Быстрый переход

Февральская революция 1917. Свержение самодержавия

Оцените материал
(13 голосов)

Свержение самодержавия. Создание Временного правительства

К концу 1916 г. Россию охватило всеобщее недовольство, вызванное усталостью от войны, ростом цен, бездействием правительства, явной слабостью императорской власти. К началу 1917 г. почти все в стране ждали неминуемых перемен, однако начались они так же неожиданно, как и в 1905 г.

23 февраля 1917 г. (8 марта по новому стилю — Международный женский день) в разных районах Петрограда стали собираться группы женщин-работниц, вышедших на улицы с требованием хлеба. Хлеба в городе было достаточно (во всяком случае, имелся его двухнедельный запас), но просочившиеся в массы слухи о сократившемся из-за снежных заносов подвозе (171 вагон продовольствия в день вместо нормы в 330) вызвали панику и ажиотажный спрос. Многие запасались хлебом и сухарями впрок. С подобным наплывом пекарни не справились. Возникли длинные очереди у хлебных лавок, в которых люди стояли даже ночами. В происходящем дружно обвиняли правительство.

Кроме того, 23 февраля дирекция Путиловского завода объявила о локауте (поводом послужили непомерные экономические требования рабочих ряда цехов). Рабочие-путиловцы (а затем и рабочие других заводов) присоединились к демонстрации женщин. Вспыхнули стихийные погромы хлебных лавок и продовольственных магазинов. Толпа переворачивала трамваи (!!!), дралась с полицией. Солдат уговаривали не стрелять. Власти не решались как-то этому воспрепятствовать.

Приказ Николая II о применении оружия для наведения порядка в столице был получен комендантом Петрограда генералом Хабаловым только 25 февраля, когда было уже поздно. Организованного подавления не получилось. Солдаты некоторых частей (главным образом запасные батальоны гвардейских полков, находившихся на фронте) начали переходить на сторону демонстрантов. 26 февраля стихия бунта вышла из-под контроля. Однако парламентская оппозиция надеялась, что создание «ответственного (перед Думой) министерства» может спасти положение.

Родзянко телеграфировал в Ставку Николаю II: «Положение серьезное. В столице анархия. Правительство парализовано… Растет общественное недовольство… Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство». Единственным ответом царя (явно не осознававшего подлинного размаха событий) на это обращение стало решение о роспуске Думы на два месяца. К полудню 27 февраля на сторону демонстрантов перешло уже 25 тысяч солдат. В некоторых частях ими были убиты преданные царю офицеры. Вечером 27 февраля около 30 тысяч солдат приходит к Таврическому дворцу (резиденции Думы) в поисках власти, в поисках правительства. Дума, которая так мечтала о власти, с трудом решилась создать Временный комитет Государственной Думы, заявивший, что он берет на себя «восстановление правительственного и общественного порядка».

В состав Временного комитета Государственной Думы вошли: председатель — Михаил В. Родзянко (октябрист), В. В. Шульгин (националист), В. Н. Львов (центр), И. И. Дмитриев (октябрист), С. И. Шидловский (октябрист), М. А. Караулов (прогрессист), А. И. Коновалов (трудовая группа), В. А. Ржевский (прогрессист) П. Н. Лимонов (кадет), Н. В. Некрасов (кадет), Н. С. Чхеидзе (с.-д.). В основу этого выбора было положено представительство партий, объединенных в «Прогрессивном блоке».

За несколько часов до создания Комитета Думы организуется первый Совет. Он обращается к рабочим Петрограда с предложением прислать к вечеру депутатов — по одному на тысячу рабочих. Вечером Совет избирает председателем меньшевика Николая С. Чхеидзе, заместителями — левых депутатов Думы Александра Ф. Керенского (трудовик) и М. И. Скобелева (правый меньшевик). Большевиков в Совете в тот момент было так мало, что они не в состоянии были организовать фракцию (хотя большевик А. Г. Шляпников был избран в Исполком Совета).

В то время, когда в Петрограде возникли две власти — Комитет Думы и Исполком Совета — российский император ехал из Ставки в Могилеве к столице. Задержанный на станции Дно восставшими солдатами, Николай II подписывает 2 марта отречение от престола за себя и своего сына Алексея в пользу брата — вел. кн. Михаила Александровича (заявил о нежелании принимать престол до решения Учредительного собрания 3 марта). Николай принял это решение после того, как его начальник штаба генерал Алексеев, поддержанный командующими всех пяти фронтов, заявил, что отречение является единственной возможностью успокоить общественное мнение, восстановить порядок и продолжать войну с Германией.

