Быстрый переход

Крестьянская война Емельяна Пугачева

Оцените материал
(5 голосов)

Народные волнения начала 1770-х гг.

Политика просвещенного абсолютизма не была способна ликвидировать противоречия, раздиравшие тогдашнее общество. Действуя в духе времени, создавая новые формы влияния на общество, она в низах общества оставляла почти все без изменений. Удерживая крестьян Нечерноземья на земле при непременно необходимых занятиях промысловым отходом, эта политика делала положение крестьян критическим. Политика просвещенного абсолютизма не способствовала улучшению положения многочисленных государственных крестьян. Свирепые законы, несущие народу кнут и плеть, тюрьму и ссылку, каторгу и рекрутчину, составляли характернейшую теневую сторону этой политики. Все это не могло не вызывать постоянный протест угнетенных масс, конечным результатом которого были открытые вооруженные выступления крестьян.

В конце 50-х — начале 60-х годов обстановка в стране была обусловлена несколькими главными факторами. В первую очередь среди них следует отметить рост крестьянских волнений. Екатерина II вынуждена была признать, что в момент ее прихода к власти «отложились от послушания» до полутораста тысяч помещичьих и монастырских крестьян. Среди крестьян получили особое распространение различного рода подложные манифесты, указы, в силу которых крестьяне отказывались работать на своих прежних господ. Монастырские крестьяне убирали в свою пользу хлеб, сено, рубили лес. Отказ от секуляризации вызвал новую гигантскую волну отчаянной борьбы. В 1762 - 1763 гг. волнения распространились на огромную территорию, охватывающую одиннадцать губерний Центральной России. Начались вооруженные выступления крестьян.

В связи с манифестом «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству” в 1762 г. поднялись на борьбу и помещичьи крестьяне, возбужденные слухами о предстоящей «воле». В начале 1762 г. в 9 центральных уездах восстало свыше 7 тыс. крестьян, принадлежавших 9 помещикам. В Вяземском уезде князь А.А. Вяземский против крестьянских толп использовал пушки. В 1763 г. массовый характер приняли волнения в Новгородском, Пошехонском, Волоколамском, Уфимском уездах. В 1766—1769 гг. движение вспыхнуло в Воронежской и Белгородской губерниях. Борьба почти повсеместно сопровождалась массовым бегством крестьян, потоком челобитий, насчитывавшихся тысячами, вереницами крестьянских ходоков.

В кон. 60-х-нач. 70-х гг. развернулось крупное движение приписных крестьян Олонецкого края. Весной 1771г. волнения стали перерастать в вооруженное восстание. К лету число сопротивлявшихся достигло 7тыс. В июне ок. 2 тыс. крестьян, собравшихся на Кижском погосте, были обращены в бегство карателями. Вожакам восстания вырвали ноздри и по наказании кнутом сослали на каторгу в Нерчинск.

Однако волнения, подавленные в одном месте, с неумолимой закономерностью возникали в другом. В том же 1771г. в Москве с ее кучными строениями и антисанитарными условиями вспыхнула эпидемия чумы. Болезнь косила десятки тысяч людей, смерть заставала их повсюду. Обезумевшие от горя и страха горожане устремились к знаменитой чудотворной иконе Богородицы, что у Варварских ворот. Боясь усиления эпидемии, архиепископ Амвросий велел убрать икону. Доведенный до отчаяния “черный люд” поднял восстание. Начался “Чумной бунт”. Три дня в Москве шли бои, пока прибывшие в Москву гвардейцы во главе с Г. Орловым не подавили восстание.

