Быстрый переход

Внешняя политика Екатерины II

Оцените материал
(37 голосов)

Международное положение России в начале правления Екатерины

В наследство от своих предшественников Екатерина получила три главных направления во внешней политике. Первое из них - северное. Шведы постоянно стремились вернуть утраченные в петровские времена земли, но успех им не сопутствовал: зенит величия Швеции, достигнутый при Карле XII, при нем же был утерян безвозвратно. После Северной войны страна никак не мгла восстановить свои экономические и людские ресурсы до уровня, достаточного для успешной войны с Россией. Это, однако, не исключало присутствия в Стокгольме сил, готовых воспользоваться любым удобным случаем, чтобы попытать счастья. О давних чаяниях шведов в Петербурге хорошо знали и были готовы к отпору.

На южном направлении с давних времен мечтой правителей России был выход к берегам теплого Черного моря, что диктовалось потребностями экономики и обороны страны. Здесь истекшие со времени Прутского похода десятилетия внесли существенные коррективы в соотношение сил: Османская империя клонилась к упадку, на ее владения с жадностью поглядывали многие европейские державы, в то время, как Россия находилась на вершине славы и могущества. Робость перед турками прошла, и на смену осторожной оборонительной тактике пришли широкие наступательные замыслы и уверенность в скорой победе над некогда грозным неприятелем. Но одолеть Турцию в одиночку было невозможно, и потому уже в петровское время Россия искала союза с Польшей и Австрией. Условием союза с Австрией была поддержка Россией так называемой «прагматической санкции» — документа, по рому после смерти императора Карла VI (он умер в 1740) престол должен был перейти к его дочери Марии-Терезии. Австрийское правительство было так заинтересовано в поддержке «прагматической санкции», что ради этого готово было идти на любые уступки. Союз с Австрией и привел Россию к столкновению с Пруссией в Семилетней войне.

Традиционным было и третье - польское направление, отражавшее стремление России к объединению в составе Империи всех земель населенных близкородственными русским народами - украинцами и белорусами. В XVIII в. Речь Посполитая переживала примерно такие же тяжкие времена, как и Османская империя. В то время как соседи развивали промышленность и торговлю, создавали мощные вооруженные силы и крепкие абсолютистские режимы, Речь Посполитая не могла преодолеть сепаратизм магнатов, изжить политический хаос (liberum veto и т.д.), и стала легкой добычей своих соседей: Пруссии, Австрии и России. Уже при Петре I Россия, не колеблясь, стала применять в отношении Польши методы силового давления, которые с этого времени стали обычными в русско-польских отношениях. Российская империя использовало слабость польского государства для постоянного вмешательства в его внутренние дела и противодействия усилению этой страны. Польша становилась, по сути, игрушкой в руках России, что отлично осознавала Екатерина II.

Международное положение Российской империи в момент вступления на престол Екатерины II было далеко не простым. Дипломатические успехи царствования Елизаветы, подкрепленные отвагой русских солдат на полях сражений Семилетней войны, были фактически сведены на нет импульсивной политикой Петра III. Старая внешнеполитическая доктрина была разрушена, а новая никуда не годилась. Нелегким было и финансовое положение; уставшая армия восемь месяцев не получала жалованья. Однако и другие страны в результате войны были ослаблены не меньше и им также предстояло заново определять направления своей внешней политики. Иными словами, у Екатерины II была редкая возможность почти без оглядки на прошлое заново выработать свой собственный внешнеполитический курс. При этом Россия по сравнению с другими странами имела определенные преимущества - она была победительницей в войне, ее армия все еще находилась в Европе и в любой момент могла снова развернуться походным маршем. Не случайно весть о перевороте в Петербурге 28 июня 1762 г. повергла европейские дворы, в особенности прусский, в состояние шока. Слабость других давала силы Екатерине, иностранные дипломаты заметили, что с первых дней царствования она стала обращаться с ними гордо и заносчиво. Этот независимый тон императрицы в обращении с иностранцами импонировал ее ближайшему окружению, составляя резкий контраст с манерой Петра III, заискивавшего перед Пруссией.

Первый период внешней политики Екатерины (1762 - 1774 гг.)

