Быстрый переход

Бои на Халхин - Голе (Советско - Японская война 11 мая 1939 – 16 сентября 1939)

Оцените материал
(0 голосов)
Нападение японских агрессоров на Монгольскую Народную Республику в мае 1939 г. было одним из звеньев в общей цепи политики международного империализма, политики подготовки и развязывания как локальных войн, так и мировой войны. Изолированно рассматривать события на Халхин-Голе нельзя. Иначе не ясны будут ни их сущность, ни их значение.

Международная обстановка в то предвоенное время характеризовалась, с одной стороны, острыми империалистическими противоречиями внутри стран капиталистического мира, а с другой - их общей враждебностью к Стране Советов, первому в мире социалистическому государству.
Империализм стремился разрешить эти противоречия военными, насильственными средствами. Причем главной тенденцией в политике наиболее агрессивных государств - Германии и Японии - было стремление объединить усилия для нападения на СССР с двух сторон, т. е. навязать Советскому Союзу войну на два фронта.
Эта тенденция еще больше усиливалась и приобретала определенную направленность в связи с заключением в 1936 г. "антикоминтерновского пакта" и образованием военно-политического блока фашистских государств, в который вошли Германия, Италии и Япония. Создание такой военно-политической коалиции с распределением сфер действия ее участников преследовало цель разжечь очаги войны в Европе и Азии.
В 1938 г. немецко-фашистская армия захватила Австрию, оккупировала Чехословакию, а в апреле 1939 г. Гитлер утвердил план "Вайс", предусматривавший нападение на Польшу до 1 сентября 1939 г. На Востоке японская армия вторглась в Китай, оккупировала всю территорию Маньчжурии, создав здесь марионеточное государство Маньчжоу-Го, во главе которого был поставлен последний император пинской династии Генри Пу И. Японские захватчики установили в нем военно-полицейский режим. Маньчжурия была превращена в плацдарм агрессии против СССР, Монголии и Китая.
Первым шагом агрессии явилось вторжение японцев в июле 1938 г. на советскую территорию у оз. Хасан. Эта ничем особенным не примечательная приграничная полоса земли, изрезанная холмами, долинами рек, стала местом жарких схваток. Советские войска в упорных боях одержали здесь важную победу. Однако японские агрессоры не успокоились. Они стали готовиться к более масштабной военной акции, и не только с целью реванша.
Осенью 1938 г. в генеральном штабе японской армии был разработан план войны против МНР и СССР, предусматривавший захват Монгольской Народной Республики и овладение Советским Приморьем.
Японский генштаб планировал перерезать транссибирскую магистраль, отторгнуть Дальний Восток от остальной части Советского Союза. По свидетельству одного из офицеров японского генерального штаба, основной стратегический замысел японского командования по этому плану заключался в том, чтобы сосредоточить в Восточной Маньчжурии главные военные силы и направить их против советского Дальнего Востока. Квантунская армия должна была захватить Уссурийск, Владивосток, а затем Хабаровск и Благовещенск.
Японцы давно вынашивали планы захвата Монголии. Они считали, что овладение территорией Монгольской Народной Республики дает им крупные стратегические выгоды. Начальник штаба Квантунской армии генерал Итагаки говорил, что Монголия "является очень важной с точки зрения японо-маньчжурского влияния сегодняшнего дня, ибо она является флангом обороны Транссибирской железной дороги, соединяющей советские территории на Дальнем Востоке и в Европе. Если Внешняя Монголия будет объединена с Японией и Маньчжоу-Го, то советские территории на Дальнем Востоке окажутся в очень тяжелом положении и можно будет уничтожить влияние Советского Союза на Дальнем Востоке без особенных военных усилий. Поэтому целью армии должно быть распространение японо-маньчжурского господства на Внешнюю Монголию любыми средствами". Словом, японские стратеги считали, что, прорвавшись через Монголию и дойдя до Байкала, они тем самым поставят под угрозу весь советский Дальний Восток.
Японских империалистов привлекали также и богатства Монголии - уголь, железо, скот, а также огромная территория, которая больше Англии, Франции и Германии вместе взятых. К походу на Монголию японцы готовились долгое время. Они не раз устраивали провокации на ее границах.
