Быстрый переход

Бой у озера Хасан (Советско - Японская война 29 июля 1938 - 11 августа 1938)

Оцените материал
(1 Голосовать)
В связи с усилившейся угрозой военного нападения Японии ОКДВА 1 июля 1938 г. преобразуется в Дальневосточный фронт. Командующим назначается Маршал Советского Союза В. К. Блюхер, членом Военного совета - дивизионный комиссар П. И. Мазепов, начальником штаба - комкор Г. М. Штерн.
Меры, предпринятые для усиления обороноспособности, оказались своевременными.

На исходе июля 1938 г. японская военщина развязала конфликт против СССР у озера Хасан, полагая, что здесь, в условиях бездорожья и болотистой местности, Красной Армии будет значительно труднее сосредоточить и развернуть свои войска. Предпринимая нападение, враг пытался испытать прочность наших рубежей, а в случае успеха улучшить свои исходные позиции для последующих действий по захвату советского Дальнего Востока.
Весть об этом вооруженном конфликте на юге Приморья быстро облетела всю нашу страну. Наглая вражеская провокация вызвала гнев и возмущение советских людей. Многие воины-дальневосточники обращались к командованию с просьбой послать их в те части, которым выпала высокая честь и ответственность - с оружием в руках защищать родную землю, неприкосновенность священных рубежей своей социалистической Родины.
Расскажем подробнее, как разворачивались события.
Японские генералы тщательно готовили операцию, для удара сосредоточили 19-ю пехотную дивизию численностью до 20 тыс. человек, которой предстояло овладеть прилегающими к озеру Хасан сопками, а также бригаду 20-й пехотной дивизии, кавалерийскую бригаду, три отдельных пулеметных батальона и танки. Сюда были подтянуты тяжелая артиллерия, бронепоезда, зенитные орудия. На ближайших аэродромах сосредоточилось до 70 боевых самолетов.
Незадолго до нападения японские дипломаты выдвинули лживую
версию о том, что пограничная зона СССР в районе озера Хасан является якобы маньчжурской территорией, и нагло потребовали вывода из нее наших войск. 20 июля 1938 г. посол Японии в Москве Сигемицу заявил: если это требование не будет выполнено, его страна применит силу.
23 июля японские части, расположенные в Корее и Маньчжурии на границе с СССР, стали изгонять жителей из приграничных деревень. А па другое утро в районе песчаных островов ни реке Тумень-Ула появились огневые позиции артиллерии. На железной дороге притаились бронепоезда. На высоте Богомольная, в одном километре от Заозерной, были устроены огневые позиции для пулеметов и легкой артиллерии. В заливе Петра Великого, у территориальных вод СССР, курсировали японские эсминцы. 25 июля в районе погранзнака № 7 наш пограничный отряд подвергся ружейно-пулеметному обстрелу, а на следующий день усиленная японская рота захватила пограничную высоту Чертова Гора...
Рано утром 29 июля под прикрытием тумана два японских отряда перешли нашу государственную границу и начали наступление на высоту Безымянная. Пограничный наряд под командованием лейтенанта А. М. Махалина встретил врага огнем. Одиннадцать воинов в течение нескольких часов героически отражали натиск многократно превосходящих сил противника. Пять бойцов-пограничников были убиты, а остальные ранены, смертельно - лейтенант Махалин. Ценою больших потерь японцам удалось овладеть высотой. К месту боя подоспели резерв пограничников и стрелковая рота под командованием коммуниста лейтенанта Д. Левченко. Смелой штыковой атакой и гранатами наши доблестные воины выбили захватчиков с советской земли.
Очистив сопку, бойцы оборудовали окопы. На рассвете 30 июля неприятельская артиллерия обрушила на них сосредоточенный огонь. А потом японцы несколько раз переходили в атаку, но рота лейтенанта Левченко стояла насмерть. Сам ротный был трижды ранен, но из боя не вышел. Взвод противотанковых орудий лейтенанта И. Лазарева пришел на помощь подразделению Левченко и прямой наводкой расстреливал японцев. Был убит один из наших наводчиков. Лазарев, раненный в плечо, занял его место. Артиллеристам удалось подавить несколько вражеских пулеметов и уничтожить до роты пехоты. Командира взвода с трудом заставили уйти на перевязку. Через день он снова был в строю и воевал до окончательной победы...