Но и теперь в России не наступил покой. На Яике заволновались казаки. Еще недавно вольное, столетиями самоуправляемое казачье войско Яика с приближением укрепленных пограничных линий Российского государства, с появлением Оренбурга как центра края и оренбургского губернатора с его огромной властью стало постепенно лишаться былых привилегий. Казаки перестали выбирать своих атаманов, на них было возложено тяжкое бремя службы в войсках империи, и старинные казачьи промыслы стали подвергаться ограничениям. Это дополнялось резким возрастанием розни между богатой казачьей “старшиной” и остальным “войском”. В 1771г. вспыхнул острый конфликт в связи с набором казаков в Московский легион для войны с Турцией. В Яик были введены правительственные войска, казачий круг был ликвидирован вместе с канцелярией, виновным рвали ноздри, били кнутом, ссылали в Сибирь. На все войско был наложен тяжелейший денежный штраф.

Подавленный Яик затаился, но огонь восстания в любую минуту мог вспыхнуть с новой силой.

Важнейшим элементом ситуации накануне восстания была вновь охватившая Россию эпидемия самозванчества. В 1765г. однодворец Гаврила Кремнев объявляет себя Петром III. Он ездит по селам Воронежской губ. и при торжественном богослужении приводит к присяге народ, обещая освобождения от рекрутчины, подушной подати. Схваченный властями, он был жестоко бит по всем тем селам, где ему присягали, клеймен и отправлен на вечную каторгу в Нерчинск.

Но снова на сцене появляется другой самозванец им оказался армянин Асланбеков, объявивший себя Петром III. Его, как и многих его последователей, били плетьми и ссылали в Нерчинск. Этой эпидемией самозванчества впоследствии и воспользовался Пугачев.

Крестьянская война под предводительством Е. Пугачева

Самым крупным социальным потрясением XVIII в. было восстание под предводительством Пугачева. От подобных предшествующих восстаний его отличает массовость, большая организованность, более четко выраженные цели. Вместе с тем, так же как и во время событий Смуты начала XVII в., во время восстаний С. Разина и К. Булавина, зачинщиками и главными действующими лицами восстания были казаки. Их основной целью было уничтожение дворянства, с тем чтобы занять его место в государстве.

В истории русского казачества это была последняя попытка подобного рода. Наряду с казаками в восстании приняли участие и другие группы населения, каждая из которых преследовала собственные цели. В первую очередь это, конечно, крестьяне, боровшиеся против крепостного ига; затем представители нерусских народов Поволжья, борьба которых носила национально-освободительный характер; и, наконец, часть заводских рабочих Урала, чьи цели практически не отличались от крестьянских. Участниками восстания были и сосланные на Урал поляки, боровшиеся за свое освобождение. При столь разных целях можно не сомневаться, что если бы восставшие победили, конфликт в их собственном лагере был бы неминуем.

Емельян Иванович Пугачев был родом из донской станицы Зимовейской (той самой, в которой на век раньше родился Степан Разин). Он участвовал в Семилетней и русско-турецкой войнах, за храбрость получил чин хорунжего.

После тяжелой болезни был отправлен в отставку. Потом Таганрог — там впервые Пугачев задумал бежать в «вольные земли» Но куда? В Сечь- с женой нельзя, в Европу — далеко. В 1770 г. он попадает на Терек и выступает там ходатаем за казаков. В Моздоке его схватили, но он бежал. С тех пор аресты чередуются с побегами. Пугачев становится известным всей округе бунтарем, его постоянно ищут. Прибыв 22 ноября 1772 г. в Яицкий городок, Пугачев лично убедился, в какой напряженной и тревожной обстановке находилось казачество в ожидании репрессий за убийство представителя царской администрации Траубенберга. По городку ползли слухи о государе Петре Федоровиче (объявившемся самозванце Федоте Богомолове). Постепенно созрел план действий. И вот, в беседе с хозяином дома, казаком-старовером Д.С. Пьяновым, Пугачев выдает себя за императора Петра Федоровича. Поверил Пьянов или нет, но казакам об этом рассказал, и они вместе решили “принять” императора на Рождество, когда масса казаков соберется на лов рыбы. Тем временем Пугачев по доносу был арестован и привезен в Казань; 29 мая 1775 г. колодники Пугачев и Дружинин, напоив одного из охранников, с другим бежали в кибитке. Пока вели розыск, Пугачев был уже вновь на постоялом дворе Ереминой курицы. Но теперь это был уже “государь Петр Федорович”.