От Временного комитета отречение принимали Александр И. Гучков и Василий В. Шульгин. Так, достаточно быстро и незаметно пала тысячелетняя монархия. В тот же день (2 марта) Временный комитет Государственной Думы создает Временное (то есть до созыва Учредительного собрания) правительство, во главе которого по настоянию Милюкова, оттеснившего октябриста Родзянко стал близкий к кадетам князь Георгий Е. Львов, бывший председатель Земского Союза (Львова во главе Совета Министров 2 марта по требованию Временного комитета утвердил Николай II; это было вероятно последнее распоряжение Николая в качестве императора). Министром иностранных дел стал лидер кадетов Павел Н. Милюков, военным и морским министром — октябрист А. И. Гучков, министром финансов — Михаил И. Терещенко (миллионер-сахарозаводчик, беспартийный, близкий к прогрессистам), министром юстиции — А. Ф. Керенский (адвокат, участвовавший в сенсационных политических процессах (в том числе в процессе М. Бейлиса), и как депутат III и IV Гос. Думы (от фракции трудовиков). Итак, первый состав Временного правительства был почти исключительно буржуазный и преимущественно кадетский. Временное правительство объявило своей целью продолжение войны и созыв Учредительного собрания для решения будущего устройства России. Собственно на этом буржуазные партии сочли революцию завершенной.

Однако одновременно с созданием Временного правительства происходит объединение Петроградских Советов рабочих и солдатских депутатов. Председателем объединенного Петросовета стал Н. С. Чхеидзе. Лидеры Петроградского Совета не решились взять всю полноту власти в свои руки, опасаясь, что без Думы не справятся с государственным управлением в условиях войны и хозяйственной разрухи. Сыграли свою роль и идеологические установки меньшевиков и, отчасти, эсеров, преобладавших в Петросовете. Они считали, что окончание буржуазно-демократической революции — дело буржуазных партий, объединившихся вокруг Временного правительства. Поэтому Петросовет, обладавший в то время реальной полнотой власти в столице, принял решение об условной поддержке Временного правительства при условии провозглашения России республикой, политической амнистии и созыва Учредительного собрания. Советы оказывали мощное давление «слева» на Временное правительство и далеко не всегда считались с решениями кабинета министров (куда входил лишь один социалист, министр юстиции А. Ф. Керенский).

Так, несмотря на противодействие со стороны Временного комитета Государственной Думы, еще 1 марта 1917 г. был принят Приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, призвавший солдат создать во всех подразделениях гарнизона солдатские комитеты, подчиненные Совету и передать им право контроля за действиями офицеров. Этим же приказом в исключительное распоряжение комитетов передавалось все вооружение части, которое отныне «ни в каком случае» (!!!) не должно было выдаваться офицерам (на практике это приводило к изъятию у офицеров даже личного оружия); отменялись всякие дисциплинарные органичения вне строя (в том числе и отдание чести), солдатам разрешалось вступать в политические партии и заниматься политикой без каких-либо ограничений. Распоряжения Временного комитета (позднее — Временного правительства) следовало исполнять только в том случае, если они не противоречили постановлениям Совета. Этот приказ, подорвавший все основные устои армейской жизни, стал началом быстрого развала старой армии. Изданный поначалу лишь для войск Петроградского гарнизона он быстро попал на фронт и там начались схожие процессы, тем более, что Временное правительство не нашло в себе мужества решительно противостоять этому. Этот приказ поставил под контроль Совета все войска петроградского гарнизона. Отныне (то есть с самого своего создания!) Временное правительство стало его заложником.

10 марта Петросовета заключил соглашение с Петроградским обществом фабрикантов и заводчиков о введении 8-часового рабочего дня (об этом не упоминалось в декларации Временного правительства). 14 марта Совет принял манифест «К народам всего мира», в котором заявлялось об отказе от захватнических целей в войне, от аннексий и контрибуций. В манифесте признавалась лишь коалиционная война с Германией. Подобная позиция по отношению к войне импонировала революционным массам, но не устраивала Временное правительство, в том числе военного министра А. И. Гучкова и министра иностранных дел П. Н. Милюкова.

Фактически Петросовет с самого начала далеко вышел за рамки своего городского статуса, став альтернативной социалистической властью. В стране сложилось двоевластие, то есть своеобразное переплетение властей: реальная власть в целом ряде случаев находилась в руках Петросовета, при этом фактически у власти стояло буржуазное Временное правительство.

Члены Временного правительства разделились по вопросам методов и отношений с Советами. Одни, и в первую очередь П. Н. Милюков и А. И. Гучков, считали, что следует свести к минимуму уступки Совету и все сделать для победы в войне, которая придаст авторитет новому режиму. Это подразумевало немедленное восстановление порядка как в армии, так и на предприятиях. Иную позицию занимали Некрасов, Терещенко и Керенский, которые требовали принятия некоторых из требуемых Советом мер, чтобы подорвать авторитет органа власти рабочих и солдат и вызвать патриотический подъем, необходимый для победы в войне.

