Быстрый переход

Польская интервенция 1609 - 1618 годов

Оцените материал
(13 голосов)
Польская интервенция тесно связана с событиями Русской Смуты, в которой Польша принимала весьма деятельное участие. Стремясь упрочить свое положение в борьбе с Лжедмитрием II, царь Василий IV Шуйский в феврале 1609 года заключил союз со Швецией, который предусматривал предоставление Швецией России значительного войска наемников в обмен на крепость Корелу с уездом.
Союз России и Швеции, пришедшийся на период польско-шведской войны, дал повод польскому королю Сигизмунду III открыто выступить против России. События Польской интервенции переплетаются с событиями последовавшей за ней Шведской интервенцией 1611-1617 годов.

Смоленская оборона. Осенью 1609 года 12-тысячная польская армия при поддержке 10 тысяч украинских казаков (подданных Польши) осадила Смоленск. В то время Смоленск был самой мощной русской крепостью. В 1586-1602 гг. крепостные стены и башни Смоленска были перестроены знаменитым зодчим Федором Конем. Общая длина крепостных стен составила 6,5 км, высота 13-19 м при толщине 5-6 м. На них было установлено 170 пушек.
Попытка внезапного ночного штурма 24 сентября 1609 г. окончилась неудачей. В начале 1610 г. поляки пытались делать подкопы, но они были своевременно обнаружены и взорваны смоленскими минерами. Весной 1610 года русские войска с шведскими наемниками выступили к Смоленску против армии короля Сигизмунда, однако потерпели поражение при селе Клушине (севернее Гжатска - 24.06.1610). Казалось, уже ничто не могло помешать взятию крепости. Однако гарнизон и жители Смоленска 19 и 24 июля, 11 августа успешно отразили попытки приступа. В сентябре 1610 г. и в марте 1611 г. король Сигизмунд вел переговоры с целью склонить осажденных к капитуляции, но цели не добился. Однако положение крепости после почти двухлетней осады было критическим. Из 80 тыс. горожан осталась в живых лишь десятая часть. В ночь на 3 июня 1611 г. поляки с четырех сторон пошли на пятый, оказавшийся последним, приступ. Город был взят.

Первое ополчение (1611). Поражение русских войск при селе Клушине (24.06.1610) ускорило свержение Василия IV Шуйского (июль 1610) и установление власти боярского правительства ("Семибоярщины"). Тем временем к Москве подступило два войска: Жолкевского и Лжедмитрия II из Калуги. Поляки предлагали возвести на московский престол сына Сигизмунда - Владислава. Опасаясь Лжедмитрия, московская знать решила согласиться с кандидатурой Владислава, поскольку боялась расправы со стороны тушинцев. Кроме того, по просьбе московских бояр, боявшихся нападения отрядов Лжедмитрия II, в Москву осенью 1610 г. вступил польский гарнизон под командованием Александра Гонсевского (5-7 тыс. чел.).
