Быстрый переход

Русско - турецкая война (1710 - 1713)

Оцените материал
(1 Голосовать)

Шведское вторжение на Украину в 1708 году, как составная часть Северной войны, обострило ситуацию на южных рубежах России и вызвало пристальное внимание Турции. Дверь к русско-турецкой войне отворила Полтавская битва. Ее результаты вызвали серьезное беспокойство Турции, опасавшейся усиления России близ своих границ.

Росту подобных настроений способствовал Карл XII, бежавший после поражения в Турцию и пугавший турок агрессивными замыслами русского царя. И когда Петр настойчиво потребовал высылки шведского короля из турецких владений, султан Ахмед III в 1710 году посадил царских гонцов и российского посла в Стамбуле П.А.Толстого в печально известный Семибашенный замок и объявил России войну. Для Петра I данный конфликт предоставлял возможность вновь заняться решением проблемы выхода к Черному морю. К тому времени российская армия уничтожила основную живую силу шведских войск, и угроза нападения с севера была минимальной. Русская же армия образца 1710 г. располагала достаточной мощью и умением, чтобы вести успешные боевые действия против Турции. Исходя из сложившейся ситуации, окрыленный полтавским успехом царь замыслил войну более масштабного характера, в которой его армия выступила бы освободительницей православных народов Юго-Восточой Европы от османского владычества. Он рассчитывал на восстание и поддержку в европейских провинциях Турции. В этом царя обнадеживали многочисленные послания православных подданных Османской империи. Подобные цели войны с российской стороны предопределили наступательный характер действий Петра. На первом этапе царь предполагал занять территорию Молдавии и Валахии и выйти к Дунаю, чтобы не допустить переправы через реку турецкой армии. Царь доверился местным господарям Бранковану (Валахия) и Д.Кантемиру (Молдавия), обещавшим ему помощь и всяческую поддержку. Кроме того, Петр послал на Балканы сербского полковника Михаила Милорадовича с целью поднять там широкое антитурецкое восстание. В целом, для наступления в Молдавии с русской стороны было задействовано до 80 тыс. чел. Так начался знаменитый Прутский поход - самая драматическая для Петра кампания. Споры о ее последствиях и упущенных возможностях не умолкают и по сию пору.

Прутский поход (1711) Прутский поход (1711). В конце мая русская армия подошла к Днестру. Стремясь упредить переправу турок через Дунай, Петр выслал вперед авангард фельдмаршала Бориса Шереметева, который дошел до Прута и занял Яссы. Здесь его ждало первое разочарование. Оказалось, что запасы продовольствия в Молдавии крайне ограничены, а набор молдавских добровольцев в русскую армию невелик (5 тыс. плохо вооруженных людей). Но главная неприятность заключалась в том, что 12 июня турецкая армия Баталджи-паши переправилась через Дунай. Это меняло план кампании. Теперь, чтобы оттеснить турок назад, требовалась более серьезная подготовка. Для обсуждения ситуации Петр собрал в Сороках (на берегу Днестра) военный совет. Вопрос стоял так - двигаться с основными силами в Яссы к Шереметеву или обождать. Иностранные генералы предлагали не спешить и прежде обеспечить армию продовольственными базами на Днестре, а затем уже начинать военные действия. Однако большинство, к которому присоединился и Петр, решило все же двигаться вперед, надеясь на поддержку местного населения и боевые качества своей армии. Здесь сказалась явная переоценка русскими возможностей их союзников. Недостаточно учитывались и природные условия местности. Кроме того, царь и его генералы толком не знали численность турок. 100-километровый переход от Днестра к Пруту по безлюдной, выжженной солнцем степи стоил русской армии, по некоторым подсчетам, 15-20 тыс. чел. потерь. По свидетельству очевидцев, от жажды у многих солдат из носа, глаз и ушей шла кровь. Добравшись до Днестра, многие бросались пить долгожданную воду, опивались ею и умирали. Петр столкнулся и с возросшими трудностями снабжения. В то же время в далекой Сербии и Черногории дела российских союзников шли далеко не блестяще. Милорадович сумел организовать партизанскую борьбу, но из-за недостатка вооружений она не приняла больших масштабов. Надо отметить, что партизанам противодействовали не только турки, но и соседние страны. Прежде всего Венеция, которая сама надеялась получить сербско-черногорские земли и не желала усиления там пророссийских движений. Тем не менее Петр все же решил выступить навстречу туркам вниз по Пруту, где, судя по картам, находилось множество городов и деревень. Царя обнадежил и тот факт, что султан, обеспокоенный настроениями своих православных подданных и решительными действиями русских, выступил с предложениями о мире. Отвергнув их, Петр выслал 15-тысячный конный отряд генерала Рене в тыл турецкой армии. Рене поручалось взять Браилов, запастись там продовольствием, поднять восстание в Валахии и отрезать туркам путь к дунайским переправам. Сам же царь с оставшимися у него 38 тыс. чел. двинулся вниз по реке Прут.