Политические партии после Февраля

После Февральской революции партийно-политическая система России явно сдвинулась влево. Черносотенцы и другие крайне правые, традиционалистско-монархические партии оказали разгромленными в ходе Февраля. Тяжелый кризис переживали и правоцентристские партии октябристов и прогрессистов. Единственной крупной и влиятельной либеральной партией в России являлись кадеты. Их численный состав после Февральской революции достигал 70 тыс. человек. Под влиянием революционных событии и кадеты «полевели». На VII съезде кадетской партии (конец марта 1917 г.) произошел отказ от традиционной ориентации на конституционную монархии, а в мае 1917 г., на VIII съезде, кадеты высказались за республику. «Партия Народной свободы» (еще одно название кадетов) взяла курс на сотрудничество с социалистическими партиями.

После Февральской революции наблюдался стремительный рост социалистических партий. Социалистические партии явно доминировали на всероссийской политической арене как по числу членов, так и по влиянию на массы.

Значительно выросла партия эсеров (до 700—800, а по некоторым оценкам и до 1200 тыс.чел.). Весной 1917 г. в ПСР записывались порой целыми деревнями и ротами. Лидерами партии являлись Виктор М. Чернов и Николай Д. Авксентьев. Партия эсеров привлекала радикальной и близкой крестьянам аграрной программой, требованием федеративной республики и героическим ореолом давних и самоотверженных борцов против самодержавия. Эсеры выступали за особый путь России к социализму через народную революцию, социализацию земли и развитие кооперации и самоуправления трудящихся. В ПСР укреплялось левое крыло (Мария А. Спиридонова, Борис Д. Камков (Кац), Прош П. Прошьян). Левые требовали решительных шагов «в сторону ликвидации войны», немедленного отчуждения помещичьих земель и выступали против коалиции с кадетами.

После Февраля эсеры выступали в блоке с меньшевиками, которые хотя и уступали ПСР по численности (200 тыс.), тем не менее в силу своего интеллектуального потенциала осуществляли «идейную гегемонию» в блоке. Меньшевистские организации и после Февраля оставались разобщенными. Попытки ликвидировать эту разобщенность не имели успеха. В партии меньшевиков существовали две фракции: меньшевики-интернационалисты во главе с Юлием О. Мартовым и «оборонцы» («правые» — Александр Н. Потресов, «революционные» — Ираклий Г. Церетели, Федор И. Дан (Гурвич), которые являлись лидерами не только крупнейшей фракции, но и во многом всей партии меньшевиков). Существовали также правая плехановская группа «Единство» (сам Плеханов, Вера И. Засулич и др.) и левая «новожизненцы», которые порвали с партией меньшевиков. Часть меньшевиков-интернационалистов во главе с Ю. Лариным вступила в РСДРП(б). Меньшевики выступали за сотрудничество с либеральной буржуазией, оказывали условную поддержку Временному правительству и считали пагубными социалистические эксперименты.

Меньшевики и эсеры заявляли о необходимости ведения войны с германским блоком в целях защиты революции и демократических свобод (большинство меньшевиков и эсеров объявили себя «революционными оборонцами»). Из-за боязни разрыва с буржуазией, из-за угрозы гражданской войны они соглашались отложить решение кардинальных социально-экономических проблем до созыва Учредительного собрания, но пытались осуществить частичные реформы.

Существовала и небольшая (ок. 4 тыс. человек), но влиятельная группа т. н. «межрайонцев». Группа занимала промежуточное положение между большевиками и меньшевиками. После возвращения из эмиграции в мае 1917 г. лидером межрайонцев стал Лев Д. Троцкий (Бронштейн). Он еще находясь в США в марте 1917 г. высказался за переход к пролетарской революции в России при опоре на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов На VI съезде РСДРП (б) межрайонцы влились в состав большевистской партии.

Действовавшая в начале 1917 г. большевистская партия вовсе не представляла собой сплоченную, эффективную организацию. Революция застала большевиков врасплох. Все известные народу большевистские вожди находились либо в эмиграции (Ленин и др.), либо в ссылке (Зиновьев, Сталин). Русское бюро ЦК, в которое входили Александр Г. Шляпников, Вячеслав М. Молотов и др. еще не могло стать общероссийским центром. Численность большевиков по всей России не превышала 10 тыс. чел. В Петрограде их насчитывалось не более 2-х тыс. В. И. Ленин, уже почти десять лет живший в эмиграции, к моменту Февральской революции находился тогда в Цюрихе. Даже в январе 1917 г. он писал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв… грядущей революции…».