Свою внешнеполитическую деятельность Екатерина II начала с того, что вернула домой русские войска, находившиеся за границей, подтвердила мир с Пруссией, но отвергла заключенный с нею Петром III военный союз. После этого внимание, прусского правительства было привлечено к Курляндии - небольшому герцогству на территории современной Латвии, формально находившемуся под властью польской короны, но с правами автономии и выборным герцогом во главе. Екатерина поставила цель присоединить Курляндию к России и потому считала необходимым посадить на герцогский престол своего ставленника, не связанного какими-либо отношениями с польским королем. Ее кандидатом стал Бирон - фаворит Анны Иоанновны, избранный курляндским герцогом еще в 1739 г. (С 1741 г. он находился в ссылке, откуда был освобожден Петром III.) В осуществлении намеченного Екатерина II продемонстрировала жесткость и решительность, как бы показывая всему миру, какой будет ее внешняя политика. Для обеспечения Бирону короны в Курляндию были введены русские войска; в результате сложилась столь благоприятная для России ситуация, что Курляндия уже тогда в 1762 г. могла бы стать частью России. Но Екатерина хотела показать себя еще и справедливой правительницей, поэтому она мудро удовлетворилась достигнутым, сделав Бирона своим вассалом и обеспечив будущее вхождение Курляндии в состав империи ( окончательно в 1795 г.).

В том же 1762 г. Екатерина задумала посадить своего ставленника и на польский престол. Ждать пришлось до октября 1763 г., когда умер король Август II (тоже русский ставленник) и Россия сразу же приступила к решительным действиям. Новая задача, однако, была более сложной, и для ее решения необходимо было заручиться невмешательством других европейских держав. В марте 1764 г. был подписан новый союзный договор с Пруссией, по которому стороны договорились о совместных действиях в целях сохранения в Польше существующего политического строя, дававшего возможность влиять на польскую политику.

Союз с Пруссией обеспечил невмешательство Австрии и Франции, у которых были свои кандидаты на польский престол. Намерения России были вновь подкреплены введением русских войск, в результате чего в августе 1764 г. королем Польши был избран бывший фаворит Екатерины Станислав Понятовский. Это было большой победой, но лишь на первый взгляд, так как именно после этих событий Россия надолго увязла в польских проблемах.

Могущественная партия князей Чарторыйских, племянником которых был вновь избранный король, добивалась изменения государственного строя Польши путем введения наследственной монархии, а за поддержку России обещала улучшить положение польских православных, так называемых диссидентов. В результате страна оказалась в весьма сложном положении: общественное мнение в самой России давно настаивало на помощи диссидентам, но согласиться с планами Чарторыйских значило изменить основным принципам своей политики в Польше. В итоге Россия потеряла в Польше поддержку серьезной политической силы, а в 1768 г. против нее выступила так называемая Барская конфедерация польских магнатов, для борьбы с которой в Польшу вновь были введены русские войска под командованием А. В. Суворова. И хотя действия Суворова были в целом успешными, решение польской проблемы удалось лишь отсрочить.

Между тем активные действия России в Польше стали все больше беспокоить Австрию и Францию. Их тревогу усиливала и задуманная Н. И. Паниным, руководителем русской внешней политики того времени, «северная система» договоров России с протестантскими государствами Европы, направленная на усиление ведущей роли России в мировой политике. Требовалось отвлечь внимание России от европейских проблем и это было достигнуто в результате сложной интриги, когда Франции и Австрии удалось побудить Турцию объявить России войну (осень 1768 г.). К этому моменту Екатерина II царствовала уже более пяти лет, но Россия еще не была достаточно подготовлена к войне и вступала в нее без особого энтузиазма, тем более что военный конфликт с Турцией вызывал неприятные воспоминания.