Разумеется, первых яицких казаков, примкнувших к Пугачеву, «государь Петр Федорович» не обманывал. Д. Караваев, М.Шигаев, И.Н. Зарубин-Чика, И. Ульянов, Д. Лысов и др. узнали, что перед ними простой донской казак, бежавший из казанской тюрьмы. Но казакам это было безразлично, главное заключалось в том, что Пугачев становился ярким знаменем в их борьбе за волю. Однако для широких кругов казачества, присоединившегося позже, он был и оставался «российским императором» Петром III. Впоследствии у него были и торжественные выходы, ему целовали ручку, сажали на «трон», оказывали иные почести.

Главной задачей Пугачева в начала восстания стало привлечение на свою сторону народа, прежде всего - казачества. Обнаружилась необходимость иметь хоть какую-то программу действий, причем закрепленную в документе. Пугачев обратился к одному из верных своих людей. Так родился первый манифест Крестьянской войны.

Отряд Пугачева рос с быстротой снежного кома. Отовсюду к нему стекался бедный люд. Под знамена восставших стекались все обездоленные - русские и калмыки, казахи, башкиры и марийцы.

Взять с ходу Яицкую крепость не удалось —не было пушек, и пугачевцы пошли вверх по реке. Скоро были все крепости вплоть до Оренбурга. Гарнизоны, как правило, переходили без боя к восставшим. Взяв Чернореченскую крепость, войско Пугачева, насчитывающее уже 2,5 тыс. человек, подошло к Оренбургу. Штурм Оренбурга был неудачным, и войско перешло к осаде крепости. Ряды восставших росли и множились. Пришли башкиры во главе с Кинзой Арслановым, марийцы во главе с Мендеем, калмыки под командой Федора Дербетева. В ноябре под знамена восставших встала башкирская конница С.Юлаева. В отряды Пугачева влилось множество татар.

Тем временем осада продолжалась. На помощь Рейнсдорпу, оренбургскому губернатору, Петербург послал генерал-майора В.А. Кара, но на подходах к Оренбургу Кар был разбит отрядами А. Овчинникова и И. Зарубина-Чики.

В середине ноября под самым Оренбургом Пугачев разбил царские войска полковника Чернышева. Почти все солдаты разбитого полковника перешли на сторону восставших.

В период многомесячной осады Оренбурга руководители восстания провели организацию пугачевского войска. Основным подразделением в армии были теперь полки. Полки в свою очередь делились по-казацки на сотни и десятки, формировались они преимущественно по национальному признаку или по сходству социальной среды. При особе «государя-императора» стал формироваться своеобразный государственный аппарат. Речь идет об образовании в ноябре 1773 г. Государственной военной коллегии. Функции Военной коллегии были неизмеримо шире, чем , у той , что была в Петербурге. Коллегия стала и главным штабом, и главным интендантством, и высшей гражданской властью, и высшим судом. В числе обширного круга ее дел были боевые приказы, связь между отрядами, вопросы снабжения армии продовольствием и боеприпасами, организация литья пушек и изготовления пороха, вопросы казацкого самоуправления, назначения и перемещения командиров. Коллегии принадлежало право награды отличившихся, присвоение воинских званий. Она вела огромную агитационную работу, рассылая указы и манифесты во многие концы Заволжья. Урала, Казахстана и Западной Сибири. Вместе с тем Военная коллегия имела административную власть над освобожденной восставшими территорией. Указы и манифесты пугачевцев имели и подписи и специальные печати из меди или серебра.

Осада Оренбурга продолжалась: все крепче стягивалось кольцо вокруг крепости. Разбитый генерал Кар бежал в Казань, затем быстро появился в Москве. Российское дворянство было в панике. Тревога докатилась и до Петербурга. Екатерина П была вынуждена убедиться, что это грозная, всевозрастающая сила.