Находясь вдалеке от эпицентра событий Ленин, тем не менее, сразу пришел к выводу, что ни в коем случае партия большевиков не может удовлетворяться достигнутым и не использовать невероятно удачный момент сполна. В «Письмах из далека» он настаивал на необходимости вооружения и организации рабочих масс для немедленного перехода ко второму этапу революции, в ходе которого будет свергнуто «правительство капиталистов и крупных помещиков».

Но среди большевиков были «умеренные», которые отвергали почти все основные теоретические положения и политическую стратегию Ленина. Это были два крупных большевистских лидера — Иосиф В. Сталин (Джугашвили) и Лев Б. Каменев (Розенфельд). Они (как и меньшевистско-эсеровское большинство Петросовета) придерживались позиции «условной поддержки», «давления» на Временное правительство. Когда 3 апреля 1917 г. Ленин (при содействии Германии, понимавшей, что его деятельность будет разрушительной для России) вернулся в Петроград и призвал к немедленной социалистической революции, не только умеренные социалисты, но даже и многие большевики его не поддержали.

Политика Временного правительства. Конец двоевластия

4 апреля 1917 г. Ленин изложил большевистским руководителям свои «Апрельские тезисы» («О задачах пролетариата в данной революции»), определившие принципиально новую, предельно радикальную политическую линию РСДРП (б). Он безоговорочно отверг «революционное оборончество», парламентскую республику, выдвинул лозунг «Никакой поддержки Временному правительству!» и высказался за взятие власти пролетариатом в союзе с беднейшим крестьянством, установление Республики Советов (в которых предстояло добиться преобладания большевиков), призывал немедленно положить конец войне. В статье отсутствовало требование немедленного вооруженного восстания (так как пока массы еще к нему не готовы). Ближайшей задачей партии Ленин видел дикредитацию власти всеми возможными способами и агитация за Советы. Идея была предельно проста: чем дальше, тем больше все партии, принявшие участие в правительстве (то есть все до эсеров и меньшевиков включительно), окажутся в глазах народа виновными в ухудшении их положения. Их прежняя популярность неминуемо померкнет и вот тут-то на авансцену и выйдут большевики. Г. В. Плеханов отозвался на тезисы Ленина уничтожающей статьей «О тезисах Ленина и о том, почему бред бывает подчас интересным». «Тезисы» были встречены с недоумением и большевистскими лидерами Петрограда (Калининым, Каменевым и др.). Тем не менее, именно эта избранная Лениным предельно экстремистская программа вкупе с предельно простыми и понятными лозунгами («Мира!», «Землю — крестьянам!», «Вся власть — Советам!» и т. д.) и принесла болшевикам успех. Весной-летом 1917 г. численность партии значительно выросла (к маю 1917 г. — до 100 тыс., а к августу — до 200—215 тыс. чел.).

Временное правительство уже в марте — апреле осуществило широкие демократические преобразования: провозглашение политических прав и свобод; отмена национальных и религиозных ограничений, смертной казни, упразднение цензуры (во время войны!); была объявлена всеобщая политическая амнистия. 8 марта был арестован Николай II и его семья (находились в Александровском дворце в Царском Селе), а также министры и ряд представителей прежней царской администрации. Для расследования их противозаконных действий с большой помпой была создана Чрезвычайная следственная комиссия (принесшая мизерные результаты). Под давлением Советов Временное правительство осуществило т. н. «демократизацию» армии (в русле «Приказа № 1»), имевшую самые разрушительные последствия. В марте 1917 г. Временное правительство объявило о принципиальном согласии на создание в будущем независимой Польши. Позже оно вынуждено было согласиться на самую широкую автономию Украины и Финляндии.

Временное правительство узаконило возникшие на предприятиях фабрично-заводские комитеты, получившие право контроля за деятельностью администрации. Для достижения «классового мира» было создано Министерство труда. На заводах и фабриках рабочие явочным порядком вводили 8-часовой рабочий день (в условиях, когда продолжалась война!), хотя он и не был декретирован. В апреле 1917 г. для подготовки аграрной реформы были созданы земельные комитеты, однако решение земельного вопроса откладывалось до созыва Учредительного собрания.

Чтобы получить опору на местах 5 марта 1917 г. по распоряжению главы кабинета вместо отстраненных губернаторов и других руководителей прежней администрации на местах были назначены губернские и уездные комиссары Временного правительства. В мае-июне 1917 г. проведена реформа местного управления. Сеть земств была распространена на всю Россию, демократизирована их избирательная система, созданы волостные земства и районные городские Думы. Однако вскоре земства на местах стали оттесняться от власти Советами. С марта по октябрь 1917 г. число местных Советов увеличилось с 600 до 1400. На фронтах аналогами Советов являлись солдатские комитеты.