Уже первые бои 29-30 июля показали, что завязался не обычный пограничный инцидент.
Как только началась японская провокация у озера Хасан, командующий Дальневосточным фронтом В. К. Блюхер приказал привести в боевую готовность 40-ю стрелковую дивизию, расположенную в Приморье, и выделить из ее состава в помощь пограничникам два усиленных стрелковых батальона.
Из-за удаленности и почти полного отсутствия дорог выдвижение 40-й стрелковой дивизии к границе проходило медленно. Обстановку усложнили и непрерывные ливневые дожди, В 3 часа утра 31 июля японцы открыли артиллерийский огонь и силами двух пехотных полков перешли в наступление на высоты Заозерная и Безымянная. Поело ожесточенного четырехчасового боя противник занял эти высоты. Передовые наши батальоны отошли к востоку от озера Хасан: батальон 119-го полка-на высоту 194,0, батальон 118-го-в Заречье. Главные силы 40-й стрелковой дивизии в это время находились на марше в 30-40 км от района боев.
По указанию Народного комиссара обороны К. Е. Ворошилова были приведены в боевую готовность войска в Приморском крае, а также силы Тихоокеанского флота. Отражение вражеского нападения возлагалось на 39-й стрелковый корпус под командованием комбрига В. Н. Сергеева. В его состав входили 40-я стрелковая дивизия имени С. Орджоникидзе (командир полковник В. К. Базаров), 32-я Саратовская стрелковая дивизия (командир полковник Н. Э. Берзарап) и 2-я механизированная бригада (командир полковник А. П. Панфилов). В район боевых действий прибыл начальник штаба фронта комкор Г. М. Штерн с группой командиров.
Японцы, захватив Безымянную и Заозерную, в течение трех суток покрыли эти сопки глубокими траншеями. Оборудовались пулеметные площадки, блиндажи, огневые позиции для минометов и артиллерии, проволочные заграждения и противотанковые рвы. На ключевых позициях были установлены бронированные колпаки под пулеметы, а за камнями замаскировались снайперы. Узкие проходы между озером и границей были заминированы.
Командир 40-й стрелковой дивизии принял решение - 1 августа с ходу атаковать противника на высотах и восстановить положение на границе. Однако части дивизии из-за бездорожья вышли к исходным рубежам с опозданием. Находившийся па командном пункте соединения комкор Штерн приказал отложить атаку на следующий день.
2 августа в Посьет прибыл командующий войсками ДВФ В. К. Блюхер. Ознакомившись с обстановкой, он одобрил действия Г. М. Штерна и дал указания на более тщательную подготовку войск к атаке.
В тот же день 40-я стрелковая дивизия перешла в наступление, Главный удар па высоту Безымянная наносили с севера 119-й и 120-й стрелковые полки с приданными 32-м отдельным танковым батальоном и двумя артиллерийскими дивизионами. С юга наступал 118-й стрелковый полк.
Бой был жестоким. Противник находился на чрезвычайно выгодных позициях. Перед его окопами лежало озеро, не позволявшее нашим войскам атаковать высоты с фронта: надо было обойти озеро, то есть двигаться вдоль самой границы, строго в пределах своей территории, под фланговым огнем врага.
119-й стрелковый полк, преодолев вброд и вплавь северную часть озера Хасан, к исходу 2 августа вышел па северо-восточные скаты сочки Безымянная, где встретил сильное огневое сопротивление японцев. Бойцы залегли и окопались.
120-й стрелковый полк к тому времени овладел восточными скатами сопки Безымянная, однако, встретив сильное противодействие неприятеля, прекратил атаку и залег. 118-й стрелковый полк захватил лощину западнее высоты 62,1 и к исходу дня вышел на восточные и юго-восточные скаты Безымянной.
Помощь пехоте оказывал 32-й отдельный танковый батальон полковника М. В. Акимова.
Сколь ни велико было мужество советских воинов, все попытки наших войск 2 и 3 августа выбить японцев с захваченной территории успеха не имели. Командование фронта по указанию Народного комиссара обороны от 3 августа поручило выполнение задачи по разгрому врага 39-му стрелковому корпусу, командиром которого был назначен Г. М. Штерн. В состав корпуса вошли 40, 32, 39-я стрелковые дивизии и 2-я механизированная бригада со средствами усиления.
