Быстрый переход

Борьба Руси с набегами кочевников в X - XII вв.

Оцените материал
(9 голосов)
На юг и юго-восток от русских земель простирались плодородные черноземные степи, дававшие при вспашке обильный урожай, но почти недоступные для земледельческого населения из-за кочевавших по степным пастбищам пришельцев-скотоводов. Древние кочевники степей скифо-сарматского происхождения к этому времени, вероятно, уже исчезли как самостоятельные племена. Часть их слились со славянами, а часть с тюркоязычными болгарами.
В IX в. в степях стали появляться отдельные орды печенегов, пришедшие с берегов Волги и Урала. В X в. печенеги заполонили все южнорусские степи, дойдя на западе до Дуная. Расселение славян-земледельцев по степи было приостановлено, юго-восточные славянские поселения на Дону, в Приазовье и Причерноморье оказались отрезанными от основных русских земель, и сама Русь на огромном тысячеверстном пространстве попала под удар печенегов. В середине X в. печенегам удалось оттеснить русские владения к северу. Византия умело использовала эту новую силу и нередко натравливала печенегов на усилившееся древнерусское государство.

Строительство городов на степной окраине Руси

Правительству Владимира Святославича пришлось принимать энергичные меры для того, чтобы обезопасить Русь от ежегодных стремительных и опустошительных набегов печенежских ханов, уводивших в плен русских людей и оставлявших после себя дым пожарищ сожженных сел и городов. Владимир предпринял постройку городов на южной степной окраине. Для несения гарнизонной службы в эти новые города переселялись «лучшие мужи» из северных отдаленных областей Руси. Так феодальному государству удалось организовать оборону, привлекши к
выполнению общегосударственных задач дружинников тех русских земель, которым набеги печенегов непосредственно не грозили.
Значение борьбы с кочевниками заключалось в том, что она ограждала земледельческую культуру от разорения и сокращала область экстенсивного кочевого хозяйства в плодородных степях, давая дорогу более совершенному пашенному земледелию.

Чёрные болгары. Торки. Берендеи. Половцы

Кроме печенегов в южнорусских степях жили черные болгары (в Приазовье), торки и берендеи (по р. Роси). Русские князья стремились привлечь их на свою сторону и использовать в качестве наемного войска. Легкая конница торков принимала участие в походах русских князей.
В середине XI в. в степях произошли новые перемещения и на запад двинулись из-за Дона и Волги кипчаки, которых русские называли половцами, а византийцы— куманами. Одновременно с ними из Средней Азии двинулись турки-сельджуки, отвоевавшие почти все азиатские владения у Византии. Половцы оказались очень сильным и опасным врагом. Они оттеснили печенегов к Дунаю, заняли Северный Кавказ, все южнорусские степи, часть Крыма и совершали походы на Русь и на Византию.

Борьба русского народа с половецкими набегами

Особенно страшен был половецкий натиск на Русь в 90-х годах XI в., когда в результате грабительских набегов отдельным ханам удавалось «постучать саблей в Золотые ворота Киева». Князь Владимир Всеволодич Мономах сумел организовать ряд походов в глубь степей, разбить половецкие войска и отвоевать города, захваченные половцами.
Важное значение имел поход 1111 г., в результате которого русскими войсками была взята столица одного из ханов - город Шарукань (в окрестностях современного Харькова). По поводу этого похода было сложено сказание, автор которого писал, что слава о победе Мономаха над половцами дойдет до Византии, Венгрии, Польши, Чехии и Италии.
Разгромленная часть половцев была вынуждена после этого покинуть донецкие степи и откочевать на Северный Кавказ. Оттуда 40 тыс. половецких воинов ушли в Грузию.

Процесс феодализации в половецком обществе

Во второй половине XII в. наблюдается начало феодализации половецких племен. В южнорусских степях образовались два воинственных, но непрочных половецких государства. Одно из них охватывало племена Поднепровья и Поднестровья (династия потомков хана Боняка). Другое, более сильное, объединяло племена по Северскому Дониу. .Приазовью, Дону и Кубани; здесь властвовала династия Шарукана, внук которого Кончак явился наиболее энергичным объединителем отдельных орд и племен. Кипчакские ханства складывались и на месте их древних азиатских кочевий - в степях западного Казахстана.
В половецком быту сохранялось много пережитков первобытнообщинного строя. В Крыму в XIII в. был составлен половецко-ла-тинско-персидский словарь, из которого- мы узнаем как о характере языка половцев (тюркского), так и о некоторых сторонах их быта.
Соединенные силы русских князей по-прежнему успешно боролись с половцами, но сепаратные, плохо подготовленные выступления отдельных князей (как, например, поход Игоря Святославича против Кончака в 1185 г.) оканчивались неудачей.
В XII — начале XIII в. половцы находились под сильным воздействием русской культуры. Половецкие ханы нередко носили русские христианские имена. Позднее, после татаро-монгольского нашествия, половцы сме-шались с татаро-монголами.