В эти два месяца Временное правительство сделало многое для демократизации страны и приближения ее к мировым стандартам демократии. Однако неготовность населения к осознанной свободе (предполагающей ответственность), ощущение слабости власти и, следовательно, безнаказанности и, наконец, продолжавшаяся война с неизбежным ухудшением жизни привели к тому, что благие начинания либералов стремительно подточили основы всей старой русской государственности, а новые принципы устроения жизни так и не успели привиться. В этом смысле можно говорить о том, что Февраль породил Октябрь.

Вместе с тем, Временное правительство не желало до Учредительного собрания решать вопросы ликвидации помещичьего землевладения, прекращения войны, немедленного улучшения материального положения народа. Это вызвало быстрое разочарование. Усугубляла недовольство нехватка продуктов питания (с конца марта в Петрограде вводятся хлебные карточки), одежды, топлива и сырья. Стремительно выросшая инфляция (за год рубль подешевел в 7 раз) привела к параличу товарных потоков. Крестьяне не желали отдавать урожай за бумажные деньги. Заработная плата и так упавшая к началу 1917 г. по сравнению с довоенным уровнем примерно на треть продолжала падать небывало высокими темпами.

Ухудшилась работа транспорта и, следовательно, ситуация со снабжением. Все большая нехватка сырья и топлива вынуждала владельцев предприятий сокращать производство, что повлекло дополнительный рост безработицы из-за массовых увольнений. Для многих увольнение означало призыв в армию. Попытки правительства взять ситуацию под контроль в условиях революционной анархии ни к чему не приводили. Социальное напряжение в стране возрастало.

Вскоре выяснилось, что желание Временного правительства продолжать войну не совпадает с желаниями масс солдат и рабочих, ставших, после февральских событий, фактическими хозяевами Петрограда. П. Н. Милюков, считавший, что победа нужна русской демократии для укрепления ее международного престижа и решения ряда важных территориальных вопросов в пользу России — захват Галиции, австрийской и германской частей Польши, турецкой Армении, а самое главное — Константинополя и Проливов (за что Милюкова прозвали Милюков-Дарданелльский), 18 апреля 1917 г. обратился с нотой к союзникам России, где заверял их в решимости довести войну до победного конца.

В ответ 20 и 21 апреля под воздействием большевистской агитации тысячи рабочих, солдат и матросов вышли на улицу со знаменами и транспарантами, с лозунгами "Долой политику аннексий!' и «Долой Временное правительство!». Толпы демонстрантов рассеялись только по требованию Петроградского Совета, открыто проигнорировав правительственный приказ разойтись.

Меньшевистско-эсеровские лидеры Петросовета добились официальных разъяснений, что под «решающей победой» в ноте Милюкова подразумевалось лишь достижение «прочного мира». А. И. Гучков и П. Н. Милюков вынуждены были уйти в отставку. Чтобы выйти из первого после революции правительственного кризиса, нескольких наиболее известных социалистических лидеров из числа умеренных уговорили занять министерские кресла. В результате 5 мая 1917 г. было создано первое коалиционное правительство. Меньшевик Ираклий Г. Церетели (один из признанных лидеров большевистско-эсеровского блока) стал министром почт и телеграфов. Главный лидер и теоретик эсеров Виктор М. Чернов возглавил министерство земледелия. Соратник Церетели Матвей И. Скобелев получил пост министра труда. Алексей В. Пешехонов, основатель и лидер партии народных социалистов, был назначен министром продовольствия. Еще один народный социалист Павел Переверзев, занял пост министра юстиции. Керенский стал военным и морским министром.

На I Всероссийском съезде Советов (3-24 июня 1917 г.) (из 777 делегатов 290 меньшевиков, 285 эсеров и 105 большевиков) впервые проявилась новая линия поведения большевиков. Лучшие ораторы партии — Ленин и Луначарский — «бросились в наступление» по вопросу о власти, требуя преобразования съезда в «революционный Конвент», который взял бы на себя всю полноту власти. На утверждение Церетели, что нет партии, способной взять всю власть в свои руки, В. И. Ленин заявил с трибуны съезда: «Есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком».