Японские войска организовывали всякого рода диверсии и в приграничных с СССР районах. В 1936-1938 гг. на границе СССР и захваченной японцами Маньчжурии было зафиксировано 230 нарушений, из них 35 крупных боевых столкновений. Тревожная обстановка складывалась на участках Турий Рог и у оз. Ханка, в Полтавском и Гродековском укрепленных районах, на р. Амур у городов Благовещенск и Хабаровск.
В Маньчжурии на границах с Советским Союзом и Монгольской Народной Республикой японцы создали 11 укрепленных районов, в населенных пунктах вдоль государственных границ разместили сильные военные гарнизоны; они строили и совершенствовали шоссейные дороги. В Северной и Северо-Восточной Маньчжурии сосредоточивалась основная группировка Квантунской армии. К лету 1939 г. ее численность здесь была доведена до 350 тыс. человек; в группировке имелось более тысячи артиллерийских орудий, 385 танков и 355 самолетов.
Все эти факты убедительно свидетельствовали, что Япония усиленно готовилась к агрессии против МНР и СССР.
Учитывая напряженность положения и угрозу военного нападения, правительства Советского Союза и Монгольской Народной Республики принимали меры дипломатического и военного характера. Еще 12 марта 1936 г. был подписан советско-монгольский Протокол о взаимной помощи. В нем говорилось: "Правительства Союза Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республики обязуются в случае военного нападения на одну из договаривающихся сторон оказать друг другу всяческую, в том числе и военную помощь". В соответствии с этим соглашением в Монголию были направлены части Красной Армии, из которых был сформирован 57-й особый корпус.
Советское правительство официально заявило позднее, что "границу Монгольской Народной Республики, в силу заключенного между нами договора о взаимопомощи, мы будем защищать так же решительно, как и свою собственную".
В этих целях были приняты действенные меры по надежной защите дальневосточных рубежей нашей страны и союзной нам МНР. В частности, было решено увеличить численность советских войск на Дальнем Востоке. Приказом НКО СССР от 4 сентября 1938 г. Тихоокеанский флот и Краснознаменная Амурская флотилия были оперативно подчинены командующим отдельными армиями ".
К лету 1939 г. в состав советских войск на Дальнем Востоке входили 1-я отдельная Краснознаменная армия под командованием командарма 2-го ранга Г. М. Штерна, 2-я отдельная Краснознаменная армия комкора И. С. Конева, Забайкальский военный округ (командующий комкор Ф. Н. Ремизов). Эти объединения подчинялись непосредственно наркому обороны СССР. В оперативном подчинении 1-й отдельной Краснознаменной армии находился Тихоокеанский флот, 2-й отдельной Краснознаменной армии - Краснознаменная Амурская флотилия и Забайкальского военного округа - 57-й особый корпус, дислоцировавшийся на территории МНР.
Большая работа проводилась по инженерному укреплению границ и повышению боевых возможностей войск. Было завершено строительство многих оборонительных районов на наиболее угрожаемых направлениях. Из авиационных частей и соединений создано новое оперативное объединение - 2-я воздушная армия. В стрелковые и кавалерийские соединения включались танковые батальоны и механизированные полки. Территориальные дивизии переводились на кадровое положение.
Наряду с этими важными оборонными мероприятиями значительная работа проводилась по дальнейшему развитию экономики в районах Дальнего Востока. От Забайкалья до берегов Тихого океана развернулось строительство заводов, создавались военные городки.
Усилиями молодежи, приехавшей со всех концов страны, вырос новый промышленный центр Дальнего Востока - Комсомольск-на-Амуре. На постоянное местожительство в различные области Дальнего Востока выехало большое количество демобилизованных воинов. Все эти мероприятия, как показал дальнейший ход событий, были крайне необходимыми и своевременными.
Готовя агрессивную акцию против Монгольской Народной Республики, японское командование избрало объектом нападения восточный выступ республики в районе р. Халхин-Гол. Овладение этим районом дало бы японцам ряд преимуществ. Река Халхин-Гол шириной 100-130 м и глубиной 2-3 м имеет крутые спуски, во многих местах заболочена, а местами была труднодоступна для боевой техники. В нескольких километрах к востоку от нее тянется гряда высот, возвышающихся над местностью. Наряду с этим в долине реки много песчаных котлованов. В Халхин-Гол здесь впадает р. Хайластын-Гол, разрезающая на две части район предстоявших боевых действий, что было невыгодно для советско-монгольских войск.