Битва у Станилешты (1711). Первые стычки с турецкой армией произошли 7-8 июля. Здесь были захвачены и первые пленные, которые сообщили о численности турецкой армии. По их сведениям, она насчитывала, не считая войск крымского хана, до 150 тыс. чел. После отражения первого натиска турок Петр собрал совет. В условиях нехватки продовольствия (данные карт об изобилии в тех местах населенных пунктов не соответствовали действительности) и огромного превосходства турок было решено отступать к Яссам. 9 июля петровское войско достигло села Новое Станилешти. Там русские окопались и разбили близ реки укрепленный лагерь. В тот же день к позициям русских подошла турецкая армия. Она охватила их лагерь полумесяцем и вскоре пошла на приступ. Жестокий бой продолжался до самой ночи. Все три турецкие атаки были отражены. Потери русских составили 3 тыс. чел., турок - 8 тыс. чел. Особенно большой урон турки понесли от огня российской артиллерии. В один из моментов боя русские могли даже одержать победу, но отсутствие в их рядах кавалерии (она ушла с Реном) не позволило им успешно преследовать бегущих турецких солдат. Покидать же лагерь русские не решились из-за опасения, что в него могла затем ворваться османская конница. В бою участвовали практически все - от рядового до фельдмаршала. Например, Борис Шереметев спас одного из своих солдат, убив замахнувшегося на него саблей турецкого всадника. Затем 59-летний фельдмаршал захватил его лошадь, которую после боя подарил супруге царя Екатерине Алексеевне, также находившейся в военном лагере вместе с Петром.