Между тем восстание постепенно перерастало в Крестьянскую войну, захватывая все новые и новые территории. Эмиссары Пугачева, его ближайшие сподвижники были посланы в разные края для организации новых полков и расширения сферы действий. В декабре 1773 г. Зарубин-Чика направился на уральские заводы для организации литья пушек, а потом двинулся на штурм г. Уфы. Придя сюда с 4 тыс. человек, уже через 10 дней он имел в своих отрядах свыше 10 тыс. воинов. Штурм был отбит, но за ним последовала тщательная организация нового приступа, состоявшегося 25 января 1774 г. Однако 12-тысячная армия Зарубина не сумела взять Уфу с ее гораздо менее многочисленным гарнизоном. Разгадка этой неудачи проста — у восставших не 6ыло современного оружия. Подавляющее большинство имело лишь луки и стрелы, но против пушек и ружей это было слишком слабым средством. Уфа подвергалась, как и Оренбург, осаде вплоть до марта 1774 г.

Положение в стране стало еще более тревожным - против угнетателей поднялся работный Урал. Посланный Зарубиным-Чикой казак Иван Кузнецов поднял на восстание работных людей Катав-Ивановского, Саткинского и других заводов. Еще раньше к восставшим присоединился Воскресенский завод.

На Среднем Урале в октябре — ноябре 1773 г. образовался самостоятельный обширный район восстания, включавший Пермский край и Кунгур. Руководителем всех войск здесь был опытный артиллерист, хорошо знавший воинское дело Иван Наумович Белобородов.

На сторону восставших переходили работные люди и приписные крестьяне. К февралю 1774 г. знамя восстания было поднято в 92 заводах Урала, т.е. 3/4 горнозаводского центра страны перешли на сторону Пугачева. Белобородов стал угрожать Екатеринбургу. В Поволжье, в Ставропольско-Самарском крае еще к декабрю 1773 г. действовало более 10 крупных отрядов. В руках повстанцев были Бузулук, Самара и ряд крепостей.

Территория Крестьянской войны стала огромной, она раскинулась от Самары на западе до Тобола на востоке и от Гурьева на юге до Кунгура и Екатеринбурга на севере страны.

Правительство теперь уже понимало всю глубину опасности этого восстания. Царица назначила за голову Пугачева 10 тыс. руб. награды. Предпринимались и срочные военные меры, в районы восстания было послано множество отрядов правительственных войск. Императрица из чувства солидарности с оказавшимся в опасности поволжским дворянством объявила себя «почетной казанской помещицей». Главнокомандующим войсками, действовавшими против пугачевцев, она назначила энергичного и опытного карателя, генерала А.И. Бибикова.

В марте 1774 года восставшие потерпели ряд крупных поражений. В конце февраля— начале марта правительственные войска сожгли основную базу Белобородова на Среднем Урале - Шайтанский завод, и в конце марта восстание в этом районе оказалось в основном подавленным. После тяжелого поражения под Татищевой крепостью, потеряв множество людей, Пугачев был вынужден прекратить почти полугодовую осаду Оренбурга. В начале апреля 1774 г. с небольшим отрядом в 500 казаков предводитель восстания уходит на Урал.

Начался второй этап Крестьянской войны. Силы пугачевцев еще не иссякли. Не было больше Хлопуши, Зарубина-Чики и других, но продолжали сражаться Белобородов, Кинзя Арсланов, Салават Юлаев. Людские потери быстро восполнялись притоком новых сотен тысяч угнетенных.

Шествие Пугачева по заводам Урала было победным, но по пятам, не давая закрепиться на месте, шли правительственные войска. Пугачев вынужден был оставлять за собой сожженные крепости, разрушенные мосты, запруды и т.п. Храбрый, неутомимый, находчивый, Пугачев дрался в первых рядах. Восстание вновь стало нарастать. Центром его стал теперь Южный Урал и Башкирия.

