 1809. Во время Отечественной войны поляки сражались против России на стороне французов за сохранение своего государства, а по возможности и расширение его за счет земель, отошедших к России в конце XVIII в. Надежда эта не оправдалась, и в 1815г. на Венском конгрессе державы, еще недавно принимавшие участие в разделах Польши, снова решали ее судьбу.

По настоянию России большая часть территории Польши вошла в состав Российской империи под именем Царства Польского. При этом в документах конгресса оговаривалось, что Польша должна управляться на основе конституции. Таким образом, в составе самодержавной империи должно было появиться еще одно автономное образование с собственной конституцией. В мае 1815 г. жителям бывшего герцогства Варшавского было объявлено о даровании им конституции, предусматривающей систему местного самоуправления и свободу печати. К осени того же года проект конституции был разработан и утвержден Александром I. По ней российский губернатор одновременно становился королем Польши, но власть его ограничивалась конституцией. Создавался двухпалатный представительный орган — сейм, верхняя палата которого (Сенат) назначалась императором, а нижняя (Посольская изба) избиралась гражданами по сословиям, причем сведенная избирательная система была для того времени довольно демократичной. Функции сейма сводились главным образом к обсуждению новых законов, которые затем должны были утверждаться императором. Права на законодательную инициативу у сейма не было; неполной была и независимость польского суда от исполнительной власти. Но при всем том конституция несомненно вводила на территории Царства Польского значительно более демократический политический режим, чем в России. Ходили упорные слухи, что император собирается присоединить к Царству Польскому к некоторые области, бывшие в составе Речи Посполитой. 1816 и 1817 годы ушли на подготовку, а затем выборы сейма, открытие которого было намечено на март 1818 г.

Между тем еще в начале 1816г. помещики Эстляндской губернии обратились к императору с просьбой отменить на их землях крепостное право. Вполне понятно, что такая просьба возникла. не случайно, а была продиктована условиями развития сельского хозяйства в районах Прибалтики, где помещики все больше втягивались в торговые отношения, и низкая производительность труда крепостных тормозила этот процесс. Естественно, что просьба нашла отклик у Александра, давно и тщетно ожидавшего от дворян подобной инициативы. Уже в мае 1816 г. он подписал положение об эстляндских крестьянах, по которому они становились лично свободными, земля оставалась в собственности помещиков. Документ ограничивал свободу передвижения крестьян, которые могли менять место жительства только с разрешения крестьянского мира и при отсутствии долгов. Положение крестьян, вынужденных становиться арендаторами у тех же помещиков, но подчас на еще более тяжелых условиях, радикально не изменилось, однако сам факт освобождения от крепостного рабства имел, конечно, большое значение. В 1817 г. аналогичная реформа была осуществлена в Курляндии, а в 1819 г.— в Лифляндии.

Конституции в Финляндии и Польше, отмена крепостного права в прибалтийских губерниях дают основание думать, что Александр I в это время решил попытаться начать постепенные преобразования с окраинных провинций империи, чтобы затем перейти к собственно России. Об этом свидетельствуют и его действия в отношении Украины: в 1816 г. при назначении нового генерал-губернатора Малороссии было объявлено о реставрации в Полтавской и Черниговской губерниях казацкого самоуправления, ликвидированных в свое время Екатериной II. Имеются данные о разработке проекта освобождения украинских крепостных.