Скоро выяснилось, что Сигизмунд не торопится присылать сына на московский престол, а желает сам распоряжаться Россией как завоеванной страной. Вот что, к примеру, писали соотечественникам жители Смоленщины, уже испытавшие власть Сигизмунда, который, кстати, сначала обещал им различные вольности. "Мы не противились - и все погибли, в вечную работу к латинству пошли. Если не будете теперь в соединении, обще со всею землею, то горько будете плакать и рыдать неутешным вечным плачем: переменена будет христианская вера в латинство, и разоряться Божественные церкви со всею лепотою, и убиен будет лютою смертию род ваш христианский, поработят и осквернят и разведут в полон матерей, жен и детей ваших". Авторы письма предупреждали о реальных намерениях захватчиков: "Вывесть лучших людей, опустошить все земли, владеть всею землею Московскою".
В декабре 1610 г. в ссоре со своими слугами погиб Лжедмитрий II. Таким образом, у противников Владислава и "Тушинского вора" остался один враг - иноземный царевич, против которого они и выступили. Вдохновителем похода стала православная церковь. В конце 1610 г. патриарх Гермоген разослал по стране грамоты с призывом идти против иноверцев. За это поляки арестовали патриарха. Но призыв был получен, и к Москве отовсюду двинулись отряды ополченцев. К Пасхе 1611 г. часть из них достигла столицы, где началось восстание горожан. На помощь им 19 марта подоспел отряд князя Дмитрия Пожарского. Но поляки укрылись за крепостными стенами центра Москвы. По совету оставшихся с ними бояр, они подожгли остальной город, вытеснив оттуда огнем нападавших.
С подходом основных сил ополчения (до 100 тыс. чел.) в начале апреля бои возобновились. Ополченцы заняли основную часть Белого города, оттеснив поляков к Китай-городу и Кремлю. В ночь с 21 на 22 мая последовал решительный штурм Китай-города, но осажденные сумели его отбить. Несмотря на многочисленность, ополчение не смогло добиться поставленных целей. Оно не имело единой структуры, дисциплины, общего руководства. Неоднороден был и социальный состав ополченцев, среди которых были и дворяне, и их бывшие крепостные крестьяне с казаками. Интересы тех и других относительно будущего социального устройства России были прямо противоположными.
Дворянское ополчение возглавлял Прокопий Ляпунов, казаков и бывших тушинцев - атаман Иван Заруцкий и князь Дмитрий Трубецкой. Однако среди главных вождей движения началось острое соперничество. 22 июля 1611 г. по ложному обвинению в умышлениях против казаков был убит Ляпунов. Казаки начали избивать его сторонников, вынудив их покинуть лагерь и разойтись по домам. Под Москвой остались в основном лишь отряды Трубецкого и Заруцкого.
Тем временем к Москве в августе сумел прорваться отряд гетмана Сапеги, который доставил осажденным продовольствие. В конце сентября к столице подошел также польский отряд гетмана Ходкевича (2 тыс. чел.). В ходе нескольких стычек он был отбит и отступил. Последняя крупная попытка Первого ополчения освободить Москву была предпринята в декабре 1611 г. Казаки во главе с атаманом Просовецким взорвали ворота Китай-города и ворвались внутрь крепости. Но поляки огнем из 30 орудий отбили штурм. После этой неудачи Первое ополчение фактически распалось.

