Быстрый переход

Внешняя политика 1894 - 1907. Русско - японская война

Оцените материал
(3 голосов)

Основные направления внешней политики России

Основные направления русской внешней политики сложились задолго до вступления на престол Николая II. В это время различия могли сводиться лишь к той или иной расстановке акцентов, выборе приоритетов.

На первом, европейском, направлении Николаю в наследство от Александра III остался франко-русский союз, который Александр считал краеугольным камнем системы безопасности в Европе. В первое десятилетие царствования Николая Россия хотя и не отошла от союза с Францией, но, в значительной степени под влиянием личных взглядов императора, стала сближаться с Германией. С последней у России не было территориальных или иных споров, а императоры России и Германии были кузенами. Кайзер Вильгельм II имел значительное влияние на Николая в области международной политики. Порой попытки Николая проводить «личную дипломатию» и излишнее доверие Вильгельму ставили русскую дипломатию в весьма затруднительные ситуации. Наиболее характерным эпизодом является заключение т. н. Бьоркского договора 11 июля 1905 г. на борту императорской яхты «Полярная звезда» под давлением Вильгельма и в отсутствие Витте и министра иностранных дел Владимира Н. Ламздорфа. Тайный замысел кайзера состоял в разрушении франко-русского союза. С этой целью он предлагал создать тройственный русско-германо-французский союз, направленный против Англии. Вильгельм добивался этого и раньше, однако только дипломатическая изоляция и отчаянье Николая (надеявшегося на поддержку Германии на международной арене и поддержку в борьбе с революцией) сделали подписание возможным. Договор был дезавуирован русским МИДом в сентябре 1905 г. (обусловлен согласием на это Франции).

Германия выступала в этот период главнейшим возмутителем спокойствия в Европе. Всерьез решив принять участие в переделе мира, Германия начала строить огромный флот, сопоставимый по мощи с британским. В Лондоне это вызвало едва ли не панику. Великобритания оценила размеры опасности и решила выйти из ставшей уже традиционной для британской дипломатии «блестящей изоляции». С начала XX в. начинается ее постепенное сближение с Францией, отношения с которой (из-за колониальных споров в Африке и на Дальнем Востоке) были очень непростыми. Угроза со стороны Тройственного Союза и, прежде всего, Германии привела к тому, что в 1904 г. было заключено несколько дипломатических соглашений, снимавших все прежние разногласия. Хотя ни одна из сторон не брала на себя никаких союзнических обязательств, англо-французские соглашения сняли все спорные вопросы между этими странами и еще на шаг приблизили окончательное формирование Антанты. Отныне французская дипломатия стремилась способствовать заключению аналогичных соглашений и между Россией и Великобританией.

Второе, южное (Османская империя, Балканы и Проливы), направление, бывшее при Александре III приоритетным, отошло при Николае на задний план. Осознавая сложность решения поставленной покойным императором задачи скорейшего овладения Проливами, Николай принял предложенную Вильгельмом идею заключения соглашения с Австро-Венгрией (главным противником России в регионе) о сохранении на Балканах status-quo (заключен в 1897 г.). Он дал возможность фактически свернуть на 10 лет усилия русской дипломатии на этом направлении и перенести все усилия на третье — дальневосточное, признанное главным.

Одним из активных сторонников проведения агрессивной, наступательной внешней политики на Дальнем Востоке был всесильный в то время С. Ю. Витте. Достраивая Транссиб, он заявлял, что, во-первых, ввод в строй этой магистрали даст мощный импульс развитию восточных окраин Империи и, значит, для экспорта русских товаров в Дальневосточный регион необходимо приобретение незамерзающего порта на Тихом океане и соединение его с имперской железнодорожной сетью. Во-вторых, создание Транссибирской магистрали впервые в истории России позволит сосредоточить на Дальнем Востоке достаточное для решения масштабных задач количество войск. Таким образом, Транссиб создает и потребность в экспансии и возможность для ее осуществления. Эти идеи были близки и понятны Николаю, желавшему дальнейшего укрепления и расширения Империи и считавшему что именно на Дальнем Востоке сделать это будет проще всего. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и то, что Николая активно подталкивал на Дальний Восток его кузен — Вильгельм II, заинтересованный в ослаблении позиций России в Европе.

Говоря о внешней политике первого десятилетия царствования Николая II, нельзя не сказать о Гаагской мирной конференции, созванной в 1899 г. по инициативе русского царя (и открытой 6 мая, в его день рождения) для того, чтобы: 1) выработать средства предотвращения войн; 2) ограничить гонку вооружений (этот термин появился уже тогда!) и 3) смягчение методов ведения войн. В конференции приняли 26 государств Европы, Азии и Сев. Америки (США). По первому пункту было решено создать международный суд (разместился в Гааге), который, однако, в дальнейшем не играл серьезной роли в предотвращении международных конфликтов. Второй пункт был полностью провален, зато по третьему удалось добиться запрета применения разрывных пуль, удушливых газов и «метания взрывчатых снарядов с воздушных шаров» (!!!) и принять правила гуманного обращения с пленными. Несмотря на ограниченный успех, Гаагская конференция впервые выявила возможность переговоров на эту тему.