Вступая в войну с Турцией (1768 - 1774 гг.), русское правительство определило как основную цель получение права на свободу мореплавания на Черном море, приобретение на черноморском побережье удобного порта, а также установление безопасных границ с Польшей. Начало войны сложилось для России достаточно благополучно. Уже весной 1769 г. русские войска заняли Азов и Таганрог, а в конце апреля разбили два крупных соединения турецких войск под Хотином, хотя сама крепость была захвачена лишь в сентябре. Тогда же, в сентябре-октябре 1769 г., от турок была освобождена Молдавия, и Екатерина стала именовать себя молдавской княгиней. В ноябре русские войска взяли Бухарест. Успешно сражался и русский корпус, посланный в Грузию. Наконец, 24 - 26 июня 1770 г. русский флот под командованием А. Г. Орлова и адмирала Г.А. Спиридова одержал полную победу над превосходящим его почти вдвое турецким флотом в Чесменской бухте. Турки потеряли 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и до 50 мелких судов - практически весь свой флот. Чесменская победа произвела большое впечатление на Европу и послужила укреплению славы русского оружия.

Спустя короткое время столь же блестящие победы были одержаны и сухопутными войсками. В первых числах июля русская армия под началом П. А. Румянцева разбила соединенные силы турок и крымских татар у впадения реки Ларги в Прут. Турки оставили на поле сражения более 1000 чел., русские потеряли убитыми лишь 29 человек. 21 июля началось знаменитое сражение на реке Кагул, где 17-тысячному отряду Румянцева удалось разбить поч80-тысячные силы противника.

В июле - октябре 1770 г. русским войскам сдались крепости Измаил, Килия, Аккерман. В сентябре генерал П.И. Панин взял Бендеры. В 1771 г. русские войска под командованием князя В. М. Долгорукого вступили в Крым и в течение нескольких месяцев захватили основные его пункты.

Казалось, все складывалось удачно, но реальное положение дел было непростым. Во-первых, война одновременно в Польше (с Барской конфедерацией), в Молдавии, Крыму и на Кавказе требовала громадного напряжения сил и легла на Россию почти непереносимым бременем. Во-вторых, стало ясно, что европейские державы не допустят значительного усиления России за счет Турции и потому рассчитывать на удержание и присоединение всех захваченных в ходе войны земель не приходилось. Уже с 1770 г. Россия нащупывала почву для заключения мира, но Турция, активно поддерживаемая Австрией, не желала идти ни на какие соглашения. Отказаться от поддержки Турции Австрию побудило лишь участие в первом разделе Польши в 1772 г.

Идея поживиться за счет Польши возникла еще в первые годы царствования Екатерины II. С подобными предложениями в 60-е годы неоднократно выступала и Пруссия. Однако до поры до времени Россия надеялась заполучить территории Литвы и Белоруссии, которые считались исконно русскими, сохраняя номинально самостоятельную Польшу как буфер между Россией и Пруссией. Но когда война с конфедератами, поддержанными австрийской стороной, приняла затяжной характер, стала ясна необходимость договора с Австрией, чтобы сразу развязаться и с польской и с турецкой проблемами.

В этих условиях и родился договор о разделе Польши, подписанный 25 июля 1772 г., согласно которому Россия получила польскую часть Ливонии, а также Полоцкое, Витебское, Мстиславское и часть Минского воеводств; к Австрии отошла Галиция (ныне Западная Украина), к Пруссии - Поморское, Хельмское и Мальборкское воеводства, часть Великой Польши и Базмия.

На первый взгляд, доля России была самой значительной: она приобретала территории размером в 92 тыс. кв. км. с населением 1 млн. 300 тыс. человек. Но реально в стратегическом и экономическом отношении добыча России была достаточно скромной, ибо в руках Австрии, например, оказался такой важнейший экономический и торговый центр, как Львов, а в руках Пруссии - районы с наиболее развитым сельским хозяйством. Правда, Россия надолго сохранила то, что осталось от Речи Посполитой, в сфере своего влияния: вплоть до 1788 г. польский король практически ничего не мог сделать без разрешения русского посла в Варшаве. В 1776 г. король Станислав Август Понятовский с согласия России провел некоторые реформы, направленные на укрепление польской государственности, что стабилизировало обстановку и позволило в 1780 г. вывести из Польши русские войска.

В 1774 г. после долгих переговоров России удалось заключить мир с Турцией. Согласно Кючук-Кайнарджийскому договору (по названию селения, где был заключен мир) Россия получила, наконец, право на свободный проход своих судов через проливы Босфор и Дарданеллы, крепости Керчь и Еникале и значительную контрибуцию. Турция обязалась восстановить автономию Молдавии и Валахии, не притеснять православных в Закавказье, а также признало независимость Крыма, что, по замыслу русского правительства должно было обеспечить в дальнейшем его вхождение в состав Российской империи.