Между тем, пытаясь выиграть время, чтобы подтянуть в район озера Хасан еще более крупные силы и закрепиться на захваченной советской земле, японское правительство прибегло к дипломатическому маневру. 4 августа посол Японии в Москве встретился с Народным комиссаром иностранных дел СССР М. М. Литвиновым и заявил, что его правительство намерено разрешить конфликт "мирным путем". Этот "мирный путь" означал попытку навязать советской стороне переговоры об изменениях границы, а также добиться оставления на ряде участков нашей территории японских войск. Такое наглое предложение было, естественно, решительно отвергнуто. Советское правительство твердо заявило, что прекращение военных действий возможно лишь при условии восстановления положения, существовавшего до 29 июля. Японцы ответили на это отказом.
Тогда нашим войскам был отдан приказ о переходе в общее наступление. В приказе, в частности, говорилось: "Задача корпуса с приданными частями 6 августа овладеть высотой Заозерная и уничтожить врагов, посмевших вторгнуться на нашу советскую землю".
Г. М. Штерн предложил смелый и оригинальный план: 32-й стрелковой дивизии с 3-м танковым батальоном 2-й механизированной бригады овладеть высотой Безымянная и ударом с северо-запада совместно с 40-й стрелковой дивизией изгнать врага с высоты Заозерная;
40-й дивизии со 2-м танковым и разведывательным батальонами той же бригады овладеть высотой Пулеметная Горка и ударом с северо-востока совместно с 32-й дивизией - высотой Заозерная; 39-й стрелковой дивизии с 121-м кавалерийским полком, мотострелковым батальоном 2-й механизированной бригады вменялось в обязанность обеспечить прикрытие правого фланга корпуса по линии Ново-Киевское, высота 106,9.
В операции предусматривались артподготовка тремя полками корпусной артиллерии, а также поддержка и прикрытие наземных войск авиацией. Пехоте и танкам запрещалось и на этот раз переходить государственную границу Китая и Кореи.
День генеральной атаки у озера Хасан совпал с девятой годовщиной основания ОКДВА. Утром по этому случаю во всех частях и подразделениях корпуса был зачитан приказ командующего ДВФ В. К. Блюхера. "...Нанести сокрушительный удар по коварному врагу,- говорилось в приказе,- уничтожить его до конца - таков священный долг перед Родиной каждого бойца, командира, политработника".
6 августа, в 16 часов, после того как рассеялся густой туман, тяжелые бомбардировщики ТБ-3 под прикрытием истребителей нанесли удар по японским войскам. Более 250 орудий приступили к артиллерийской подготовке. Через 55 минут ринулись в атаку пехота и танки.
Противник яростно сопротивлялся. Под его пулеметными очередями бойцы на отдельных направлениях вынуждены были залечь перед проволочными заграждениями. А сильно заболоченная местность и плотный артиллерийский огонь сдерживали наши танки. Но все это были лишь временные задержки.
К исходу дня 6 августа 118-й стрелковый полк 40-й дивизии овладел советской частью высоты Заозерная. Красное знамя на ее вершине водрузил секретарь партийного бюро полка лейтенант (впоследствии генерал-майор) И. Н. Мошляк, вдохновлявший воинов примером личного мужества. Он шел в наступление с головным батальоном, а когда комбат погиб, заменил его и добился выполнения подразделением боевой задачи.
32-я стрелковая дивизия под ураганным огнем противника настойчиво продвигалась по узкой полосе вдоль озера Хасан и последовательно овладела высотами Пулеметная Горка и Безымянная. Шесть раз поднимал бойцов в атаку командир 1-го батальона 95-го стрелкового полка капитан М. С. Бочкарев.
Бои шли с неослабевающей силой. Обе стороны несли большие потери. Подтянув резервы, противник неоднократно переходил в контратаки. Только 7 августа враг предпринимал их, например, на высоте Заозерная двадцать раз! Но все они были отбиты.
Четыре дня, не умолкая, длилось сражение. Оно закончилось разгромом отборных японских частей. 9 августа советская территория была полностью очищена от иноземных захватчиков. В полдень 11 августа боевые действия прекратились.

Подвиг дальневосточников - Хасан.

Похожие материалы (по тегу)