Быстрый переход

Эстония, Латвия и Литва в XVII в.

Оцените материал
(1 Голосовать)

Эстония и Латвия

Территория Эстонии и Латвии в XVII в. стала ареной длительной и разорительной борьбы между польскими и шведскими феодалами. В результате войны, начавшейся между ними в 1660 г., Швеция захватила Эстонию и Западную Латвию с Ригой. Еще раньше, в 1645 г., она забрала у Дании острова Муху и Саарема. Таким образом. Речь Посполитая сохранила в Прибалтике лишь восточную часть Латвии (Латгалию), наиболее экономически отсталую, на территории которой находился всего один город — Двинск (Даугавпилс).
Социально-экономическое развитие Эстонии и Латвии сопровождалось значительным усилением крепостничества. В связи с ростом экспорта хлеба в Прибалтике выросли размеры барщины и происходило расширение прав землевладельцев над личностью и имуществом крестьян. Курляндский статут 1617 г. установил, что крестьяне, наравне со скотом и движимым имуществом, являются полной собственностью землевладельцев — шведских и немецких феодалов, которым предоставлялась неограниченная судебная власть над ними. Большое значение в оформлении наиболее грубых и тяжелых форм крепостного права в Прибалтике имели Полицейские правила 1645 г. (для Эстонии) и 1671 г. (для Лифляндии). В них предусматривались все случаи превращения свободного человека в крепостного, но исключалась возможность освобождения крепостного, устанавливалось, что всякий покинувший землю крестьянин подлежал возвращению владельцу вместе с семьей и всем своим имуществом, что крестьяне обязаны своим имуществом и трудом возмещать все долги помещика. Таким образом. Полицейские правила юридически приравнивали прибалтийских крестьян к положению рабов.
Существенную особенность организации власти Прибалтики составляло наличие законодательно оформленных сословных организаций дворянства. Практически ландтаги Эстляндии и Лифляндии превратились в собрания дворян, так как города лишились права посылать туда своих представителей. Между тем решения ландтагов после их утверждения шведским генерал-губернатором приобретали силу закона.
Развитие крепостничества и высокие таможенные пошлины, установленные Швецией в торговле с Россией, пагубным образом сказались на развитии городов Прибалтики. Лишь Рига с своим преимущественно немецким бюргерством сохранила значение крупного центра ремесла и транзитной торговли. При этом следует заметить, что латышским и эстонским крестьянам было запрещено заниматься ремеслом и торговлей и записываться в цеха.
Социальные противоречия в Прибалтике переплетались с национальными, поскольку господствующие сословия целиком состояли из иноземцев — немцев и шведов. Это пагубным образом сказывалось на состоянии и развитии культуры эстонского и латышского народов, ограниченной сферой народного творчества и прикладного искусства. Показательно, что в открытых в 30-х годах Таллинской гимназии и Тартуском университете не было ни одного эстонца и латыша в числе гимназистов и студентов. Латышская и эстонская деревня и в XVII в. оставалась совершенно неграмотной.

Литва

Находившаяся под властью польских феодалов Литва в XVI I в. переживала состояние полной децентрализации. Рада панов была ликвидирована, феодальная власть находилась в руках назначаемых из числа магнатов гетманов, канцлеров, казначеев, располагавших своим войском. Так, войско князей Радзивиллов в 3 — 4 раза превосходило войско Литвы. Непрерывные междоусобицы магнатов усиливали феодальную анархию и разорение населения, на положении которых самым отрицательным образом сказывалось то обстоятельство, что Литва в XVII в. не раз была ареной военных действий между Речью Посполитой, Швецией, Россией.
Под властью магнатов находилось и большинство литовских городов. В сильной зависимости от них были и городские ремесленные цехи, развитие которых тормозилось принудительно устанавливаемыми низкими ценами на их изделия. Это привело к сокращению числа ремесленников и уменьшению размеров ремесленного производства. Немалую роль  в  этом,  как  и   в сокращении торговли, играли необычайно высокие пошлины и налоги, установленные государством и феодалами.
Стремясь за счет крестьян восстановить свое пришедшее в упадок хозяйство и повысить доходы, феодалы перевели крестьян на денежный чинш, установили, что соседи бежавшего крестьянина должны отрабатывать барщину и платить чинш за него, узаконили систему драконовских наказаний беглым крестьянам и их укрывателям, запретили крестьянам заниматься ремеслом и торговлей.
Все это крайне тормозило развитие литовской культуры. В немногих школах преподавание велось на латинском языке. Уровень преподавания в них был очень низкий. В 1679 г. в Вильнюсе иезуитами была основана академия, которая своей главной целью имела борьбу против реформации и православия, поэтому ее внимание было сосредоточено на преподавании и изучении богословия и юридических наук. Но и в этих тяжелейших условиях литовский народ сохранил свои творческие силы. Одним Из их выражений является замечательное произведение архитектуры, скульптуры и прикладного искусства — костел Петра и Павла в Вильнюсе, созданный литовскими мастерами в XVII в.
 
Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.