Быстрый переход

Орден Святой Анны

Оцените материал
(0 голосов)

В XVIII столетии в систему наград Российской империи был впервые введен иностранный по происхождению орден, носивший имя св. Анны...

 В 1735 году Гольштейн-Готторпский герцог Карл Фридрих учредил в память умершей в 1728 году жены, дочери Петра I Анны Петровны, орден св. Анны. Латинский девиз ордена, помещенный в центральном медальоне звезды, гласил: "Amantibus Justitiam, Pietateret Fidem", что в переводе на русский язык значит: "любящим правду, благочестие и верность". Первые буквы латинской версии девиза "A. J. P. F." соответствуют первым буквам латинского написания фразы "Анна, императора Петра дочь". После смерти в 1739 году Карла Фридриха престол герцогства Голштинского, как его называли в России, перешел к его сыну Карлу Петру Ульриху. Когда в 1742 году Карл Петр Ульрих был провозглашен наследником российского престола под именем великого князя Петра Федоровича и приехал в Россию, он привез с собой орден св. Анны. И уже в феврале 1742 года к двум кавалерам этого ордена (герцогу Карлу Фридриху и Карлу Петру Ульриху) прибавилось еще сразу четверо русских Аннинских кавалеров: камергеры М. И. Воронцов, А. Г. Разумовский, братья А. И. и П. И. Шуваловы. В апреле того же года русских кавалеров ордена стало уже семь. Ко времени, когда Петр Федорович был провозглашен императором Петром III, уже десятки российских подданных носили на широкой красной с желтой каймой ленте через левое плечо красный с золотыми украшениями в углах крест, в центральном медальоне которого изображена св. Анна. Серебряная звезда ордена помещалась на правой стороне груди. После недолгого правления Петр III в 1762 году был свергнут с российского престола, и власть в государстве захватила его жена Екатерина II. Их малолетний сын, великий князь Павел Петрович, стал голштинским герцогом. В 1767 году Екатерина II от имени Павла отказалась от Голштинского герцогства, но орден остался в России. Его гроссмейстер Павел Петрович формально имел право награждать им своих подданных, но фактически все кандидаты утверждались самой императрицей, а Павел лишь подписывал грамоты на орден. Желая наградить орденом св. Анны своих "гатчинских" друзей, но так, чтобы об этом не узнала мать, Павел придумал, по воспоминаниям современника, следующее: "Он призывает Растопчина и Овчина (который в одно время с Растопчиным был любимцем Павла), подает им два Аннинских крестика с винтами и говорит: "Жалую вас обоих Аннинскими кавалерами; возьмите эти кресты и привинтите их к шпагам, только на заднюю чашку, чтобы не узнала императрица". Впоследствии, когда орден св. Анны был официально введен в русскую наградную систему и разделен на степени, маленький красный крестик, носимый на холодном оружии, стал обозначать низшую степень этого знака отличия. Лишь после смерти Екатерины II, став императором, Павел получил возможность самостоятельно распоряжаться своим голштинским "наследством" - орденом св. Анны. В день его коронования, 5 апреля 1797 года, был назван в числе других орденов Российской империи и орден св. Анны, разделенный на три степени. Высшая, первая степень ордена состояла из красного креста, носимого на широкой ленте через левое плечо (форма креста и цвет ленты остались старыми, "голштинскими") и серебряной звезды, которую, единственную из всех российских звезд, по "голштинским" правилам надлежало носить не на левой, как все остальные, а на правой стороне груди. Девиз на звезде также остался голштинский.

 Вторая степень ордена представляла собой такой же красный крест, который носили на более узкой ленте на шее. Звезда к этой степени награды по установлению 1797 года не полагалась. Орден третьей степени носили на "инфантерийской или кавалерийской шпаге или сабле". Знак ордена св. Анны на оружии представлял собой небольшой кружок, увенчанный императорской короной, в котором в красном эмалевом кольце помещался красный эмалевый крестик, такой же как в центральном медальоне звезды ордена св. Анны. В павловское время, как и позже, этот знак носили на шпажной чашке, но не на внутренней, а наружной стороне, так как скрывать пожалованное уже было не нужно. Для нижних чинов была введена особая награда, представлявшая собой сначала узкую ленточку "аннинских" цветов, носить которую предписывалось на солдатском мундире (появилась еще в 1796 году, ее давали за выслугу лет). Установлением 1797 года ленточку заменили "позолоченной медалью, на которой с одной стороны изображается такой же крест, как и на шпаге, а на другой номер для сохранения верного счета сих раздаваемых награждений". Носили ее на такой же ленточке. Из архивных документов известна фамилия получившего Аннинскую медаль с номером "1" на оборотной стороне. Это унтер-офицер гвардейского Измайловского полка Василий Гурьев, который "был сержантом при ленте" в 1796 году, а в следующем, 1797 году, 1 ноября, уже в чине унтер-офицера отмечен медалью номер один. Мы знаем также фамилии получивших эту медаль со следующими номерами: рядовой того же Измайловского полка Антон Титов (№ 2), рядовой гвардейского Семеновского полка Иван Степанов (№ 3), гренадер гвардейского Преображенского полка Арсений Федосеев (№ 4).