С маньчжурской стороны к этому району близко подходили две железные дороги, ближайшая же железнодорожная станция снабжения советских и монгольских войск находилась на расстоянии 650 км. Степной и безлюдный район восточнее р. Халхин-Гол охранялся лишь отдельными пограничными дозорами, заставы находились на удалении 20-30 км от государственной границы.
Все это, разумеется, учитывалось японцами. Перед военными событиями в мае 1939 г. японское военное командование подтянуло в район боевых действий около 38 тыс. войск, 135 танков и 225 самолетов. Советско-монгольские войска, оборонявшиеся восточнее р. Халхин-Гол на фронте в 75 км, имели в своем составе 12,5 тыс. бойцов, 186 танков, 266 бронемашин и 82 самолета. По численности личного состава и авиации противник в три раза превосходил силы советско-монгольских войск. Но следует отметить, что советские и монгольские воины бы ли хорошо подготовлены. Монгольская Народная армия имела артиллерию, танки, авиацию. Она хорошо владела имеющейся у нее боевой техникой. Основным родом войск армии являлась кавалерия, подвижная, закаленная. Монгольские цирики - испытанные воины. Они были готовы грудью отстаивать независимость своей родины. Армия - крепкая опора Монгольской Народной Республики, но главная и основная ее опора - это дружба с великим Советским Союзом. И это придавало воинам силу и уверенность в победе.
После тщательной подготовки японское командование приступило к осуществлению своих планов. Пустив в ход излюбленный прием - провокацию, японские агрессоры объявили чужую территорию своей. 11 мая 1939 г. японские части неожиданно напали на заставы монгольской Народной армии восточнее р. Халхин-Гол в районе оз. Буир-Нур. Монгольские воины вынуждены были отойти к реке. Бои шли здесь десять дней, но какого-либо успеха японцам они не принесли.
Советское командование разгадало замысел врага. Ясно было, что речь идет вовсе не о захвате какого-либо куска территории. Криками об исправлении границ японские агрессоры прикрывали стремление превратить Монголию в плацдарм для нападения на СССР. Советское командование быстро пришло на помощь Монгольской республике, приказав перебросить войска в район Халхин-Гола.
После вероломного нападения японских захватчиков на МНР Советское правительство приняло срочные меры по усилению руководства войсками в районе начавшихся боевых действий. В первых числах июня туда был направлен заместитель командующего войсками Белорусского военного округа по кавалерии комдив Г. К. Жуков с задачей разобраться в обстановке на месте, принять неотложные меры. Оценив обстановку в целом, он пришел к выводу, что "теми силами, которыми располагал 57-й особый корпус в МНР, пресечь японскую военную авантюру будет невозможно...". Советское Главное командование немедленно приняло решение об усилении корпуса. Его командиром был назначен Г. К. Жуков.
Вскоре на помощь советско-монгольским войскам в районе Халхин-Гола стали прибывать свежие части и подразделения. На усиление авиационной группы поступали новые истребители ("Чайка" и И-16) с опытными советскими летчиками, среди которых был 21 Герой Советского Союза.
20 июня командующий Квантунской армией отдал распоряжение о наступлении японо-маньчжурских войск в районе Халхин-Гола. 30 июня командир 23-й японской дивизии генерал-лейтенант Камацубара в свою очередь приказал войскам перейти в наступление.
План японского командования сводился к следующему: перейдя в наступление по всему участку, сковать советские части с фронта, а затем ударной группировкой обойти левый фланг обороны, переправиться через р. Халхин-Гол, занять господствующую в этом районе высоту Баин-Цаган и ударить в тыл советско-монгольским частям. Отдавая приказ о наступлении, Камацубара хвастливо добавлял, что он сам движется с основными силами к горе Баин-Цаган, где и будет находиться после ее занятия.
Японское командование рассчитывало завершить эту наступательную операцию как можно быстрее, чтобы до наступления осени закончить все военные действия в пределах МНР.