Второй период внешней политики Екатерины (1775 - 1796 гг.)

Кючук-Кайнарджийским миром закончился первый период внешнеполитической деятельности Екатерины II; следующий (70—90-е годы) также был ознаменован серьезными успехами в дипломатической и военной сферах. Расстановка сил на внешнеполитической арене в это время несколько изменилась.

Земли, приобретенные Россией по договору с Турцией, вклинивались между владениями Оттоманской империи, Польши и Крымского ханства, что уже само по себе делало неизбежным новые столкновения. Было ясно, что Россия и далее будет стремиться закрепиться в Северном Причерноморье, а Турция станет всячески противиться этому. Действительно, приободренные внутренними неурядицами в России, турки значительно укрепили гарнизоны своих крепостей на северном побережье Черного моря, наводнили Крым и Кубань агентами, а турецкий флот демонстрировал свою мощь вблизи крымских берегов. При этом Турция рассчитывала на поддержку европейских держав — противниц России, и в первую очередь Англии. Однако в 1775 г. Англия начала затяжную войну с северо-американскими колониями и даже вынуждена была обратиться к России с просьбой предоставить ей 20 тыс. русских солдат для борьбы с повстанцами. Екатерина, поколебавшись, отказала, но внимательно следила за развитием конфликта, стремясь использовать его в своих интересах.

Между тем в декабре 1774 г. в Крыму произошел государственный переворот, в результате которого на ханском престоле оказался Девлет-Гирей, пытавшийся наладить контакт одновременно и с Турцией, и с Россией. Однако русскому правительству нужен был в Крыму однозначный сторонник, такой, как Шагин-Гирей. Для возведения его на ханский престол весной 1776 г. русские войска стали готовиться к вторжению в Крым.

Поддержка действий России в Крыму была обеспечена укреплением союза с Пруссией, новое соглашение с которою было подписано в августе 1776 г., а уже в ноябре русские вошли в Крым. В марте следующего года был продлен договор о дружбе с Пруссией, а в апреле Шагин-Гирей возведен на ханский престол. Когда спустя менее года против него вспыхнул мятеж, он был подавлен опять же при помощи русских войск.

Одновременно с этими событиями в центре Европы вспыхнул новый конфликт между Австрией и Пруссией, на этот раз из-за Баварии, которую австрийский император Иосиф попытался присоединить к своим владениям. Пруссия запросила помощи России, а Австрия обратилась к Франции. Последняя же находилась на пороге войны с Англией и поэтому не была заинтересована в раздувании военного пожара на континенте. И когда летом 1778 г. все же началась война между Австрией и Пруссией, а турки в то же время предприняли неудачную попытку высадиться в Крыму, Франция предложила свое посредничество в урегулировании обоих конфликтов. Пруссия согласилась на это предложение с условием, что вторым посредником будет Россия. Так у русского правительства появилась уникальная возможность значительно укрепить положение на международной арене.

В марте 1779 г. в г. Тешен открылся мирный конгресс проходивший фактически под председательством русского посланника князя Н. В. Репнина. В мае конгресс закончился подписанием Тешенского мира, ставшего серьезным успехом русской дипломатии. По этому договору Россия именовалась не только посредником, но и гарантом мира, что давало возможность беспрепятственно вмешиваться в германские дела. Немаловажно было и достигнутое взаимопонимание с Францией, отношения с которой в течение долгого времени, царствования Елизаветы Петровны, оставались прохладными. При посредничестве Франции было подписано русско-турецкое соглашение — «изъяснительная конвенция», подтверждавшая независимость Крыма и права Шагин-Гирея на ханский престол.

В 1780 г. Россия выступила с важной международной инициативой: была подготовлена знаменитая Декларация о вооруженном нейтралитете, согласно которой суда нейтральных стран, не участвующих в военных конфликтах, имели право защищаться в случае нападения на них. Декларация была направлена против Англии, пытавшейся воспрепятствовать развитию русской морской торговли с её противниками. Вскоре к Декларации присоединились Швеция, Дания, Голландия и Пруссия. Создалась фактически антианглийская коалиция, которая, не вмешиваясь в войну с североамериканскими колониями, в сущности оказала серьезную поддержку Соединенным Штатам. В это же время в русских правительственных кругах родилась идея т.н. греческого проекта.