Второе ополчение (1612). Состояние русского государства за 1611 г. лишь ухудшилось. Армия Сигизмунда захватила, наконец, Смоленск. В Москве стоял польский гарнизон. Шведы взяли Новгород. По стране свободно рыскали иноземные и местные шайки, грабившие население. Высшее руководство оказалось в плену или на стороне захватчиков. Государство осталось без реальной центральной власти. "Еще немного - и Россия сделалась бы провинцией какого-либо западноевропейского государства, как это было с Индией", - писал немецкий исследователь Шульце-Геверниц.
Правда, поляки, ослабленные долгой и неудачной войной со шведами и осадой Смоленска, не могли всерьез приступить к завоеванию российских земель. В условиях интервенции, краха центральной власти и армии последним рубежом обороны России стало народное сопротивление, освещенное идеей общественного сплочения во имя защиты Родины. Сословные противоречия, характерные для первых этапов Смутного времени, уступают место национально-религиозному движению за территориальную и духовную целостность страны. Сплотившей все социальные группы силой выступила русская православная церковь, вставшая на защиту национального достоинства. Заточенный в Кремле патриарх Гермоген продолжал распространять через своих сподвижников обращения - грамоты, призывая соотечественников бороться с иноверцами и смутьянами. Центром патриотической пропаганды стал и Троице-Сергиев монастырь, где воззвания составляли архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын.
Одна из грамот попала к нижегородскому земскому старосте, мясному торговцу Кузьме Минину. Осенью 1611 г. он выступил в Нижнем Новгороде перед согражданами, призвав их отдать силы и имущество на защиту Отечества. Сам он сделал первый взнос, выделив треть своих денежных средств (100 рублей) на создание ополчения. Так решило поступить и большинство нижегородцев. Кто отказывался, того заставляли силою. Руководить ополчением пригласили князя Дмитрия Пожарского.
В январе 1612г. ополчение двинулось к Ярославлю, устанавливая в северо-восточных районах свою власть. Второе ополчение было более однородным, чем первое. Оно состояло преимущественно из служилых, земских людей Северо-Восточной Руси. Ополченцы не пошли сразу на Москву, а остановились в Ярославле, чтобы укрепить тылы и расширить базу своего движения. Но вскоре им стало известно, что к столице на подмогу польскому гарнизону идет крупный отряд гетмана Ходкевича. Тогда Пожарский заторопился к Москве.
Подойдя к столице, Второе ополчение (примерно 10 тыс. чел.) заняло позиции близ Новодевичьего монастыря, на левом берегу реки Москвы. На правом берегу, в Замоскворечье, находились казачьи отряды князя Трубецкого (2,5 тыс. чел.), стоявшие под Москвой со времен Первого ополчения. Вскоре к столице приблизился отряд Ходкевича (до 12 тыс. чел.), с которым ополченцы 22 августа вступили в бой у Новодевичьего монастыря. Постепенно поляки оттеснили ополченцев к Чертольским воротам (район улиц Пречистенка и Остоженка). В этот критический момент боя часть казаков из лагеря Трубецкого переправилась через реку и атаковала отряд Ходкевича, который не выдержал натиска свежих сил и отступил к Новодевичьему монастырю.
Однако в ночь на 23 августа небольшая часть отряда Ходкевича (600 человек) все же сумела проникнуть в Кремль к осажденным (3 тыс. чел.) и утром те сделали удачную вылазку, захватив плацдарм на берегу Москвы-реки. 23 августа отряд Ходкевича переправился в Замоскворечье и занял Донской монастырь. Поляки решили пробиться к осажденным через позиции Трубецкого, надеясь на неустойчивость его войск и разногласия русских военачальников. Кроме того, сгоревшее от пожаров Замоскворечье было плохо укреплено. Но Пожарский, узнав о планах гетмана, успел переправить туда часть своих сил в помощь Трубецкому.
24 августа разгорелось решающее сражение. Наиболее жестокий бой завязался за Климентовский острог (Пятницкая улица), который не раз переходил из рук в руки. В этом бою отличился келарь Авраамий Палицын, который в критическую минуту уговорил казаков не отступать. Вдохновленные речью священника и обещанной наградой, они перешли в контратаку и в ожесточенной схватке отбили острог. К вечеру он остался за русскими, но решительной победы не было. Тогда в Замоскворечье с левого берега реки переправился отряд во главе с Мининым (300 чел.). Неожиданным ударом во фланг он атаковал поляков, внеся замешательство в их ряды. В это время русская пехота, засевшая в развалинах Замоскворечья, также поднялась в атаку. Этот двойной удар решил исход сражения. Ходкевич, потеряв в трехдневных боях половину своего отряда, отступил от Москвы на запад.
"Поляки понесли такую значительную потерю, - писал польский историк XVII в. Кобержицкий, что ее ничем нельзя было вознаградить. Колесо фортуны повернулось, и надежда овладеть целым Московским государством рушилась невозвратно". 26 октября 1612 г. остатки польского гарнизона в Кремле, доведенные до отчаяния голодом, капитулировали. Освобождение российской столицы от интервентов создало условия для восстановления в стране государственной власти.