18 июня на Юго-Западном фронте началось наступление, которое должно было вызвать патриотический подъем. Керенский лично объехал огромное количество солдатских митингов, убеждая солдат идти в наступление (за что получил ироническое прозвище «главноуговаривающий»). Однако прежней армии после «демократизации» уже не существовало и тот самый фронт, который всего год назад совершил блистательный Брусиловский прорыв, после некоторых первоначальных успехов (объяснявшихся в первую очередь тем, что австрийцы считали русскую армию уже окончательно разложившейся и оставили на фронте лишь очень незначительные силы) остановился, а затем и обратился в бегство. Полный провал был очевиден. Вину за него социалисты полностью переложили на правительство.

В день начала наступления в Петрограде и других крупных городах России состоялись мощные демонстрации организованные Петросоветом в поддержку Временного правительства, но прошедшие, в конце концов, под большевистскими лозунгами: «Вся власть Советам!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Долой войну!». Демонстрантов насчитывалось ок. 400 тыс. Демонстрации показали рост радикальных настроений в массах, усиление влияние большевиков. Вместе с тем, эти тенденции по-прежнему были ярко выражены лишь в столице и ряде крупных городов. Но и там Временное правительство утрачивало поддержку. Возобновились и достигли широкого размаха забастовки. Предприниматели ответили локаутами. Министр промышленности и торговли Коновалов не смог добиться соглашения между предпринимателями и рабочими и ушел в отставку.

Узнав о немецком контрнаступлении 2 июля 1917 г. солдаты столичного гарнизона, в большинстве своем большевики и анархисты, убежденные в том, что командование воспользуется возможностью для отправки их на фронт, решили подготовить восстание. Его целями были: арест Временного правительства, первоочередной захват телеграфа и вокзалов, соединение с матросами Кронштадта, создание революционного комитета под руководством большевиков и анархистов. В этот же день ряд министров-кадетов подали в отставку в знак протеста против компромиссного соглашения с украинской Центральной Радой (заявившей 10 июня о независимости Украины) и с целью оказать давление на Временное правительство для ужесточения его позиции в борьбе с революцией.

Вечером 2 июля состоялись митинги солдат 26 частей, отказавшихся идти на фронт. Объявление об уходе в отставку министров-кадетов еще более накалило атмосферу. Солидарность с солдатами выразили рабочие. Позиция большевиков была достаточно противоречива. Члены ЦК и большевики, заседавшие в Исполкоме Совета, были против любого «преждевременного» выступления и сдерживали демонстрации. В то же время многие деятели (М. И. Лацис, Н. И. Подвойский и др.), ссылаясь на настроение масс, настаивали на вооруженном восстании.

3-4 июля Петроград был охвачен демонстрациями и митингами. Некоторые части открыто призывали к восстанию. В. И. Ленин добрался до особняка Кшесинской (где размещалась штаб-квартира большевиков) к середине дня 4 июля. 10 тысяч кронштадтских моряков со своими большевистскими предводителями, большей частью вооруженных и горевших желанием драться, окружили здание и потребовали Ленина. Тот выступил уклончиво, не призывая к восстанию, но и не отвергая этой идеи. Однако после некоторых колебаний большевики решают присоединиться к этому движению.

Колонны демонстрантов направились к Совету. Когда Чернов пытался успокоить демонстрантов, только вмешательство Троцкого спасло его от смерти. Драки и перестрелки вспыхнули между кронштадтскими моряками, взбунтовавшимися солдатами и частью демонстрантов, с одной стороны, а с другой стороны полками, верными Совету (не правительству!). Эти события ряд историков не без оснований считает неудачной попыткой большевистского вооруженного восстания.

После событий 4 июля Петроград был объявлен на военном положении. Министр юстиции П. Переверзев опубликовал информацию, согласно которой Ленин не только получал деньги от Германии, но и скоординировал восстание с контрнаступлением Гинденбурга. Правительство, поддержанное Советом, высказалось за самые решительные действия. Ленин вместе с Зиновьевым скрылся у границы Финляндии, в дер. Разлив. Троцкий, Каменев, Луначарский были арестованы. Части, принявшие участие в демонстрации, были разоружены, а «Правда» закрыта. На фронте восстанавливалась смертная казнь. Ленин в эти дни писал, что лозунг «Вся власть Советам!» следует снять с повестки дня, пока меньшевики и эсеры, разрыв с которыми был полным, остаются в руководстве Совета.

После июльских событий 1917 г. князь Львов подал в отставку и поручил А. Ф. Керенскому сформировать новое правительство. Переговоры между различными политическими силами были сложными: правительственный кризис продолжается 16 дней (с 6 по 22 июля). Кадеты, считавшие себя победителями, выдвинули свои условия: война до победы, борьба против экстремистов и анархии, откладывание решения социальных вопросов до созыва Учредительного собрания, восстановление дисциплины в армии, смещение Чернова, на которого возлагали ответственность за беспорядки в деревне. Керенский поддержал «мужицкого министра» и пригрозил, что сам уйдет в отставку. В конце концов, кадеты решили войти в правительство, надеясь направить его в нужную сторону.