Суть «греческого проекта» состояла в восстановлении Византийской империи со столицей в Константинополе и со вторым внуком Екатерины II Константином Павловичем на императорском престоле. Собственно и само имя свое великий князь, родившийся в апреле 1779г., получил в соответствии с этим проектом. На празднестве в честь его рождения читались греческие стихи; к торжеству была отчеканена медаль с изображением храма Святой Софии в Константинополе. Подобное развитие российской внешнеполитической доктрины диктовалось самой логикой событий.

Уверенность в возможности осуществления проекта придавало новое положение России на международной арене, обретенное в результате успехов на Тешенском конгрессе. Но для того, чтобы претворить замыслы в жизнь, необходимо было вернуться к союзу с Австрией, что не составляло особого труда, так как все возможные выгоды от союза с Пруссией уже были извлечены. Первый шаг к сближению с Австрией был сделан весной 1780 г., когда во время поездки Екатерины по западным губерниям состоялось ее свидание с императором Иосифом. Именно тогда к удовлетворению обоих монархов и было достигнуто соглашение об антитурецком союзе, включая, по крайней мере в общих чертах, и «греческий проект”. Спустя год Екатерина II и Иосиф II обменялись посланиями со взаимными обязательствами на случай войны с Турцией, а также по сохранению политического режима в Польше. Подобный обмен письмами, изобретенный Екатериной, был новинкой в международных отношениях, дававшей возможность хранить соглашения в секрете. Тогда же состоялся и обмен письмами непосредственно по проекту восстановления Греческой империи. Однако никакого официального соглашения по “греческому проекту» так и не было заключено. План был слишком смелым, чтобы сделать его общеизвестным. По сути этот проект был дальней целью России, мечтой императрицы и во многом служил основой внешнеполитической доктрины. События не заставили себя долго ждать.

Уже в начале 1789-х годов вновь обострилась обстановка в Крыму, зашатался трон Шагин-Гирея, и весной 1782г. хан вынужден был бежать в Керчь под защиту русских войск. Турция уже готовилась посадить на ханский трон своего ставленника, когда Екатерина отдала Г. А. Потемкину приказ о введении в Крым русских войск. После восстановления Шагин-Гирея на престоле войска на сей раз не ушли. А через несколько месяцев, получив полную поддержку Австрии и покончив с колебаниями, 8 апреля 1783 г. Екатерина подписала манифест о “принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу”.

Аннексия Крыма стала возможной, конечно, благодаря политической помощи Австрии и невмешательству других европейских держав, которые, не будучи заинтересованы в это время в русско-турецком конфликте, всячески уговаривали Турцию смириться. Между тем аннексия осуществляло трудностей. Летом 1783 г. произошло восстание живших в Прикубанье ногайцев. Но уже в августе русский отряд из 1000 человек под командованием А.В. Суворова нанес численно превосходившим его ногайцам тяжелое поражение. Скрытый маневр русских застал противника врасплох. В октябре 1783 г. в устье реки Лабы ногайцы были полностью разгромлены, чем окончательно завершилось присоединение Кубани к России.

К этому времени границы Российской империи вплотную приблизились к Кавказу. Проживавшие здесь народы оказались зажатыми с трех сторон Россией, Турцией и Ираном, что делало существование небольших самостоятельных царств практически невозможным. Было ясно, что в грядущем военном столкновении России и Турции Кавказ может театром военных действий, но до этого горцам необходимо было выбрать ту или иную сторону. События последних лет показывали, что выгоднее было примкнуть к России как более сильной державе. Немаловажным было и то, что народы Грузии и Армении, исповедовавшие православие (или близкое к нему григорианство) получали в случае присоединения к России гарантированную защиту от религиозного угнетения. В результате переговоров русского правительства с представителями картли-кахетинского царя Ираклия II 24 июля 1783 г. был подписан Георгиевский трактат, по которому Картлийско-Кахетинское царство поступало под протектора России, гарантировавшей его неприкосновенность и территориальную целостность. Согласно секретным статьям договора в Тбилиси (Тифлис) были отправлены два батальона русских войск.