После взятия крепости Магнитной произошло объединение армий Пугачева. Сюда пришел Белобородов, пришли казаки Овчинникова и Перфильева. Армия Пугачева насчитывала теперь свыше 10 тыс. человек, но это было крайне плохо вооруженное и плохо обученное войско. Наиболее организованным был лишь полк работных людей Белобородова. В мае 1774г. под Троицкой крепостью состоялось ожесточенное сражение с войсками генерала Де Колонга. Восставшие потерпели крупное (уже четвертое) поражение, потеряли огромный обоз и всю артиллерию. Но уже ровно через месяц у Пугачева снова было войско в 8 тыс. чел. Такая поразительная живучесть могла быть свойственна только крестьянскому войску.

В июне 1774 г. после соединения с 3-тысячной конницей Салавата Юлаева было принято решение двинуться на запад, в крестьянские районы Поволжья. В связи с этим в рядах восставших резко возрастает и удельный вес крестьянства. Армия Пугачева, снова насчитывающая около 20 тыс. человек, взяла направление на Казань.

Под Казанью разыгралось одно из самых крупных сражений Крестьянской войны. Пугачев нанес удар с четырех сторон. 12 июля 1774 г. его армия ворвалась в Казань. Казанский кремль продолжал обороняться. Повстанцы уже было начали штурм кремля, но к Казани подошли правительственные войска под командой И.И. Михельсона, до сих пор искавшего Пугачева под Уфой.

Повстанцы вынуждены были дать бой Михельсону. Проиграв его и уже отступив, Пугачев сделал отчаянную попытку 15 июля снова овладеть Казанью. Но что можно сделать, имея хотя и 20-тысячное, но почти безоружное войско. Крестьянская армия была разбита. С небольшим отрядом казаков (около 400 человек) Пугачев переправился на правобережье Волги.

Начался третий, последний этап Крестьянской войны. Приход Пугачева в Поволжье послужил сигналом к огромной вспышке крестьянского движения. Масштабы его превзошли все, что было до сих пор за 8 месяцев войны. При первых слухах о приближении армии Пугачева, при появлении его знаменитых манифестов, обращенных теперь главным образом к крепостному крестьянству, крестьяне убивали помещиков и их приказчиков, вешали чиновников уездной администрации, жгли дворянские усадьбы. Только по данным официальной статистики крестьяне расправились с 3 тыс. представителей господствующего класса, большую часть которых составляли дворяне, казненные грозным летом 1774 г.

При приближении армии повстанцев крестьяне расправлялись с местными властями, часть крестьян стриглась по-казацки, формировала отряды и уходила к Пугачеву. Во многих уездах образовывались самостоятельные отряды.

На пути движения армии Пугачева, на правобережье Волги почти нигде не оказано было какого-либо сопротивления. Идя на запад от Казани, Пугачев только под Курмышом имел жестокий бой. Дворяне ожидали похода на Москву. Но, видимо, Пугачев понимал, что численность его огромного войска не заменит военной выучки, а главное, оружия, которого у крестьян не было. Повернув на юг от р. Суры, Пугачев решил идти на Дон, к казакам. Поволжские города сдавались без боя. Движение Пугачева было стремительным. Останавливаясь в городах и селах, он раздавал соль и деньги, освобождал заключенных из тюрем, раздавал конфискованное имущество дворян, устраивал суд и расправу, забирал пушки, порох, включал добровольцев в “казаки” и уходил, оставляя горящие дворянские усадьбы. Движение Пугачева по землям, буквально переполненным толпами крестьян, встречавших его с восторгом, было поистине трагичным. Он спешил, он даже не брал с собой всех добровольцев (только конных).

А по пятам Пугачева шел И.И. Михельсон с отборным, хорошо вооруженным войском, пытаясь все время догнать его. 21 августа, измотанный и почти без оружия, Пугачев подошел к Царицыну, но не взял его. 24 августа у Черного Яра его настигла армия Михельсона. Последнее в истории Крестьянской войны крупное сражение восставшие проиграли, несмотря на то, что сражались доблестно. Лишь только убитыми Пугачев потерял 2 тыс. чел., 6 тыс. было взято в плен. Войска больше не было. С отрядом в две сотни казаков Пугачев ушел в Заволжские степи.