Прутский договор (12 июля 1711). Несмотря на отражение атак, положение российской армии оставалось критическим. Она была окружена огромным войском в знойной степи, без запасов воды и продовольствия. Турки, расположив 300 пушек на близлежащих высотах, могли успешно обстреливать русский лагерь. Подступ к реке также простреливался. В этой ситуации Петр решил начать переговоры. Ранним утром 10 июля в турецкий лагерь отправился парламентер с мирными предложениями. Потекли томительные часы ожидания. Судьба России решалась в палатке Баталджи-паши. Там шли ожесточенные споры. Крымский хан, а также советник визиря граф Понятовский выступали за отказ от переговоров и уничтожение русского войска. Однако Баталджи-паша не стал начинать новый бой и, в конце концов, согласился на переговоры. 11 июля 1711 г. стороны без проволочек заключили Прутский договор. Россия уступала Турции Азов с округом, обязывалась не вмешиваться в польские дела и обеспечить свободный пропуск домой Карла XII. Визирь в ответ соглашался на беспрепятственный уход русской армии домой. Когда условия договора стали известны в русском лагере, то там не скрывали изумления его условиями. Все готовились к гораздо более худшей развязке. Впрочем, уступчивость паши объяснялась существенными причинами, неизвестными в тот момент русским. Во-первых, после неудачного штурма русского лагеря в турецкой армии произошел бунт. Понеся огромные потери, янычары отказывались идти в бой и требовали от паши заключить мир, о котором уже говорил султан. Во-вторых, Баталджи-паша получил известие о том, что конница Рена овладела Браиловым и грозила отрезать его армию от дунайских переправ. Таким образом, турки сами в известном смысле оказались в окружении. Определенную роль в уступчивости паши сыграли ценные подарки, врученные ему российскими парламентариями. Теперь рассмотрим проблему шире. Конечно, возможный плен или гибель Петра на Пруте имели бы самые тяжелые последствия для России, которые трудно даже себе представить. Но что от этого выигрывала Турция? После разгрома Петра на Пруте турецкой армии просто некуда было наступать. От ближайших российских границ ее отделяли сотни километров земель Речи Посполитой, проход через которые грозил серьезными международными осложнениями. После столь проблемного во многих отношениях перехода турецкая армия упиралась в Днепр. Успешно форсировать эту крупную реку и без подготовки вступить в боевые действия на Левобережной Украине (за сотни верст от баз снабжения) представлялось для турок малореальным. Борьба за Азов могла начаться для Турции лишь в следующем году и в любом случае требовала проведения крупной десантной операции с большими потерями и неясными результатами. В тот период перед Османской империей стояла куда более острая территориальная проблема - возврат полуострова Морея (Пелопоннес), захваченного у турок венецианцами. Таким образом, представляется, что Баталджи-паша, отбросив эмоции, выбрал наиболее оптимальный для его страны вариант, который позволял малой кровью и с наименьшими затратами получить то, за что пришлось бы еще долго бороться. От разгрома русских на Пруте больше всех выиграл бы Карл XII. При наиболее благоприятном для него повороте событий (например, крупная смута в России и Польше в отсутствие Петра) шведский король мог с известной долей вероятности отбить Прибалтику и вновь добиться контроля над Речью Посполитой с помощью Станислава Лещинского. Правда, возможность подобного варианта была не столь высока. Но зачем, собственно, было об этом печься Турции? Ее вряд ли устраивало появление у своих границ польско-шведского конгломерата, возглавляемого агрессивным и задиристым королем. Далеко не случайно в Прутском договоре интересы Швеции оказались вообще не представлены. За исключением высылки за пределы Османской империи шведского короля, который уже доставил много беспокойства турецкой стороне. Кстати, находившемуся тогда в крепости Бендеры Карлу XII не хватило буквально дня, чтобы успеть к моменту подписания договора. Можно представить ярость короля, когда он узнал, что упущен фактически последний для него шанс сполна рассчитаться за Полтаву. По одной из версий, когда король обвинил Баталджи-пашу в миролюбии к русским, тот флегматично ответил: "Ты их уже отведал, а и мы их видели; и буде хочешь, то атакуй, а я миру с ними постановленного не нарушу".

Адрианопольский мир (1713). Прутский поход перечеркивает достижения Петра в борьбе за выход России к азово-черноморским берегам. Он оставляет эту цель потомству и вновь сосредотачивает силы на войне со шведами. "Сие дело, хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однако ж, чаю, сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительною прибылью для нас есть", - писал царь. Правда, состояние войны с Турцией продолжалось до 1713 года из-за дипломатических препирательств сторон. Кроме того, султан стал выдвигать новые требования. Из-за угрозы возобновления военных действий Петру пришлось отказаться от власти над казаками по правую сторону Днепра и Запорожской сечью, а также ускорить передачу Азова Турции. В конце концов, в 1713 г. стороны подписали Адрианопольский мир (на северо-западе Турции), который подтвердил условия Прутского мира и в целом был невыгодным, но необходимым, для России.

Шефов Н.А. Самые знаменитые войны и битвы России М. "Вече", 2000.
"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.