В 1817—1818 гг. Александр дал поручение сразу двум сановникам (А.А. Аракчееву и министру финансов Д.А. Гурьеву) о разработке проектов отмены крепостного права и в России. Уже сам выбор очередных кандидатов в реформаторы свидетельствует о том, насколько серьезно Александр относился к своей идее об освобождении крестьян. Ни перед тем, ни перед другим ему не было смысла кокетничать, играть в либерализм. Оба являлись его доверенными людьми, оба были беспрекословными исполнителями его воли. И Аракчееву и Гурьеву Александр изложил свои принципы решения вопроса, в основе которых лежала мысль о невозможности нанести какой-либо ощутимый урон помещикам. Первым представил свой проект Аракчеев, решивший заложить в проект мысль о возможности выкупа крестьян с землей посредством кредитной операции, что было положено в основу крестьянской реформы 1861 г. Аракчеев предлагал государству скупать у помещиков их поступавшие в продажу имения, выделяя на эти цели по 5 млн. рублей в год из государственного бюджета. Каждый выходящий на волю крестьянин (ревизская душа) должен был получать земельный надел не менее 2 десятин (~ 2 гектара). В случае осуществления такого проекта ликвидация крепостного права должна была растянуться почти на 200 лет и завершиться к 2018 г. Выражал сомнения в реалистичности этого проекта и министр финансов Д.А. Гурьев (автор другого проекта, см. ниже), заявлявший, что в казне не найдется таких денег на эти цели. Проект Аракчеева был одобрен царем, однако ни малейшей попытки претворить его в жизнь сделано не было. Менее радикальным (и более расплывчатым) был проект Д.А. Гурьева, предполагавший постепенное введение “различных родов собственности” на землю. Предполагалось и заключение между помещиками и крестьянами соглашений о размерах повинностей. Для рассмотрения этого законопроекта в 1818 - 1819 гг. был создан Секретный комитет для подготовки проекта крестьянской реформы во главе с самим Гурьевым. Впрочем и этот проект не был утвержден императором. По-видимому, реализация подготовленных проектов зависела, с точки зрения императора, от успеха другого, более глобального документа, а именно - проекта конституции.

В марте 1818 г. Александр I прибыл в Польшу на открытие сейма, где произнес речь, которая произвела впечатление разорвавшейся бомбы. Царь объявил, что “законно-свободные учреждения”, которые он даровал Польше, были предметом его постоянных помышлений и что он надеется распространить их на всю страну.

Таким образом, царь ясно давал понять, что от успеха польского эксперимента зависит и судьба конституции в России. Работа над ней началась в конце того же года под руководством Н. Н. Новосильцева. К октябрю следующего, 1819 г. документ был готов и одобрен Александром I. Затем еще в течение года шла доработка. По новому проекту Российская империя должна была приобрести федеративное устройство и состоять из 10 - 12 крупных единиц - наместничеств во главе с генерал-губернаторами. Каждое наместничество должно было управляться своим сеймом из двух палат, а законодательная власть в стране в целом передавалась общероссийскому, также двухпалатному, сейму, осуществляющему законодательные функции совместно с государем. Проект предусматривал передачу исполнительной власти Государственному совету совместно с министерствами; судебная власть окончательно отделялась от двух прочих. Конституция декларировала свободу слова, печати, совести, равенство всех граждан империи перед законом, неприкосновенность личности и частной собственности.

Работа над проектом была закончена к концу 1820г., и он был вновь одобрен императором. Однако теперь царь решил, что одной конституции тоже недостаточно, и она должна в свою очередь стать частью более крупного свода законов. В результате принятие конституции было отсрочено на неопределенное время. Правда, в качестве эксперимента было создано одно наместничество, а в 1821 г. возвращенному в Петербург из ссылки М. М. Сперанскому царь поручил написать “Проект учреждения наместничеств”. Но к этому времени сам Александр уже почти отказался от надежды когда-нибудь воплотить свои замыслы в жизнь. Впрочем, вероятно, что конституционные идеи не оставляли его вплоть до самой смерти. Так, известно, что за три недели до смерти в беседе с начальником Главного штаба И.И. Дибичем Александр заметил: “А все-таки, что бы ни говорили обо мне, я жил и умру республиканцем”!

Провал реформ и поворот к мистицизму

Что же все-таки помешало императору и почему более, чем 20-летние усилия так и не реализовались на практике? Ведь не вызывает сомнений, что русское общество этого времени было уже совсем иным, чем в начале века: ушли со сцены «екатерининские старики», выросла и активно заявила о себе дворянская молодежь, участвовавшая в заграничных походах русской армии, воспитанная на идеях демократии и политических свобод и уже в это время создававшая тайные общества, в которых обсуждались различные проблемы переустройства государства и ликвидации крепостного права. Показательно, что Александр I знал о существовании обществ будущих декабристов и ничего не предпринял ни для их разгона, ни для привлечения их членов к конституционной работе. А ведь они могли бы стать его социальной опорой - той, в которой он так нуждался.