 В дальнейшем Аннинской медалью (ее официальное название было Знак Отличия ордена св. Анны, по аналогии со Знаком Отличия ордена св. Георгия) награждали также и за боевые отличия. В частности, на рубеже столетий, во время знаменитых суворовских походов, солдаты получали в числе прочих боевых наград и Аннинские медали. Этими знаками отличия жаловали в значительных количествах, если подвиг, ими отмеченный, был массовым. Такое награждение состоялось, например, в 1805 году, после известного Шенграбенского сражения, в котором 6 тысяч русских под командованием П. И. Багратиона выдержали сражение с 30-тысячной армией французов, дав этим возможность уйти из-под удара основным своим силам. В ноябре 1805 года М. И. Кутузов в донесении Александру I о прошедшем сражении в числе прочего просит о награждении наиболее отличившихся нижних чинов Аннинскими медалями: "...не благоугодно ли Вашему Величеству повелеть доставить ко мне 300 знаков отличия св. Анны для раздачи унтер-офицерам и рядовым, кои особенно будут рекомендованы". С учреждением в 1807 году Знака Отличия Военного ордена (солдатского Георгиевского креста) для солдат и матросов главным назначением Аннинской медали стало вознаграждение за выслугу 20 лет в нижних чинах. Позднее особым положением о Знаке Отличия ордена св. Анны, утвержденным 11 июля 1864 года, эта награда стала даваться "за особые подвиги и заслуги, небоевые, на службе или вне служебных обязанностей совершенные, но выходящие из круга тех отличий, за которые жалуются прочие ныне существующие награды". Иными словами, медаль стали давать за проявление храбрости, решительности и находчивости, хотя и в небоевой обстановке, но когда награжденный рисковал жизнью либо совершал поступки, следствием которых были "очевидная польза правительства" или "открытие важных сведений, до правительства относящихся". В числе таких "подвигов" возможна и поимка важного государственного преступника. Получивший право на Аннинскую медаль за отличие носил ее на ленте с бантом. В случае, если награжденный за подвиг уже имел ранее такой же знак, но выданный за выслугу лет, при повторном награждении он присоединял к медали ленту с бантом. При награждении медалью с бантом выдавали от 10 до 100 рублей. В 1888 году снова стали выдавать Аннинскую медаль унтер-офицерам за выслугу теперь уже 10 лет сверхсрочной службы. Бант к награде не полагался. Знак Отличия ордена св. Анны, полученный за отличие, не снимался при производстве в офицеры даже в том случае, если это лицо получало орден св. Анны любой степени. С конца 1916 года, в связи с обстоятельствами военного времени, Аннинскую медаль стали чеканить из недрагоценных металлов, а после февраля 1917 года с нее исчезли изображения императорской короны и порядковый номер (при награждении иностранцев еще в 1829 году начали выдавать эту награду также без порядкового номера). Но вернемся к ордену св. Анны. К началу XIX столетия его кавалеров в России насчитывались уже сотни. Среди них были и известные герои. Так, в 1770 году Аннинским кавалером стал сорокалетний А. В. Суворов. Это был его первый орден. Впрочем, за оставшиеся три десятка лет своей военной карьеры Александр Васильевич успел получить все остальные отечественные награды и, кроме того. множество иностранных.