Второе коалиционное правительство возглавил А. Ф. Керенский (7 июля ушел в отставку- Г. Е. Львов), сохранив за собой посты военного и морского министра. Большинство постов в новом правительстве получили социалисты. Опасность нарастающего хаоса и необходимость его обуздания стала ясна и руководству Совета, которое объявило новое правительство «Правительством спасения революции» и наделило его (!) чрезвычайными полномочиями. Власть фактически сосредоточилась в руках правительства. Принято считать, что после событий 3-5 июля с двоевластием было покончено.

26 июля — 3 августа состоялся VI съезд РСДРП (б) на котором была принята резолюция о необходимости захвата власти путем вооруженного восстания, подготовка к которому должна составлять главную задачу партии. На этом съезде к большевикам присоединяются «межрайонцы» Троцкого и избирается ЦК, в который входят В. И. Ленин, Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, И. В. Сталин, Л. Д. Троцкий.

Выступление генерала Корнилова и его последствия

19 июля на волне реакции на события начала месяца Керенский назначил генерала Лавра Г. Корнилова (популярного в армии боевого генерала, известного своей жесткостью и принципиальностью) Верховным главнокомандующим вместо более «либерального», «мягкого» Алексея А. Брусилова. На Корнилова возлагалась задача скорейшего восстановления дисциплины и боеспособности войск.

3 августа Корнилов, пояснив, что нарастающий хозяйственный паралич ставит под угрозу снабжение армии, представил Керенскому программу стабилизации положения в стране, в основу которой была положена идея «армии в окопах, армии в тылу и армии железнодорожников», причем все три надлежало подчинить железной дисциплине. В армии предполагалось восстановление в полной мере дисциплинарной власти начальников, резкое ограничение полномочий комиссаров и солдатских комитетов, введение смертной казни за воинские преступления для солдат тыловых гарнизонов. В т. н. «Гражданском разделе» программы предусматривалось объявление железных дорог и работающих на оборону заводов и шахт на военном положении, запрещение митингов, забастовок и вмешательства рабочих в хозяйственные дела. Подчеркивалось, что «указанные мероприятия должны быть проведены в жизнь немедленно с железной решимостью и последовательностью». Несколькими днями позже он предложил Керенскому переподчинить Ставке Петроградский военный округ (так как Ставка распоряжалась только Действующей армией, тогда как все тыловые части подчинялись военному министру, то есть в данном случае — Керенскому) для его решительной очистки от совершенно разложившихся частей и наведения порядка. Согласие на это было получено. С начала августа началась переброска в окрестности Петрограда надежных воинских частей — 3 конный корпус ген. А. М. Крымова, Кавказскую Туземную («Дикую») дивизию, 5 Кавказскую кавалерийскую дивизию и др.

Попытка консолидировать силы социалистов и либеральной буржуазии, чтобы остановить сползание к хаосу, была предпринята на Государственном совещании в Москве 12-15 августа (большевики в нем не участвовали). На совещании присутствовали представители буржуазии, высшего духовенства, офицеров и генералитета, бывшие депутаты Гос. Думы, руководство Советов. Гос. совещание сделало очевидной растущую популярность Корнилова, которому 13 августа москвичи устроили триумфальную встречу на вокзале, а 14-го делегаты совещания бурно приветствовали его выступление. В своем выступлении он еще раз подчеркнул, что «разницы между фронтом и тылом относительно суровости необходимого для спасения страны режима не должно быть».

Вернувшись в Ставку после московского совещания, Корнилов, поощряемый «правыми» кадетами и поддерживаемый Союзом офицеров решил предпринять попытку переворота. Корнилов считал, что падение Риги (21 августа) станет оправданием для стягивания войск к столице, а демонстрации в Петрограде по поводу шестимесячной «годовщины» Февральской революции даст ему нужный предлог для наведения порядка.

После разгона Петросовета и роспуска Временного правительства во главе страны Корнилов предполагал поставить Совет народной обороны (председатель — генерал Л. Г. Корнилов, товарищ председателя — А. Ф. Керенский, члены — генерал М. В. Алексеев, адмирал А. В. Колчак, Б. В. Савинков, М. М. Филоненко). При Совете должно было существовать правительство с широким представительством политических сил: от царского министра Н. Н. Покровского до Г. В. Плеханова. Через посредников Корнилов вел переговоры с Керенским, стремясь добиться мирной передачи ему всей полноты власти.