В этих условиях советское командование было вынуждено срочно провести ряд мер по предотвращению расширения военных действий. Одной из них явилась перестройка организационной структуры руководства войсками на Дальневосточном театре военных действий, другой - увеличение их боевого и численного состава. 5 июля Главный военный совет РККА принял решение об образовании в Чите нового органа стратегического руководства Вооруженными Силами, подчинив ему все войска, дислоцировавшиеся в то время на Дальнем Востоке. В соответствии с этим народный комиссар обороны издал приказ о создании фронтовой группы войск во главе с командующим - командармом 2-го ранга Г. М. Штерном (член Военного совета - дивизионный комиссар Н. И. Бирюков, начальник штаба - комдив М. А. Кузнецов). На Военный совет и штаб созданной группы возлагались задачи по объединению и направлению действий советских войск на Дальнем Востоке, руководству их оперативной деятельностью, материальным обеспечением войск как в мирное, так и в военное время и др. Командующий фронтовой группой подчинялся непосредственно народному комиссару обороны СССР. Совершенствование органов управления на Дальневосточном ТВД завершилось в середине июля 1939 г. преобразованием 57-го особого корпуса, находившегося в МНР, в 1-ю армейскую группу под командованием комдива (с 31 июля комкора) Г. К. Жукова, с подчинением ее непосредственно командующему фронтовой группой войск на Дальнем Востоке.
Проведенная реорганизация органов управления советскими войсками на Дальнем Востоке способствовала успешному решению задач по разгрому японских войск в районе Халхин-Гола и пресечению агрессивных устремлений империалистической Японии против СССР и МНР. Вновь созданные управления фронтовой и армейской групп войск продолжали функционировать еще почти год после окончания военных действий.
В ночь на 3 июля японские войска перешли в наступление. Форсировав р. Халхин-Гол, они развивали удар в направлении горы Баин-Цаган. Сражение продолжалось трое суток, в котором с обеих сторон участвовало около 400 танков и бронемашин, более 300 орудий и несколько сот самолетов. Часть японской группы перешла на левый берег р. Халхин-Гол. Гора Баин-Цаган была занята.
Наше командование бросило в этот район мотомеханизированные части: 11-ю танковую бригаду комбрига, М. П. Яковлева, 24-й мотострелковый полк полковника И. И. Федюнинского. К 19 час. 3 июля противник был атакован с трех сторон. Бой продолжался ночью и весь день 4 июля. Все попытки японцев перейти в контратаку и перебросить через реку новые части были отбиты. К утру 5 июля японцы, отступая, кинулись к переправе, устилая склоны горы тысячами трупов.
Советские и монгольские бойцы и командиры, проявляя храбрость и героизм, самоотверженно отражали атаки противника, наносили по врагу сокрушительные удары. В результате ударная группировка японских захватчиков, прижатая к реке, была наголову разгромлена. Враг потерял почти все танки, значительную часть артиллерии, 45 самолетов и около 10 тыс. солдат и офицеров. 8 июля японцы попытались взять реванш за это поражение, перейдя в атаку. После четырехдневного кровопролитного боя японские войска, потеряв еще 5,5 тыс. человек убитыми и ранеными, вынуждены были отойти. Разгром японцев наши воины справедливо называли Баин-Цаганским побоищем.
Г. К. Жуков, непосредственно руководивший операцией советско-монгольских войск в районе горы Баин-Цаган, вспоминал: "Тысячи трупов, масса убитых лошадей, множество раздавленных и разбитых орудий, минометов, пулеметов и машин устилали гору Баин-Цаган".
Уже первые бои на территории МНР показали, что попытка японских милитаристов осуществить свои политические и военные цели проваливается. И несмотря на это, они все еще надеялись изменить ход событий в свою пользу. Японское командование планировало провести в конце августа 1939 г. "генеральное наступление". Эта крупная военная акция приурочивалась к готовившемуся нападению гитлеровской Германии на Польшу, о чем Япония, союзник Германии, была информирована.
В течение месяца японское командование в срочном порядке перебрасывало в район боев новые части и соединения. 10 августа 1939 г. из них была сформирована 6-я армия во главе с генералом Огису Риппо. Эта армия, расположившаяся на территории 70 км по фронту и 20 км в глубину, имела в своем составе 75 тыс. человек, 500 орудий, 182 танка, более 300 самолетов.