Оборона Волоколамска (1612). После освобождения Москвы силами Второго ополчения польский король Сигизмунд стал собирать силы с целью вновь овладеть российской столицей. Но польское дворянство устало от войны и в массе своей не пожелало участвовать в опасном зимнем походе. В результате королю удалось набрать для столь серьезной операции всего 5 тыс. человек. Несмотря на явный недостаток сил, Сигизмунд все же не отступил от задуманного и в декабре 1612 г. выступил в поход на Москву. На пути его войско осадило Волоколамск, где стоял гарнизон под командованием воевод Карамышева и Чемесова. Защитники города отвергли предложение о сдаче и доблестно отбили три приступа, нанеся войску Сигизмунда серьезный урон. Особенно отличились в боях казачьи атаманы Марков и Епанчин, которые, по словам летописи, фактически руководили обороной города.
Пока Сигизмунд осаждал Волоколамск, один из его отрядов под командованием Жолковского отправился с целью разведки к Москве, но был разбит в сражении близ города. Это поражение, а также неудача основных сил под Волоколамском не позволили Сигизмунду продолжить наступление на российскую столицу. Король снял осаду и отступил в Польшу. Это дало возможность беспрепятственно провести в Москве Земский собор, который выбрал нового царя - Михаила Романова.

Рейд Лисовского (1614). Летом 1614 г. польско-литовский конный отряд под командованием полковника Лисовского (3 тыс. чел.) совершил глубокий рейд по российским землям. Рейд начался из района Брянска. Затем Лисовский подошел к Орлу, где сразился с войском князя Пожарского. Поляки опрокинули русский авангард воеводы Исленьева, но стойкость оставшихся с Пожарским воинов (600 чел.) не позволила Лисовскому развить успех. К вечеру к месту боя возвратились бежавшие части Исленьева, и отряд Лисовского отошел к Кромам. Затем он двинулся к Вязьме и Можайску. Вскоре Пожарский занемог и отправился на лечение в Калугу. После этого его отряд распался из-за ухода ратных людей по домам, и Лисовский смог беспрепятственно продолжать свой поход.
Путь его пролегал через Костромскую, Ярославскую, Муромскую и Калужскую области. Лисовский обходил большие города, опустошая их окрестности. В погоню за неуловимым отрядом было послано несколько воевод, но им нигде не удалось преградить ему путь. Близ Алексина Лисовский имел стычку с войском князя Куракина, а затем покинул российские пределы. Успехи "лисовчиков" свидетельствовали не только о талантах их вождя, но и о тяжелом состоянии России, не способной пока эффективно защитить себя от набегов. Рейд Лисовского не оказал особого влияния на ход русско-польской войны, но оставил по себе долгую память в Московском государстве.

Астраханская кампания (1614). Если Лисовский сумел избежать возмездия, то другой крупный "герой" Смутного времени в том году все же был схвачен. Речь идет об Иване Заруцком. Еще в 1612 г. тот пытался с помощью наемных убийц уничтожить Пожарского, а затем ушел от Москвы на юг с радикальной частью казаков. По пути атаман захватил супругу двух Лжедмитриев - Марину Мнишек, проживавшую с сыном в Калуге после убийства Лжедмитрия II. В 1613 г. с отрядом казаков (2-3 тыс. чел.) Заруцкий пытался вновь поднять против Москвы южные районы России. Но население, убедившееся на протяжении последних страшных лет в губительности междоусобиц, не поддержало атамана. В мае 1613 г. в сражении под Воронежем Заруцкий потерпел поражение от войска воеводы Одоевского и отступил еще дальше на юг. Атаман захватил Астрахань и решил создать там самостоятельное государство под покровительством иранского шаха.
Но казаки, уставшие от смуты и привлеченные посулами новой московской власти принять их на службу, не поддержали атамана. Жители Астрахани относились к Заруцкому с открытой враждебностью. Отказал в помощи и иранский шах, не желавший ссориться с Москвой. Не имея никакой серьезной поддержки, Заруцкий с Мариной Мнишек бежал из Астрахани при известии о приближении к городу правительственных войск. Грозный в прошлом атаман был вскоре разбит небольшим отрядом (700 чел.) царского воеводы Василия Хохлова. Заруцкий пытался укрыться на реке Яик, но его выдали властям местные казаки. Атаман и сын Марины Мнишек были казнены, а сама Марина заключена в тюрьму, где и скончалась. С освобождением Астрахани был ликвидирован наиболее опасный очаг внутренней смуты.

Московский поход Владислава (1618). Последним же крупным событием русско-польской войны стал поход к Москве войска во главе с королевичем Владиславом (10 тыс. поляков, 20 тыс. украинских казаков) осенью 1618 г. Польский королевич попытался овладеть Москвой в надежде восстановить свои права на российский престол. 20 сентября польская армия приблизилась к российской столице и стала лагерем в знаменитом Тушино. В это время с юга к Донскому монастырю подошли отряды украинских казаков (подданных Польши) во главе с гетманом Сагайдачным. Москвичи попытались воспрепятствовать его соединению с Владиславом, но на них, по словам летописи, напал такой страх, что они без боя пропустили войско гетмана в Тушино. Ужас горожан увеличила комета, которая в те дни стояла над городом.
Тем не менее, когда поляки в ночь на 1 октября пошли на приступ Москвы, они встретили достойный отпор. Наиболее жаркий бой разгорелся у Арбатских ворот, где отличился отряд стрельцов во главе со стольником Никитой Годуновым (487 чел.). После яростной схватки он сумел отразить прорыв польских частей под командованием кавалера Новодворского. Потеряв в этом деле 130 чел., поляки отступили. Их приступ к Тверским воротам также не принес успеха.

Деулинское перемирие (1618). После неудачного штурма начались переговоры, и вскоре утомленные борьбой противники (поляки вели тогда войну с Турцией и уже начинали новое столкновение со Швецией) заключили Деулинское перемирие на четырнадцать с половиной лет. По его условиям, Польша оставляла за собой ряд захваченных ею российских территорий: Смоленск, Новгород-Северские и Черниговские земли.
 
"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.