23 августа 1917 г. на совещании в Ставке была достигнута договоренность по всем вопросам. 24 августа Корнилов назначил ген. А. М. Крымова командующим Отдельной (Петроградской) армией. Ему было приказано, как только произойдет выступление большевиков (которого ожидали со дня на день), немедленно занять столицу, обезоружить гарнизон и рабочих и разогнать Совет. Крымов заготовил приказ по Отдельной армии, которым вводилось осадное положение в Петрограде и губернии, Кронштадте, Финляндии и Эстляндии; предписывалось создавать военно-полевые суды. Запрещались митинги, собрания, забастовки, появление на улицах с ранее 7.00 и позднее 19.00, выход газет без предварительной цензуры. Виновные в нарушении этих мер подлежали расстрелу на месте. Введение всего этого плана в действие предполагалось с 29 августа.

Итак, с 23 августа Керенский знал о планах Корнилова, но недоверие и личные амбиции сломали этот тандем. Вечером 26 августа на заседании Временного правительства Керенский квалифицировал действия Корнилова как мятеж и потребовал чрезвычайных полномочий, которые ему были предоставлены. 27 августа в Ставку был отправлен приказ об отрешении Корнилова от должности, в котором он признавался мятежником. Корнилов этому приказу не подчинился и утром 28 августа передал по радио заявление: «… Русские люди! Великая Родина наша умирает. Близок час ее кончины. Вынужденный выступить открыто, я — генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства советов действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба … убивает армию и потрясает страну внутри. Тяжелое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне … призвать всех русских людей к спасению умирающей Родины. … Я, генерал Корнилов, — сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России и клянусь довести народ — путем победы над врагом — до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни. Предать же Россию … я не в силах. И предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей Родины!»

В то время как Корнилов продвигал свои войска к Петрограду, Керенский, покинутый министрами-кадетами, подавшими в отставку, начал переговоры с Исполкомом Совета. Угроза мятежа вновь превратила Керенского в главу революции. Железнодорожники приступили к саботажу перевозок воинских частей, туда направились сотни советских агитаторов. В Петрограде формировались вооруженные отряды рабочей Красной гвардии. Большевистских лидеров выпустили из тюрьмы; большевики приняли участие в работе Комитета народной обороны против контрреволюции, созданного под эгидой Советов. К 30 августа мятежные войска без выстрелов были остановлены и рассеяны. Генерал Крымов застрелился, Корнилов был арестован (1 сентября).

Керенский перешел к попыткам упрочить свое положение и стабилизировать обстановку и стране. 1 сентября Россия была провозглашена республикой. Власть перешла к Директории из пяти человек под руководством Керенского. Он попытался укрепить свое положение созданием Демократического совещания (которое должно было стать источником новой государственности), а затем Совета Республики.

Демократическое совещание (14 -22 сентября) должно было принять два важных решения: исключить или оставить в правительственной коалиции буржуазные партии; определить характер Совета Республики. Участие буржуазии в третьем коалиционном правительстве, окончательно сформированном 26 сентября, было одобрено незначительным большинством. Совещание согласилось на участие в правительстве в индивидуальном порядке деятелей кадетской партии (т.к. в целом совещание исключило из правительства партии, скомпрометировавшие себя участием в корниловском выступлении). В третье коалиционное правительство Керенский ввел Коновалова, Кишкина, Третьякова.

Большевики посчитали это провокацией, заявив, что только Всероссийский съезд Советов, назначенный на 20 октября иметь право сформировать "подлинное правительство". Совещанием был избран постоянно действующий Демократический совет республики (Предпарламент). Но ситуация в стране, соотношение сил после разгрома Корнилова принципиально изменились. Наиболее активные, начавшие было консолидироваться, правые силы, способные противостоять угрозе большевизации, были разгромлены. Престиж Керенского, прежде всего среди офицеров, резко упал. Падала и поддержка относительно умеренных социалистических партий. Одновременно (как, кстати, и предполагал еще в апреле Ленин) резко выросла популярность большевиков, которых вновь пришлось легализовать. В сентябре они берут под свой контроль Петросовет (председателем избран Троцкий) и ряд советов других крупных городов. 13 сентября в “Исторических письмах” адресованных ЦК РСДРП (б), Ленин призывает к скорейшему вооруженному восстанию. К началу октября положение Временного правительства становится безнадежным.

Много позже Уинстон Черчилль писал: "Ни к одной стране рок не был так беспощаден, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда пристань была уже в виду. Он уже перенес бурю, когда наступило крушение. Все жертвы уже были принесены, работа была закончена. Отчаяние и измена одолели власть, когда задача уже была выполнена…"

wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.