Советское командование вынуждено было принимать соответствующие меры по усилению своих войск. Кроме того, Советское правительство решило оказать МНР военную помощь в больших размерах. К середине августа советско-монгольские войска насчитывали в своих рядах около 57 тыс. человек, на вооружении их состояло 500 танков, 385 бронемашин, 542 орудия и миномета, 2255 пулеметов и 515 боевых самолетов.
15 июля 1939 г. была сформирована 1-я армейская группа (Военный совет: командующий группой комкор Г. К. Жуков, член Военного совета дивизионный комиссар М. С. Никишев, начальник штаба комбриг М. А. Богданов). Монгольскими войсками, действовавшими в районе боев, руководил маршал X. Чойбалсан, большую работу в войсках проводил Ю. Цеденбал - ныне Генеральный секретарь ЦК МНРП, Председатель Президиума Великого народного хурала, Маршал Монгольской Народной Республики.
Советско-монгольское командование тщательно готовилось к предстоящим боям. Военный совет армейской группы большое внимание уделял организации и проведению партийно-политической работы, направляя ее прежде всего на повышение морально-боевых качеств воинов.
Большая работа проводилась по организации тыла. Тысячи автомашин от станции снабжения, находившейся, как уже говорилось, на расстоянии 650 км, доставили за исключительно короткое время советско-монгольским войскам 18 тыс. т артиллерийских боеприпасов, 6500 т боеприпасов для авиации, 15 тыс. т различных горюче-смазочных материалов, 7 тыс. т топлива, 4 тыс. т продовольствия.
Большое внимание уделялось организации взаимодействия советских войск с монгольской Народной армией.
Еще Во время майских боев управление войсками осуществлялось с совместного командного пункта. Перед августовским наступлением монгольские командиры были ознакомлены с планом предстоящих действий советских войск. Был выработан план взаимодействия. Во время наступления предусматривалось наличие на командном пункте 1-й армейской группы представителей МНА, а на КД 6-й и 8-й кавалерийских дивизий-представителей Красной Армии.
В основе замысла советско-монгольского командования лежала идея: сковав силы японских войск с фронта, нанести упреждающий двусторонний удар по флангам в общем направлении на Номон-Хан-Бурд-Обо, а затем окружить и уничтожить противника между р. Халхин-Гол и государственной границей.
Для осуществления этого замысла создавались три группы войск. Главный удар наносила южная группа полковника М. И. Потапова, состоявшая из двух дивизий, танковой, мотоброневой бригад и нескольких танковых батальонов, а вспомогательный - северная группа во главе с полковником И. В. Шевниковым. Центральной группе под командованием комбрига Д. Е. Петрова ставилась задача сковать противника с фронта.
Подготовка операции проводилась в строжайшей тайне с широким применением оперативной маскировки и дезинформации. Командиры подразделений были введены в курс дела лишь за 3-4 дня до операции, а солдаты - в ночь на 20 августа, накануне наступления. В ходе подготовки были проведены мероприятия, чтобы создать впечатление у противника о предполагаемой зимовке наших частей: вбивались колья, строились проволочные заграждения, по радио передавались ложные требования о присылке кольев и проволоки, зимнего обмундирования. Причем распоряжения передавались по коду, известному японцам.
Японское командование рассчитывало начать "генеральное наступление" 24 августа 1939 г. Упредив противника на четыре дня, советско-монгольские войска утром 20 августа, в воскресенье, перешли в решительное наступление.
Более 150 бомбардировщиков и мощная артиллерия обрушились на боевые порядки врага, его артиллерийские позиции. Около 100 советских истребителей прикрывали от ударов вражеской авиации сосредоточившиеся в исходных районах для наступления части ударных группировок советско-монгольских войск.
После мощной авиационной и артиллерийской подготовки, длившейся 2 час. 45 мин., пошли в атаку советские танкисты. Вслед за ними по всему фронту на врага устремились советско-монгольские пехотные и кавалерийские части.
Удар авиации и артиллерии советско-монгольских войск оказался настолько мощным и внезапным, что противник был морально и физически подавлен. В течение полутора часов вражеская артиллерия не произвела ни одного выстрела, авиация не сделала ни одного вылета.