Последующие несколько лет в русской дипломатии отмечены активностью, направленной на упрочение своего положения. При этом вследствие дальнейшего сближения с Австрией и отчасти с Францией возросло напряжение в отношениях с Пруссией и Англией. В январе 1787 г. Екатерина II, сопровождаемая двором и иностранными дипломатами, отправилась в свое известное путешествие в Крым. Поездка прежде всего международное значение: в Крыму императрица должна была встретиться с австрийским императором и польским королем и продемонстрировать им русскую во мощь, устрашив этой демонстрацией Турцию. Главным организатором всего действа был назначен Г. А. Потемкин. Именно с путешествием Екатерины в Крым связано известное выражение “потемкинские деревни”. Считается, что Потемкин якобы построил вдоль дороги грандиозные декорации, изображавшие несуществующие селения. На самом деле он только следовал обычаю своего времени декорировать придворные празднества, но реальные селения были украшены столь пышно, что зрители стали сомневаться в их подлинности. Все это пышное убранство в сочетании с демонстрацией полков русской армии, татарской и калмыцкой конницы и черноморского флота произвели неизгладимое впечатление на иностранцев. В Херсоне Екатерина II вместе с императором Иоcифом II присутствовали при спуске на воду трех кораблей, о6ставленном со всей возможной помпой.

Во всей грандиозной инсценировке Потемкина неизменно присутствовала и даже доминировала идея великой империи, наследницы Византии. Так, ворота, установленные при въезде в Херсон, были оформлены как дорога в Византию, а вновь строившимся в Новороссии городам давали греческие названия (Севастополь, Симферополь и т.д.). Присутствие на торжествах Иосифа II подчеркивало единство замыслов Вены и Петербурга. Приступить к их реализации пришлось, однако, раньше, чем предполагалось. Уже в середине июля 1787 г. русскому послу в Стамбуле был предъявлен ультиматум с заведомо невыполнимыми требованиями, в том числе возврат Крыма, а затем объявлено о разрыве всех ранее заключенных договоров. Это было началом новой русско-турецкой войны (1787 - 1791 гг.).

Россия вступала в войну, не успев завершить подготовку к ней: армейские соединения не были укомплектованы, строительство черноморского флота не завершено, а склады продовольствия и снаряжения почти пусты. Однако 7 сентября 1787 г. Екатерина подписала манифест о войне; главнокомандующим русской армией был назначен Г.А. Потемкин. Он же осуществлял непосредственное руководство главной Екатеринославской армией, насчитывавшей до 82 тыс. человек. Вторую армию, численно вдвое меньшую, возглавил П. А. Румянцев. Кроме того, 12-тысячный отряд должен был действовать на Кавказе, а донские казаки прикрывали Кубань.

Турки предполагали уже в начале войны высадить крупные десанты в Крыму и устье Днепра, а основное наступление вести в Молдавии. В октябре 1787 г. турецкий флот блокировал устье Днепра и высадил 6-тысячный отряд на Кинбурнской косе. Здесь его поджидал отряд русских войск под командованием А.В. Суворова. Произошло сражение (1 октября) в ходе которого десант был уничтожен. Победа на Кинбурнской косе в самом начале войны была чрезвычайно важна для русской армии, однако не все складывалось так удачно. Еще в сентябре русский Севастопольский флот был разбит бурей, в результате чего надолго затянулась осада русской армией крепости Очаков, и она была взята лишь в декабре 1788 г. Действия вступившей в войну Австрии были малоэффективны, и рассчитывать на особую ее помощь не приходилось. Между тем медлительность и нерешительность союзников были приняты за слабость, и летом 1788 г. подталкиваемая Англией и Пруссией в войну с Россией ввязалась Швеция (1788 - 1790 гг.), мечтавшая о реванше еще со времен Ништадтского мира. Решающее морское сражение у острова Гогланд состоялось уже 6 июля. Оба флота были изрядно потрепаны. Русские моряки под командованием адмирала С. К. Грейга захватили шведский 70-пушечный корабль “Принц Густав”, а шведы - такой же русский корабль “Владислав”. Однако поскольку шведы отступили первыми, победа осталась за русскими. Лишенные поддержки с моря, шведские сухопутные войска в 1789 г. действовали неудачно, и на следующий год Швеция вынуждена была заключить мир. 1789 год оказался решающим и в русско-турецкой войне, он ознаменовался новыми блестящими победами. 21 июля 1789 г. соединенные под командованием Суворова 5 тыс. русских и 12 тыс. австрийцев взяли штурмом укрепленный лагерь турок у Фокшан, разгромив 30-тысячный турецкий корпус Мустафы-паши. Спустя полтора месяца, совершив за двое суток стремительный марш-бросок в сто верст, Суворов 11 сентября нанес туркам очередное сокрушительное поражение у реки Рымник. За это сражение Суворов был пожалован графским титулом с почетным наименованием Рымникский. В последующие несколько месяцев 1789 г. русские войска взяли Аккерман и Бендеры, а австрийские - Белград и Бухарест. Однако международная ситуация в целом складывалась для Австрии и России неудачно. России в Европе противостояла Швеция, а Австрии - Пруссия. Рассчитывать на поддержку Франции, где в июле 1789 г. произошла революция, не приходилось. Пруссия между тем активизировала свои дипломатические действия и заключила договоры с Польшей и Турцией. В марте 1790 г. умер император Иосиф II, его преемник Леопольд II, опасаясь войны с Пруссией, вынужден был пойти на заключение с Турцией соглашения о прекращении военных действий. Россия фактически осталась со своими противни ками один на один.

