Быстрый переход

Кузьминский

Оцените материал
(0 голосов)
...Служба тоже не давала нам того, о чем мы мечтали. В те времена, о которых я говорю, роль младшего офицера была крайне ничтожна. Мы приходили в роту, проделывали все то, что полагалось по расписанию, но без всякой любви к делу.

ПОД ВПЕЧАТЛЕНИЕМ ПЕРЕЖИТОГО

(из маньчжурских наблюдений)
...Служба тоже не давала нам того, о чем мы мечтали. В те времена, о которых я говорю, роль младшего офицера была крайне ничтожна. Мы приходили в роту, проделывали все то, что полагалось по расписанию, но без всякой любви к делу. Мы уподоблялись чиновникам, которые,   отсидев    положенное время в канцелярии, бросают перья и спешат домой или в клуб. Откровенно говоря, нам никто не препятствовал заниматься делом, как следует. Но в нас самих гнездилась причина столь формального отношения к делу. В нас не было того, что называют идеей. Уча солдата ружейным приемам   или   словесности,   мы не задавались вопросом, к чему, зачем это. Мы учили этому, потому что так требовалось расписанием. А известно, что человек, у которого нет определенного плана, определенного миросозерцания, известной одухотворяющей идеи, никогда не станет с любовью заниматься своим делом. Без любви же всякое дело будет казаться ненужным, скучным, так как только любовью всякое дело согревается.
Вот таким-то образом многим из нас пришлось влачить свое существование до объявления войны с японцами. Получив приказ ехать на Д. Восток, многие из нас и в этот момент не пробудились от серенькой будничной жизни. Мало кто мечтал о будущих подвигах. Ехали без всякой охоты, не вникая в то, что Россия переживает важный момент, что теперь каждый офицер должен дать отчет в том, что он сделал, чему обучил своих солдат. Вот тут-то, по моему мнению, и сказалось то ужасное явление, которое лишило нас победы над врагом. Это — безыдейность. Из бесед со спутниками я вынес впечатление, что многие из офицеров — это не рыцари без страха и упрека, а обыкновенные серенькие люди. Где тут могла зародиться мысль о геройском поступке, когда никто в мирное время не развивал в себе величия духа, никто не воспитывал в себе силу воли. А ведь «каковы офицеры, такова и армия». Солдат, не видя в своем начальнике героя, человека, за которым он готов идти в огонь и в воду, не мог проявить свои природные качества героя.
Увлечь за собой могут только люди убежденные, люди сильные духом...
Эта война открыла нам много нового, коренным образом изменила взгляд на многое. Прежде всего она ясно убедила нас, что мало еще солдата обучить стрельбе и ружейным приемам, нужно еще воспитать его в любви к Родине. Нужно показать   ему,   что   он защитник Отечества; нужно поднять уровень его образования до понимания того, что творится на божьем свете, иначе он будет не более как автомат, который не может проявить ни личной инициативы, которая так нужна в современной войне, ни силы воли, без которой нигде и ни в чем нет успеха.
Не менее важно поднять в солдате уважение к своему званию. Героем может быть только тот, кто обладает величием духа, а человек обезличенный никогда не проявит его...
Прежде всего в мирное время каждый начальник должен знать своих солдат, характер, нрав, семейное положение, наклонности, способности и т. д. Он должен во все вникать. Одних он должен исправлять, другим дать возможность выучиться фа-моте, третьих выучить чему-нибудь полезному, а со всеми без исключения заниматься их развитием и воспитанием. Ни на минуту не должно забывать, что солдат не пушечное мясо, как говорили раньше, а такой же человек, такой же защитник Родины, как и офицер. Конечно, специальная военная подготовка играет весьма важную роль и она не должна быть забываема, но, повторяю, мое глубокое убеждение, вынесенное из непосредственного наблюдения, что, если в роте даже все будут отличными стрелками, они отступят перед неприятелем, если в них не будет единодушия, гордости, сознания, что поражение армии влечет за собой неисчислимые бедствия для всей страны. Нужно в солдате воспитать человека убежденного, и тогда он не пощадит своей жизни на благо Родины.
Но чтобы воспитать подобным образом солдат, нужна над самим собой огромная работа. Помните, что, если вы будете обладать теми качествами, которые придают человеку обаятельность, за вами пойдут солдаты в огонь и в воду...
Ни одна из наук, которым вас учат в училище, не лишняя. Каждая из них так или иначе пригодится в будущей жизни.
Но есть одна из них, которую, как показал мне опыт, вы считаете не важной. Между тем она имеет огромное воспитательное значение. Я имею в виду историю и литературу.
Уже давно признано, что только тот может всею душою любить свою Родину, защищать ее до последней капли крови, кто знает ее прошлое, кто сроднился с этим прошлым, кому известно, какой дорогой ценой досталось благополучие страны. Изучение истории своего народа есть наилучшее средство воспитать себя в духе любви к Родине. Вспомните, какое важное значение имело в свое время появление истории Карамзина! Как радовался появлению ее великий писатель Пушкин. Да и было чему радоваться — так как важнейшая заслуга «Истории Государства Российского» заключается в том, что благодаря ей все русские люди стали задумываться над тем, чтобы привести в связь настоящую жизнь русского народа с его отдаленным прошедшим, когда яснее и без всякой примеси выказывались основные черты народного характера. Русский по рождению — без знания своей истории — не русский. А нельзя быть убежденным защитником России, не будучи русским душою...
...Как же воспитывать солдата в духе любви к Родине, если вы не сумеете его убедить в собственной любви, если не сумеете его заставить проникнуться уважением ко всему родному. А этого можно достигнуть только изучением прошлого и на-стоящего своей Родины. Этим и только этим путем вы воспитаете и в себе, и в своих подчиненных мощь духа, нравственную силу, которая всегда была выше силы физической.

 

«Александровец», № 3. М., 1906
О долге и чести воинской в российской армии: Собрание материалов, 0-11 документов и статей / Сост. Ю.А. Галушко, А.А. Колесников; Под ред. В.Н. Лобова.— 2-е изд. М.: Воениздат, 1991.— 368 с: ил.
Макет и оформление книги художника Н.Т. Катеруши.
Фотосъемка экспонатов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи специально для этой книги выполнена Д.П. Гетманенко.
Другие материалы в этой категории: « Самонов Изместьев »