В то время как войска центрального участка фронтальными атаками сковывали главные силы агрессора, южная и северная ударные группировки советско-монгольских войск прорвали вражескую оборону на флангах и стремительным глубоким охватом начали окружать противника. Постепенно враг начал приходить в себя и оказывать упорное сопротивление. Японское командование бросило против советско-монгольских войск большое количество танков, артиллерии и авиации. Под их прикрытием в контратаки все чаще стала переходить пехота и кавалерия. На всем фронте разгорелось ожесточенное сражение.
Несмотря на отчаянное сопротивление противника, к исходу первого дня серьезный успех был достигнут на внешних флангах южной и северной групп, где кавалерийские соединения советско-монгольских войск разгромили части японо-маньчжурской кавалерии и овладели намеченными рубежами вдоль государственной границы.
Оценив создавшуюся обстановку, командующий 1-й армейской группой Г. К. Жуков принял решение ввести в сражение на северном направлении все силы резерва. Подвижная группа под командованием полковника И. П. Алексеенко, перейдя в наступление, к исходу 23 августа достигла Номон-Хан-Бурд-Обо и на следующий день вошла в огневую связь с частями южной группы. Японские войска оказались полностью окруженными.
Попытки японского командования прорвать кольцо окружения извне ударами подтянутых свежих резервов не увенчались успехом. Понеся большие потери, деблокирующая группа врага вынуждена была отступить.
Советско-монгольское командование приступило к планомерному уничтожению окруженных японских войск. Церемонно с внешним фронтом окружения, состоявшему в основном из мотоброневых, кавалерийских, авиационных и частично стрелковых войск, перешедших к обороне вдоль границы, был образован внутренний фронт из стрелковых частей, наносивших по врагу сходящиеся
удары.
Оказавшись в котле, японские войска отчаянно сопротивлялись, но 31 августа последние очаги обороны врага были ликвидированы. После полного разгрома своей наземной группировки японское командование предприняли попытки нанести поражение советской авиации. Однако и этот замысел провалился. В течение первой половины сентября 1939 г. советские летчики провели ряд воздушных боев, в которых был уничтожен 71 вражеский самолет. Крупная группировка Квантунской армии перестала существовать. 16 сентября японское правительство вынуждено было признать поражение своих войск и попросило о прекращении военных действий. В боях на Халхин-Голе японцы потеряли около 61 тыс. убитыми, ранеными и пленными, 660 самолетов, значительное количество военного имущества. Трофеями советско-монгольских войск стали 12 тыс. винтовок, 200 орудий, около 400 пулеметов, более 100 автомашин. Халхингольский "котел" до основания потряс Квантунскую армию. Ее командование в полном составе было вынуждено уйти в отставку. Были смещены командующий армией генерал Уэда и начальник штаба армии генерал Мосиган. Рухнули, провалились далеко идущие планы японских агрессоров.
Боевые действия на р. Халхин-Гол оказали серьезное влияние на развитие военного искусства. Они явились образцом тесного сотрудничества армий двух государств - СССР и МНР. Объединенное командование продемонстрировало умение четко и последовательно решать сложные оперативно-стратегические задачи.
Если оценивать боевые действия на Халхин-Голе с точки зрения их значения для дальнейшего развития советского военного искусства, то прежде всего следует отметить, что по масштабу и характеру это была для того времени крупнейшая операция современных армий, ос пашенных новейшей военной техникой.
На Халхин-Голе впервые были применены в массовом масштабе и притом вполне современные танки и авиация. В отдельных боях число машин исчислялось сотнями, а в решительные моменты боя в воздух поднималось до 300 самолетов.
Анализ замысла, подготовки и осуществления советско-монгольским командованием августовской операции свидетельствует, что, несмотря на чрезвычайно сложные условия, в ней были достигнуты эффективные результаты:
в короткий срок было подготовлено, успешно осуществлено и завершено окружение и полное уничтожение крупной группировки противника.
Особого внимания заслуживают формы и методы проведения операции. Создание внешнего и внутреннего фронта для ликвидации окруженного противника явилось новым вкладом в дальнейшее развитие военного искусства. Успешное решение такой важной проблемы, как окружение и уничтожение противника, было достигнуто не численным превосходством, а благодаря высокому уровню военного искусства командиров всех степеней, хорошей боевой подготовке войск. Тактическое умение советских и монгольских воинов стояло достаточно высоко, оперативная мысль способна была дать блестящие образцы разработки плана и его осуществления. На Халхин-Голе была осуществлена операция по окружению и полному истреблению противника, которая всегда считалась сложнейшей.