Между тем среди казаков зрел заговор. На двенадцатый день пути, его спутники поймали Пугачева, связали и выдали властям. Так закончилось это массовое восстание сопровождавшееся обильным кровопролитием, проявлениями варварства и вандализма. Жертвами восставших стали тысячи дворян, чиновников, священников, горожан, простых солдат, не пожелавших подчиниться самозванцу. В сражениях с регулярными армейскими частями погибло не менее 10 тыс. человек, а по другим данным, вдвое больше; примерно вчетверо большее число людей было ранено и искалечено. Занимая города и селения, восставшие грабили и разоряли церкви и монастыри, уничтожали иконы и церковную утварь, убивали монахов и священников. После подавления восстания многие пугачевцы были биты кнутом, прогнаны сквозь строй, многих клеймили каленым железом, вырывали ноздри, ссылали на каторгу. Наиболее видные лидеры восстания были казнены.

15 сентября Пугачева доставили в Яицкий городок, а оттуда в специальной железной клетке в Москву. В канун нового 1775 г., 31 декабря, начался суд, а 9 января Пугачева приговорили к четвертованию; тело его должны были сжечь по частям в разных концах Москвы. 10 января в Москве на Болотной площади состоялась казнь. Пугачев вел себя спокойно и мужественно. Взойдя на эшафот, он поклонился во все стороны. Палач отрубил ему голову (не желая создавать Пугачеву ореол мученика, Екатерина II отменила четвертование).

Вместе с Пугачевым казнили его соратников Перфильева, Шигаева, Подурова и Торнова. Еще раньше, 30 июня 1774г. в Оренбурге был казнен Хлопуша (Соколов), 5 сентября в Москве — И.Н. Белобородов, 10 февраля в Уфе- Зарубин-Чика. Юный поэт и мужественный полководец Салават Юлаев был бит кнутами по многим башкирским селениям, ему вырвали ноздри и сослали на каторжные работы. Тысячи участников были подвергнуты казням и репрессиям. По Волге вереницами плыли виселицы на плотах. Но долго еще не затихали отголоски восстания. В 1775г. по всей стране, а особенно на Верхнем Дону и Поволжье, действовало множество отрядов.

О чем же мечтали казачество, работный люд, России, поднявшись на великую, полную драматизма войну? Какова была их идеология и программа?

Сохранились манифесты и указы Пугачева и его Военной коллегии, которые помогают составить представления о замыслах руководителей Крестьянской войны. В начальный период войны цели восставших не шли далее предоставления яицкому казачеству свободы их хозяйственной и промысловой деятельности т.е. в сущности возвращения их былых привилегий. На основе казацких льгот строились и манифесты, обращенные к башкирам и калмыкам, татарам и казахам и другим народам. Ничего более четкого, чем туманный образ дикой первобытной свободы, идеологи движения дать не могли. Однако с расширением масштаба Крестьянской войны, с вовлечением в нее работных людей, приписных, а главное, помещичьих крестьян характер требований восставших существенно меняется. Он постепенно приобретает антикрепостническую, антидворянскую направленность. Если раньше манифесты обещали волю вообще, землю вообще, то теперь они четко указывают на корень зла - на помещиков.

Но все это была программа отрицания старого общества, программа, поднявшаяся до отрицания целого класса-эксплуататора, но все же программа отрицания. Программы нового будущего общества идеологи Крестьянской войны не дали и дать не могли. Крестьянское общество неминуемо должно было придти к тому же самому феодальному строю, породить новых господ и новых эксплуататоров, воссоздать существующую систему, ибо никакой иной просто не знало. Однако два мотива в документах Пугачева заставляют думать, что государственное устройство, как он его представлял, могло быть еще более архаичным, чем в екатерининской России. Во-первых, в документах прослеживается влияние старообрядцев: Пугачев обещает держаться старой веры, запретить брить бороды и заставить носить русское платье. Во-вторых, он обещает черни казачьи “вольности”. т. е. военизированную форму организации населения с архаичными формами демократии. Таким образом, в целом представления восставших носили весьма консервативный характер. Вместе с тем очевидно, что призывы Пугачева, его лозунги попадали на благодатную почву. Они содержали как раз то, чего ждали крестьяне от доброго царя-батюшки.