В русских придворных кругах существовали в это время различные точки зрения о перспективах продолжения войны: однако Екатерина II верно рассчитала, что Пруссия в конечном счете не решится на открытое столкновение с Россией, а внимание Англии будет занято событиями во Франции. К концу 1790 г. русская армия одержала над турками ряд новых убедительных побед, самой блестящей из которых было взятие 11 декабря 1790 г. Измаила - крепости, которую турки считали неприступной.

Турецкие войска потерпели поражение и на Северном Кавказе. Наконец, 31 июля 1791 г. русский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова разбил турок у мыса Калиакрия. В тот же день с запросившей пощады Турцией было подписано перемирие, а в конце декабря 1791 г. - долгожданный Ясский мир, по которому Турция окончательно признала аннексию Крыма, а новая граница между двумя странами была определена по Днестру.

Между тем в течение всей русско-турецкой войны постоянно обострялась польская проблема. Еще в 1787 г. король Станислав Август предпринял очередную попытку укрепить польскую государственность за счет внутриполитических реформ. В обмен на поддержку этих реформ он предлагал России помощь в борьбе с Турцией, но заключению готовившегося соглашения противилась Пруссия. Тем временем собрался сейм, получивший название Четырехлетнего, который по замыслу Станислава Августа должен был одобрить усиление королевской власти. Однако сильная антикоролевская оппозиция в сейме добилась переориентации польской политики с России на Пруссию, результатом чего и явился упомянутый польско-прусский договор 1790 г. Сейм принял ряд важных решений, самым значительным из которых была конституция 3 мая 1791 г.

Екатерину II известие о польской конституции встревожило и рассердило, поскольку это нарушало сложившийся мировой порядок, а усиление самостоятельности Польши никак не устраивало Россию. Дождавшись урегулирования австро-прусских и русско-турецких отношений, Екатерина вновь двинула в Польшу войска. Кампания была недолгой, и уже к лету 1792 г. русская армия контролировала всю территорию Речи Посполитой. В декабре Петербург дал положительный ответ на предложение Пруссии о новом разделе Польши, официально объявленном в апреле следующего 1793 г. Итогом раздела было получение Пруссией территории в 38 тыс. кв. км. с гг. Гданьск, Торунь, Познань. Российская империя увеличила свои владения на 250 тыс. кв. км. за счет территорий Вост. Белоруссии и Правобережной Украины.

Второй раздел Польши породил широкомасштабное патриотическое движение во главе с Тадеушем Костюшко. Поначалу восставшим удалось добиться некоторых успехов, но дело их обречено, когда командование русскими войсками принял А.В. Суворов. Разгромив восстание Костюшко, европейские державы в октябре 1795 г. осуществили третий раздел Польши. Австрия получила еще 47 тыс. кв. км польских земель с г. Люблином, Пруссия - 48 тыс. кв. км. с Варшавой, а Россия - 120 тыс. кв. км, включая Западную Волынь, Литву, Курляндию. Третий раздел Польши положил конец польской государственности, которая возродилась лишь в 1918 г.