 После разделения в 1797 году ордена на степени высшая. 1-я стала наградой исключительно для генералов и соответствующих им по рангам гражданских чиновников. Впрочем, известно одно любопытное исключение из этого правила, относящееся еще ко времени правления Павла I. В 1799 году небольшой десантный отряд под командованием капитан-лейтенанта российского флота Г. Г. Белли во время войны с французами, совершив марш по итальянской территории, взял г. Неаполь, имея в своем подчинении менее 600 человек. Когда Павел узнал об этом, он, по преданию, сказал: "Белли думал меня удивить, так и я удивлю его",- и наградил его, капитан-лейтенанта, орденом св. Анны 1-й степени. В эпоху Отечественной войны 1812 года также было единственное награждение орденом св. Анны 1-й степени не генерала - его получил полковник Е. И. Властов за успехи "при разных экспедициях против французов". Остальные награжденные орденом этой степени были исключительно лица с генеральскими чинами, а таких оказалось 224 человека. В их числе были 54 героя, получивших Знаки Ордена св. Анны, украшенные бриллиантами, что повышало значение награды. Один из будущих декабристов, князь С. Г. Волконский, также стал кавалером ордена св. Анны 1-й степени за участие в войне с Наполеоном. Многие из его коллег заслужили орден св. Анны 2-й степени - таких из будущих декабристов оказалось 17 человек. Трое - М. Ф. Орлов, М. А. Фонвизин, М. Ф. Митьков - имели этот орден с драгоценными украшениями. Среди тысяч русских офицеров, получивших 3-ю степень ордена св. Анны на оружие, также встречаются фамилии будущих заговорщиков - А. 3. Муравьева, Н. М. Муравьева, М. И. Муравьева-Апостола, И. Д. Якушкина и других. Между прочим, первоначально Знак Ордена св. Анны 3-й степени на оружие изготавливался, как и все знаки любой степени русских орденов, из золота. Но в ходе Отечественной войны число награжденных Аннинским оружием оказалось настолько велико (только в 1812 году в армию были отправлены 664 шпаги и сабли со знаком ордена 3-й степени, а также две флотские сабли для морских офицеров), что в целях экономии в трудное военное время решили изготавливать знаки этой степени из недрагоценного металла, томпака, причем награжденный получал лишь знак и прикреплял его к уже имеющемуся у него личному холодному оружию. В 1813 году в армию был послан 751 такой знак, а в следующем. 1814 году- 1094 знака. В 1815 году орден св. Анны был разделен на четыре степени, причем Аннинское оружие стало низшей, 4-й:

 3-ю степень следовало носить в петлице, 2-ю - на шее и 1-ю, как и раньше - на широкой ленте через плечо со звездой на правой стороне груди. Так как награда за боевые отличия была всегда более почетной, нежели подобная же степень ордена, полученная за гражданские заслуги, с 1828 года к Знаку Ордена св. Анны 3-й степени, полученному в боевой обстановке, стал добавляться бант из орденской ленты. Позднее, как мы уже знаем, ко всем знакам российских орденов, в том числе и св. Анны, дававшимся за боевые заслуги, добавлялись скрещенные мечи. Бант на ордене св. Анны 3-й степени при этом остался. В 1828 году было прекращено награждение Знаками Орденов св. Анны 1-й и 2-й степеней, украшенными бриллиантами. Вместо этого появилась как особая ступень награды дополнение в виде императорской короны к знакам первых двух степеней. Бриллиантовые украшения давались теперь лишь в редких случаях и исключительно иностранцам. В 1874 году награждение знаками орденов, украшенными императорской короной, было прекращено. В 1829 году для более явного отличия Аннинского оружия от обычного на эфесе стала добавляться надпись "За храбрость", а обычный темляк заменен орденским темляком цветов ордена св. Анны. Аннинское оружие никогда не снималось, даже при получении более высоких степеней того же ордена. При награждении кавалера ордена св. Анны 4-й степени Золотым Георгиевским оружием оба орденских знака, и св. Анны 4-й степени, и белый Георгиевский крестик, помещались на эфесе. Существовала строгая последовательность награждения разными российскими орденами. Низшей наградой в этой системе был орден св. Станислава 3-й степени, затем следовали Анна 3-й, Станислав 2-й, Анна 2-й, Владимир 4-й, Владимир 3-й, Станислав 1-й, Анна 1-й, Владимир 2-й, Белый Орел, Александр Невский. Особые правила существовали для награждения орденами Владимира 1-й степени и Андрея Первозванного. Как видим, в эту систему не входит скромный орден св. Анны 4-й степени "За храбрость". Он считался не первой очередной боевой наградой, а исключительной, за личные боевые подвиги. В годы гражданской войны некоторые белые правители продолжали награждения старыми российскими орденами. Так, например, поступали главнокомандующий Северной белой армией генерал Е. К. Миллер. Верховный правитель адмирал А. В. Колчак. Сохранился приказ главнокомандующего вооруженными силами белых на Юге России генерала А. И. Деникина, датированный 5 января 1919 года, о награждении орденом св. Анны 3-й степени с мечами и бантом "английской службы лейтенанта резерва Рейлли Сиднея", небезызвестного британского разведчика Сиднея Рейли, в 1918 году заочно приговоренного советским судом к расстрелу за участие в заговоре. А вот генерал П. Н. Врангель не отмечал своих подчиненных за боевые заслуги старыми русскими орденами и, более того, запретил носить в своей армии награды, пожалованные ранее адмиралом Колчаком "за отличия, оказанные в гражданской войне". В братоубийственной войне русских с русскими награждение боевым российским орденом представлялось неэтичным. Награды же, пожалованные еще в 1-ю мировую войну, носить не возбранялось.