Внутренняя политика после Пугачева

Восстание Пугачева, повергшее в ужас дворянскую Россию, имело важные последствия для определения дальнейшей внутренней политики Екатерины II. Прежде всего императрица убедилась в глубоком консерватизме населения империи. Во-вторых, стало ясно, что лишь дворянство могло быть истиной опорой трона. Наконец, в-третьих, восстание наглядно показало глубокий кризис общества и, следовательно, невозможность и далее откладывать реформы, которые следовало проводить постепенно, шаг за шагом, путем медленной каждодневной работы. Уже в 1775 г. первым плодом реформаторской деятельности стали “Учреждения для управления губерний Всероссийской империи”, положившие начало губернской реформе. Необходимость подобной реформы диктовалась самой логикой развития самодержавного государства. требующей создания строго централизованной и унифицированной системы управления.

В ходе губернской реформы было введено новое административно-территориальное устройство, по которому страна делилась на 25 губерний (позднее они были еще раз разукрупнены и к концу царствования Екатерины II их стало 41). Губерния представляла собой территорию с населением в 300 - 400 тыс. чел., которая делилась на уезды, каждый с населением в 20 - 30 тыс. чел. Никакие национально-исторические и экономические особенности регионов при этом не учитывались. Исполнительную власть в губернии возглавлял губернатор или генерал-губернатор, при котором создавалось специальное учреждение - губернское правление. В уезда главой исполнительной власти был городничий и при нем воеводская канцелярия. Для управления всеми городами губернии создавался губернский магистрат, а в каждом городе - городской магистрат во главе с бургомистром.

Губернская реформа отделила судебные органы от органов исполнительной власти, что стало шагом вперед в реализации принципа разделения властей. Более того, впервые в русской практике уголовное судопроизводство было отделено от гражданского. Вместе с тем в организации суда сохранялся сословный принцип. Разделение властей также было неполным, ибо за губернатором было оставлено право вмешиваться в деятельность суда. Совершенно новым для России был так называемый совестный суд - всесословный орган, сочетавший функции суда по малозначительным гражданским вопросам и прокуратуры и призванный примирять спорящих. прекращать распри. Недостатки судебной реформы 1775 г. в значительной мере объяснялись отсутствием в России профессиональных юристов, неразвитостью права и правовой мысли в целом.

В соответствии с Учреждениями 1775 г. на местах создавались приказы общественного призрения - первые в России специальные учреждения с социальными функциями. Они должны были следить за созданием народных школ, сиротских домов, больниц, приютов для бедных и т.д.

Ряд должностей в новых органах управления Учреждения передавали в руки выборных представителей местного дворянства. Таким образом, с одной стороны, государству удавалось заместить должности, которые в ином случае могли бы остаться вакантными, а с другой - выполнить пожелания дворянства о передаче им власти на местах.

Учреждения 1775 г. были сложным и противоречивым документом. В целом он остался в рамках той же политической программы, которую Екатерина II наметила еще в самом начале своего царствования.