Разгром японских войск на Халхин-Голе подтвердил в основном правильность существовавших в советской военной теории взглядов на ведение наступательных операций, и в частности глубокой операции Августовская операция показала, что ее успешное проведение неразрывно связано с умелым маневрированием войск, применением контрударов, с завоеванием господства в воздухе, изоляцией района боевых действий от подходящих резервов противника и нарушением его коммуникаций. Вместе с тем опыт Халхин-Гола позволил сделать выводы о необходимости увеличения плотности артиллерии, о дальнейшем совершенствовании боевой техники и тактики наступательного боя.
Большой интерес представляет опыт организации управления всем ходом операции, четкость и целеустремленность в работе штабов. Советско-монгольскому командованию удалось при подготовке и в ходе операции организовать прочное взаимодействие всех родов войск. Приэтом с максимальным эффектом были использованы высокоподвижные бронетанковые части, действовавшие в оперативном и тактическом взаимодействии с кавалерийскими и стрелковыми дивизиями при поддержке авиации и артиллерии и сыгравшие решающую роль в осуществлении замысла командования.
Бои на Халхин-Голе еще раз подтвердили возрастающую роль резервов в войне и их своевременное и умелое использование в решающие моменты боевых действий Ввод подвижных резервов, осуществленный командующим армейской группой Г. К. Жуковым, позволил значительно ускорить полное окружение противника.
Более 17 тыс. бойцов, командиров и политработников было награждено правительственными наградами, 70 из них получили звание Героя Советского Союза, среди них и командующий армейской группой Г. К. Жуков; летчики Я. В. Смушкевич, Г. П. Кравченко и С. И. Грицевец стали дважды Героями Советского Союза. 878 цириков, красноармейцев, командиров и политработников были награждены монгольскими орденами и медалями. 9 монгольских воинов были удостоены высшей награды МНР - звания Героя Монгольской Народной Республики. 24 особо отличившихся соединения и части были награждены орденами Ленина и Красного Знамени
Весьма поучительным было осуществление тылового обеспечения войск всеми видами боевой техники, оружия, боеприпасов и других материально технических средств. Несмотря на значительное удаление от основных баз, органы тыла сумели к началу решающих боев не только снабдить войска всем необходимым, но и создать необходимые запасы.
Опыт военного искусства в победе на Халхин-Голе оказал существенное влияние на развитие советского военного искусства Он внимательно изучался и изучается Влияние победы на Халхин-Голе вошло во все учебники по истории.
Операция по окружению и уничтожению 6-й японской армии, в сущности, была классической операцией. Она явилась прообразом грандиозных Сталинградской, Яссо-Кишиневской и других операций, блестяще осуществленных Советскими Вооруженными Силами в Великой Отечественной войне.
Победа советских и монгольских войск на Халхин-Голе сорвала агрессивные планы японских милитаристов в отношении Монгольской Народной Республики и Советского Союза.
Вот почему западная историография замалчивает и искажает военные события на Халхин-Голе в 1939 г. Названия "Халхин-Гол" нет в западной литературе, вместо него используется термин "инцидент у Номон-хан" (по названию приграничной горы), якобы спровоцированный советской стороной, чтобы показать свою военную силу. Западные историографы утверждают, что это была изолированная военная акция, устрашающая операция, будто бы навязанная японцам Советским Союзом. Разумеется, подобные фальсификации рассчитаны на то, чтобы ввести в заблуждение не особенно сведущих в истории людей, сфабриковать ложное представление о действительных причинах военного конфликта, вызванного японскими агрессорами. Но такие фальшивки не воспринимаются даже в самой Японии. Японские прогрессивные историки заявляют, что с военной точки зрения события на Халхин-Голе являются самым крупным военным поражением Японии, что разгром Квантунской армии в районе Халхин-Гола научил японских генералов уважать мощь Советского Союза.
Победа на Халхин-Голе продемонстрировала боевое содружество армий, их высокое военное искусство, прочность советско-монгольской дружбы.

Подвиг дальневосточников - Халхин-Гол.

Похожие материалы (по тегу)