Культура Руси в IX—XII вв.

Турий рог из княжеского кургана X в. («Черная могила» в Чернигове). Внизу — развернутый орнамент серебряной оковки рогаРусский народ внес ценный вклад в мировую культуру, создав уже сотни лет назад немеркнущие в веках произведения литературы, живописи и зодчества.
Знакомство с культурой Киевской Руси и русских княжеств эпохи феодальной раздробленности убеждает нас в ошибочности существовавшего некогда мнения об исконной отсталости Руси.
Русская средневековая культура X —XII вв. заслужила высокую оценку как современников, так и потомков.
Если мы сопоставим два полюса русской культуры IX —XI вв.—деревню и феодальный замок, - то увидим резкую контрастность их внешнего облика. Деревня, хранительница народной культуры, с ее домоткаными одеждами, ручной вышивкой и резьбой по дереву устойчиво Сохраняла традиции тысячелетней давности. Она пронесла архаичный орнамент через всю Феодальную эпоху и только с развитием фабричной промышленности в XIX в. рассталась со своим традиционным искусством.
Русские феодалы, как и их европейские, византийские и восточные собратья, стремились прежде всего к представительности, репрезентативности. Одежда, оружие, сбруя должны были быть украшены как можно пышнее и богаче. Золото, позолота, броские и яркие самоцветы, обилие драгоценного металла должны были громко заявлять о богатстве,  а  следовательно,   и о силе данного феодала.
Репрезентативность пронизывала весь быт, охватывая и архитектуру, особенно наглядно противопоставляющую знать простым людям. С каждым столетием контраст между народной и феодальной материальной культурой все возрастал, являясь наглядным показателем наличия двух культур в феодальном обществе Киевской Руси.
Прогрессивность народной культуры в эпоху становления и укрепления государства особенно проявилась в создании в X в. нового эпического жанра — героического былинного эпоса.
Былины резко отличаются от придворных славословий, выраженных или княжескими певцами, или летописцами. Ни Святослав, ни Ярослав Мудрый, ни Юрий Долгорукий не стали героями народного эпоса, хотя им посвящено много хвалебных страниц в исторических и богословских сочинениях.
Народ воспел в конце X в. борьбу с варягами, и первым эпическим героем стал Микула Селянинович, пахарь-богатырь, олицетворение самого народа в событиях 970-х годов.
Народ воспел подвиги крестьянского сына Ильи Муромца, боровшегося с Соловьем-Разбойником — символом родового старейшины, чуждающегося новой государственности и «залегающего дорогу прямоезжую». Народ поставил во главе всего киевского цикла былин князя Владимира Красное Солнышко, в образе которого слились два реальные Владимира, два государственных деятеля, прославившихся активной защитой русских земель от печенегов и половцев — Владимир Святославич и Владимир Мономах.
Былины создавались не при княжеских дворах, но и не в глухих медвежьих углах деревенского захолустья. Ратники сельских ополчений, горожане, «отроки»- вот та среда, которая в соответствии со своими симпатиями создавала эпических героев.
Горожане были передовой частью народных масс; их руками, умом и художественным вкусом создавалась вся бытовая часть феодальной культуры: крепости и дворцы, белокаменная резьба храмов и многокрасочная финифть на коронах и бармах, корабли с носами «по-звериному» и серебряные браслеты с изображением русальных игрищ. Мастера гордились своими изделиями и подписывали их своими именами.
Кругозор горожан был несравненно шире, чем у сельских пахарей, привязанных к своему узенькому «миру» в несколько деревень.
Горожане общались с иноземными купцами, ездили в другие земли, были грамотны, умели считать.
Спасский собор в Чернигове; построен князем Мстиславом Владимировичем в 1036 г.Именно они, горожане, — мастера и купцы, воины и мореплаватели — видоизменили древнее понятие крошечного сельского мира (в один день пути!), раздвинув его рамки до понятия «весь мир».
Именно здесь, в городах, посадские люди увлекались веселыми языческими игрищами поощряли скоморохов, пренебрегая запретами церкви. Здесь создавалась сатирическая поэзия, острое оружие социальной борьбы, рождались свободолюбивые идеи еретиков, поднимавших свой голос против монастырей, церкви, а порою и против самого бога. Это посадские «черные люди» исписывали в XI — XII вв. стены киевских и новгородских церквей веселыми, насмешливыми надписями, разрушая легенду о повсеместной религиозности средневековья.
Исключительно важным было открытие в Новгороде берестяных грамот XI — XV вв. Целый новый мир открылся исследователям при изучении этих грамот. Торговые сделки, частные письма, торопливые записки, посланные с нарочным, отчеты о выполнении хозяйственных работ, донесение о походе, приглашение на поминки, загадки, стихи и многое, многое другое раскрывают нам эти замечательные документы, снова подтверждающие широкое развитие грамотности среди русских горожан.
Древнерусские люди не только любили читать и переписывать книги, но и глубоко понимали значение их, говоря, что «книги суть реки,  напояющие  вселенную мудростью».