Итоги внешнеполитической деятельности Екатерины II

Внешнеполитическая деятельность Екатерины П последних лет ее царствования в значительный мере была обусловлен революционными событиями во Франции. Поначалу эти события вызывали у императрицы нечто вроде злорадства, поскольку она всегда относилась к политическому режиму Франции весьма критично, а ее Наказ Уложенной комиссии в царствование Людовика XVI даже был запрещен там к распространению. Сведения о событиях во Франции регулярно печатались в русских газетах, была опубликована и Декларация прав человека и гражданина, основные идеи которой совпадали с идеями Наказа. Однако к 1792 г. императрица все больше стала воспринимать французские события как бунт против самой идеи власти и увидела в них опасность для монархической Европы. Екатерина активно участвовала здании антифранцузской коалиции, помогала французским эмигрантам, в особенности после получения в начале 1793 г. известия о казни короля и королевы. Однако вплоть до смерти Екатерины русская армия не принимала непосредственного участия в военных действиях против Франции. Императрица рассчитывала втянуть во французские дела Австрию и Пруссию, чтобы освободить себе руки для осуществления собственных замыслов.

Оценивая в целом внешнюю политику Екатерины следует признать, что в полном соответствии с самим духом эпохи, ее основными представлениями, а также конкретными обстоятельствами международного положения эта политика носила выраженный имперский характер и отличалась экспансионизмом, небрежением интересами других народов, а в определенной мере и агрессивностью. Екатерина II успешно продолжила и с триумфом завершила начатое Петром I создание Российской империи как великой мировой державы. Внешнеполитическими результатами 34-летнего пребывания Екатерины на троне были значительные территориальные приобретения и окончательное закрепление за Россией статуса великой державы. Страна стала играть одну из ведущих ролей в мировой политике, позволявшую воздействовать в своих интересах на решение практически любых международных вопросов. Все это дало возможность в ХIХ столетии еще более раздвинуть границы империи. По существу, именно в екатерининскую эпоху была создана «единая и неделимая» империя с неисчерпаемыми людскими и экономическими ресурсами и бескрайними просторами, поглощавшими любого завоевателя. Это было многонациональное государство с неповторимым этническим, экономическим, культурным, природным и социальным обликом.

Блестящие победы российских полководцев екатерининской поры на суше и на море способствовали формированию национального самосознания, которое, однако, было неотделимо в это время от сознания имперского.

Успехи екатерининского царствования во внешней политике высоко оценивались и современниками, и несколькими поколениями потомков, однако в исторической перспективе многое из этого наследства обернулось для России и ее народов серьезными проблемами. Во-первых, империя складывалась как унитарное государство с сильной центральной властью, что по существу и обеспечило ей долголетие, ибо только сильная центральная власть была в состоянии удерживать эту огромную страну в повиновении. Одновременно на саму империю постепенно стали смотреть как на наивысшую ценность, а в заботе о ее сохранении видеть важнейший патриотический долг. Очевидно, что при этом игнорировались интересы и личности, и отдельных народов. Ущемление национальных интересов распространялось на все населявшие империю народы, включая русский, - народ метрополии, который не только не получал никаких выгод от этого своего положения, но и нес на своих плечах основные тяготы по обеспечению жизнеспособности страны. Однако колонизаторская политика правительства ассоциировалась для народов империи именно с русским народом, что способствовало разжиганию национальной розни.

Во-вторых, активное участие России в разделах Польши на два последующих столетия определило развитие русско-польских отношений и превратило их в важнейший фактор внешней политики России, ибо международная стабильность стала в значительной степени зависеть от взаимоотношений держав - участниц разделов. Польский народ не мог смириться с уничтожением своей государственности, и на протяжении всего XIX в. правительство России неоднократно вынуждено было применять военную силу для подавления польских восстаний. Делалось это опять же руками русских солдат, что естественно порождало в Польше сильные антирусские настроения. Следует упомянуть, что с разделами Польши связано и появление в России еврейского вопроса.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.