Покончив с организацией системы управления, Екатерина приступила к реализации главнейшего своего замысла - созданию законодательства о сословиях. В день своего рождения 21 апреля 1785 г. она издала сразу два обширных документа, которые в исторической науке принято именовать Жалованными грамотами дворянству и городам. Первый из этих документов законодательно оформлял все права и привилегии дворянства, которых оно добивалось на протяжении столетия. Отныне устанавливалось, что дворянин может быть лишен дворянского достоинства только по решению суда (дворянского) и за такие преступления, как измена, разбой, воровство, нарушение клятвы и т.д. Дворянина нельзя было подвергнуть телесному наказанию, не лишив предварительно дворянства. Грамота подтверждала дарованное Манифестом 1762 г. право дворян не служить и наниматься на службу в другие государства. Впрочем, по первому зову государя дворянин обязывался служить отечеству не жалея самой жизни. Кроме того, не служивший дворянин лишался права голоса в дворянском собрании и не мог быть избран на выборную должность. Подтверждались и все права дворян на наследственные и приобретаемые имения, причем первые не должны были изыматься даже у самых закоренелых преступников, а передавались наследникам. Дворянам разрешалось заводить в своих имениях фабрики и заводы. Помещичьи дома освобождались от постоя войск, а сами дворяне - от всех видов податей. В губернских городах создавались губернские дворянские собрания, в обязанность которых входило ведение дворянских родословных книг для записи всех местных помещиков. Утвержденные грамотой 1785 г. сословные привилегии окончательно отделили дворянство от всех прочих слоев русского общества, упрочив, тем самым, господствующее положение этого сословия. Все это создало представление о екатерининской эпохе как о “золотом веке” русского дворянства. Однако, в целом, грамота не вводила каких либо новых привилегий, а лишь юридически фиксировала те, что уже существовали прежде. Более того, в грамоте ничего не говорилось о праве дворян владеть крестьянами, тем самым вопрос этот как бы оставался открытым.

Совершенно иной характер носила Жалованная грамота городам. Прежде всего она была адресована не какому-то определенному сословию и в ней рассматривались не только личные и сословные права городского населения, но и вопросы организации и деятельности купеческих гильдий, ремесленных цехов и органов городского самоуправления. Столь многоаспектный характер документа был связан прежде всего с тем, что третье сословие еще не полностью сложилось в русском обществе. “Городовые обыватели” или мещане наделялись целым рядом прав и привилегий, напоминающих дворянские. Так же как дворяне губернии создавали дворянское собрание, мещане создают “градское общество”, заводится городская обывательская книга, подобная родословной дворянской. Мещанское сословие определяется как особое сословие, и это звание является наследственным, как и дворянское. Лишаются своего звания мещане за те же преступления, что и дворяне, причем решение об этом выносит сословный мещанский суд. Купцы первой и второй гильдий освобождались от телесных наказаний. Грамота подтверждала право каждого горожанина заниматься предпринимательской деятельностью и создавала особые привилегии для гильдейского купечества. Все купечество в целом освобождалось от подушной подати и рекрутской повинности. Однако объем прав зависел от принадлежности к той или иной гильдии. Так, купец I гильдии имел право ездить в карете запряженной парой лошадей, второй гильдии - в коляске, а третьей - лишь на телеге с одной лошадью. Особую категорию составляли “именитые граждане”, которые имели право ездить даже на четверке лошадей, а в третьем поколении могли претендовать на получение дворянства. Все жители города участвовали в формировании нового органа городского самоуправления - городской думы, возглавляемой городским головой. Городская дума должна была следить за порядком в городе, соблюдением правил торговли и пр. Предусматривалось также создание ремесленных цехов наподобие западноевропейских.

Понятно, что завершить реализацию своей программы по созданию в России сословий Екатерина не могла, минуя самое многочисленное сословие - крестьян. Проект Жалованной грамоты крестьянам был подготовлен, но не утвержден из-за сопротивления дворянства. Согласно этому проекту государственные крестьяне назывались “свободными сельскими жителями” и наделались правами, близкими к правам горожан. Как и другие сословия, крестьяне делились на шесть категорий, причем первые две освобождались от телесных наказаний. Реформы Екатерины, направленные на создание сословий в целом (без учета крестьян) можно считать удачными. Именно с этого времени можно говорить о появлении в России полноценных сословий.

Екатерина и после 1785 г. продолжала работать над законопроектами, однако в связи с ожесточенным сопротивлением дворянства и рядом внешнеполитических причин (вторая русско-турецкая война, революция во Франции) они так и остались нереализованными.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.