Увы, к этому времени император, видимо, и сам стал думать, что его замыслы неосуществимы и даже вредны. В этом убеждали волнения военных поселенцев и солдат Семеновского полка, революционные события в Южной Европе, произведшие, судя по многочисленным свидетельствам, очень сильное впечатление на императора. Ему стало казаться, что введение конституции и уж тем более отмена крепостного права послужит катализатором дальнейших потрясений, еще более страшных и непредсказуемых. Близким людям Александр жаловался на отсутствие помощников, говорил, что не найти губернаторов для будущих наместничеств. Конституция, «истинная монархия», устроенная по принципам Монтескье, постепенно превращалась для императора в просто юношеский идеал, несовместимый с реальностью. Опасность справа грозила личной гибелью, а опасность слева ставила под вопрос всю систему, которая взрастила Александра и которой он верно служил всю свою жизнь, желая лишь привести ее хотя бы в какое то соответствие с быстро меняющимися временами. Его же мысли все больше занимали вопросы религиозные, богословские; к концу жизни он стал интересоваться мистицизмом.

Александр все чаще проводит время в беседах с европейскими и русскими пророками и пророчицами, сближается с известным своим экзальтированным мистицизмом кн. А.Н. Голицыным, внимает речам религиозного фанатика архимандрита новгородского Юрьевского монастыря Фотия.

С ведома и благословения императора министр народного просвещения и духовных дел (создано в 1817 г. для объединения духовного и светского просвещения) князь Александр Николаевич Голицын и его приближенные организовали атаку на просвещение и науку; настоящему разгрому подвергся ряд университетов (прежде всего С.-Петербургский и Казанский), откуда были удалены наиболее талантливые преподаватели. Все более свирепой становилась цензура. Под эгидой Голицына в 1816г. было создано Библейское общество, которое ставило своей задачей объединить людей разных вероисповеданий в борьбе с революционной идеологией и для этого развернуло по стране преследование религиозного скептицизма и вольномыслия, подчинения науки религии, но в то же время широкой веротерпимости, экуменизма. Первоначально в деятельности общества принимали участие и иерархи Русской православной церкви, но позднее они от него отошли. Широкое распространение в стране получили различные секты, кружки, масонские ложи. Последние давно отказались от пропаганды идей Просвещения и занимались изданием переводной и оригинальной литературы мистического содержания. Вместе с тем масоны много рассуждали и о разрушении сословных, национальных и религиозных перегородок, которое будет достигнуто через некое мистическое познание.

По всей видимости, эта своеобразная смесь мистицизма и религиозного фанатизма и идеалов Просвещения и была той идеологической почвой, на которой Александр предполагал основать свои реформы, но и она не удовлетворяла полностью. В 1822 г. была запрещена деятельность масонских лож, в 1824 г. Голицына на посту министра просвещения и духовных дел сменил А. С. Шишков - человек, известный своими консервативными убеждениями. К этому времени о реформах было окончательно забыто. В марте 1822 г. император утвердил предложение Сената разрешить помещикам ссылать провинившихся крестьян на поселение в Сибирь. Впервые за годы своего пребывания на российском престоле, одним росчерком пера перечеркнув собственные указы предшествующего времени, царь не ослабил крепостничество, но, наоборот, усилил его.

В этом уходе в религию Александр ищет спасения от душевного разлада. С конца 1810-х гг. на императора одна за другой обрушились напасти. В 1818 г. в совсем молодом возрасте скончалась его горячо любимая сестра Екатерина Павловна. В 1824 г. происходит страшный пожар в Царскосельском дворце и ужасное ноябрьское наводнение в Петербурге, самое сильное за всю его историю. Затем умирает его единственный оставшийся в живых ребенок - дочь Софья (от фаворитки М.А. Нарышкиной). Немаловажно и то, что в это время в Петербурге пошел слух о том, что его отец Павел I не то был подменен в колыбели, не то являлся двойняшкой, а его кровный брат был в малолетстве увезен в неведомые края и теперь находится в Сибири под именем Афанасия Петровича. Это дело вел сам Аракчеев и известно, что в 1822 - 1823 гг. к нему на ночные допросы привозили какого-то старика, дальнейшая судьба которого неизвестна. Все эти события не могли не наложить печать на общее состояние императора. В последние годы своего царствования он становился все мрачнее, постоянно путешествовал, словно пытаясь убежать от самого себя.

В ноябре 1825 г. император Александр I неожиданно умер в г. Таганроге, не дожив до 50 лет. Началось З0-летнее царствование его брата Николая Павловича.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.
Другие материалы в этой категории: « Отечественная война 1812 г. Движение декабристов »