Вскоре после крещения Руси, которое сыграло известную положительную роль в деле сближения с византийской культурой, в Киеве и других городах началась большая работа по переводу и переписке книг. В короткий срок русская церковь получила богослужебные книги, а княжеско-боярская среда — перевод хроники Георгия Амартола (сделан в первой половине XI в.), «изборники» истерических и философских сочинений, а также византийский рыцарский роман и другие жанры тогдашней мировой литературы, рассчитанной на аристократическую среду. Русским книжникам была известна литература на старославянском, греческом, еврей-ском, латинском языках. О сыне Ярослава Мудрого Всеволоде летописец с уважением говорит, что он «седя дома изумеяше пять язык».
Существенным отличием русской культуры от культуры большинства стран Востока и Запада является применение родного языка.
Русская литература XI — XIII вв. дошла до нас, разумеется, не полностью. Средневековая церковь, ревниво истреблявшая апокрифы и сочинения, упоминавшие языческих богов, вероятно, приложила руку к уничтожению рукописей, подобных «Слову о полку Игореве», где о церкви сказано мимоходом, а вся поэма полна русскими языческими божествами.
Медальон с перегородчатой эмалью. Образчик тончайшей ювелирной работы русских мастеров XII в.Крупнейшими произведениями русской литературы, созданными в этот период, но продолжавшими свою литературную жизнь еще много столетий, являются: «Слово о законе и благодати» митрополита Иплариона. «Поучение» Владимира Мономаха, «Киево-Печерский патерик» и, конечно, летописи, среди которых видное место занимает «Повесть временных лет» Нестора (начала XI I века).
Для большинства из них характерен широкий общерусский взгляд на события и явления, гордость созданным государством, сознание необходимости постоянной совместной борьбы против кочевнических орд, стремление прекратить разорительные для народа войны русских князей между собой.
Русские писатели XI — XIII вв. заставляли своих читателей и слушателей (многое было рассчитано на чтение вслух) думать о судьбах Русской земли, знать положительных и отрицательных героев родной истории, чувствовать и укреплять единство всей древней русской народности. Почетное место в этой литературе занимают исторические труды.
Географический кругозор летописца очень широк - он знает и Британию на западе Старого Света, отмечая некоторые этнографические пережитки у англичан, и Китай на востоке Старого Света, где люди живут «на краю земли».
Используя русские архивы, народные сказания и иностранную литературу, летописцы создавали широкую и интересную картину исторического развития Русского государства .
При всем патриотизме русской литературы, мы не найдем в ней и следа проповеди агрессивных действий. Борьба с половцами рассматривается лишь как оборона русского народа от неожиданных грабительских набегов. Характерной чертой является и отсутствие шовинизма, гуманное Отношение к людям различных национальностей: «Милуй не токмо своея веры, но и чужия аще то буде жидовин, или сарацин, или болгарин, или еретик, или латинянин, или ото всех поганях- всякого помилуй и от беды избави» (Послание Феодора Печерского к князю Изяславу—XI в.).
Серьезным вкладом в историю мировой культуры является русская средневековая архитектура. Имевшие опыт в строительстве крепостей, башен, дворцов, деревянных языческих храмов, русские архитекторы с поразительной быстротой освоили новую византийскую технику кирпичного строительства и украсили крупнейшие русские города великолепными монументальными сооружениями.
Русская живопись и рисунок дошли до нас в виде фресок, икон, книжных миниатюр. Реставрационные работы, промывка и расчистка памятников живописи раскрыли перед нами по-новому и этот раздел русской культуры.
В живописи, как и в архитектуре, русские на первых порах, в X — XI вв., были учениками византийцев.
Основная масса уцелевших до нашего времени произведений живописи и скульптуры относится, к сожалению, только к одному разряду — к церковному искусству. Светское искусство известно нам лишь частично.
Классовая сущность феодальной церкви во всей полноте раскрылась в отношении к искусству, которое церковь стремилась монополизировать, чтобы посредством его притягательной силы воздействовать на умы русских людей.
Русские средневековые соборы, как и соборы западноевропейских стран, были образцами очень умелого и тонкого использования всех видов искусства в целях утверждения идей феодальной церкви. До наших дней сохранились такие здания, как Софийский собор в Киеве (1037 г.), Спасский собор в Чернигове (1036 г.) и Софийский собор в Новгороде (1045 г.).
Русская средневековая культура рождалась без античного наследства, в суровых условиях непрерывной борьбы со степью, наступавшей на земледельческие племена, при постоянной опасности порабощения Византией. Русское феодальное государство окрепло в этой оборонительной борьбе. Русская культура развивалась очень быстро, используя богатые потенциальные возможности славян-земледельцев. Развитие феодальных отношений, появление городов ускорило процесс роста культуры древнерусской народности.
Широкие мирные связи с Востоком и Западом сделали Русь активной участницей той общей культуры Старого Света, которая складывалась в средние века, пренебрегая феодальными рубежами.
 
Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.