Дальневосточная политика России в 1895—1904 гг.

Начало активного вмешательства России в дальневосточные дела связано с событиями японо-китайской войны 1894—1895 гг. Эта война была вызвана стремлением Японии, претендовавшей на статус региональной сверхдержавы, установить протекторат над Кореей, находившейся под китайским контролем. Китай был полностью разбит в 1895 г. и по условиям Симонисекского мира признавал независимость Кореи (которая, естественно, должна была служить лишь ширмой для введения японского протектората), уступал Японии Квантунский п-ов с Порт-Артуром, Тайвань и выплачивал огромную контрибуцию, которая была потрачена на модернизацию японских армии и флота.

Перед Россией встала дилемма — как отреагировать на неожиданное усиление позиций своего дальневосточного соседа. Согласиться ли с Японией на раздел сфер влияния в Северном Китае или же противодействовать любым попыткам проникновения японского влияния на материк. Фактически шла речь о том, какую из сторон Россия изберет себе для долгосрочного партнерства. МИД настаивал на осторожной линии в отношении Японии и считал, что главное — не нанести вред русско-японским отношениям. Однако Витте, достраивавший свое любимое детище — Транссиб, считал необходимым сыграть роль защитника Китая и взамен выбить у него ряд уступок.

В том же 1895 г. Россия (предварительно создав для освоения Китая специальный Русско-Китайский банк с привлечением иностранных капиталов) организовала совместное с Францией и Германией политическое давление на Японию, «дружески советуя» ей отказаться от большей части своих завоеваний, в частности им предлагалось незамедлительно вернуть Ляодунский полуостров Китаю. Не готовая к войне сразу с тремя великими державами, Япония была вынуждена уступить. В качестве платы за заботу европейские державы разделили Китай на сферы влияния. Россия, заключив в 1896 г. с Китаем военный союз, получила право на строительство и эксплуатацию в течение 80 лет экстерриториальной железной дороги Чита-Владивосток через китайские земли (т. н. КВЖД), при этом полоса по 5 км. по обе стороны путей, формально оставаясь в составе Китая, переходила под контроль России. Тогда же были подтверждены исключительные права русских в Манчжурии. Для японцев не осталось тайной, кто именно организовал этот дипломатический демарш, и русско-японские отношения стали быстро портиться. В конце 1897 г. Россией был фактически захвачен Порт-Артур — военно-морская база на юге Квантунского полуострова. В 1898 г. Китаю был навязан договор о передаче в аренду на 25 лет Квантунского п-ова с Порт-Артуром и торговым портом Дальний и предоставлении Обществу КВЖД концессии на строительство железной дороги от КВЖД до Порт-Артура (т. н. ЮМЖД).

Раздел Китая вызвал реформаторское движение, которое, однако, вскоре захлебнулось под давлением местных националистов. Апофеозом националистической реакции стало т. н. восстание ихэтуаней (боксерское) произошедшее в 1899—1901 гг. и направленное против всех иностранцев и тех китайцев, которые считались проводниками иностранного влияния. Было убито много европейцев, в осаду (июнь — август) был взят посольский квартал в Пекине (императрица Цу Ши, фактически направлявшая деятельность повстанцев, приказала перебить всех иностранцев в городе), артиллерия боксеров обстреливала через Амур Благовещенск. Для подавления этого восстания в Китай пришлось вводить межнациональный экспедиционный корпус (Англия, Франция, Япония, Россия, Германия, США). Окончательно восстание было подавлено только в 1901 г. Во время восстания Россия ввела в Манчжурию свои войска (1900 г.), фактически отменив там власть китайских чиновников. Эти войска не были выведены и после подавления восстания, а требования Японии о выводе оставлены без внимания.

Дать обещание эвакуировать русские войска и учреждения в Манчжурии Россию заставило заключение в 1902 г. англо-японского союза, направленного против России, однако и оно не было выполнено. К этому времени Витте считал уже необходимым проводить более осторожную политику и закрепиться на достигнутых позициях. Однако в окружении императора огромное влияние получила так называемая «безобразовская клика» — группировка представителей знати и промышленных кругов, возглавлявшаяся статс-секретарем Александром М. Безобразовым и выступавшая за полное вытеснение Японии с континента и активное проникновение в Корею. В 1903 г. Япония, опасавшаяся воевать с Россией, предложила решить существующие проблемы путем заключения русско-японского соглашения о разделе сфер влияния, по которому в сферу исключительных русских интересов входила бы вся Манчжурия, а в зону японского влияния — Корея (или хотя бы ее южная часть). При этом Япония готова была признать Корею частью Китая, отказавшись от одного из своих завоеваний времен войны 1894—1895 гг. В Токио явно опасались войны с Россией, хотя там и действовали влиятельные организации вроде «Общества Черного Дракона», требовавшие немедленного объявления России войны и установления границ японских владений на континенте по Амуру. Однако Россия, которую активно подталкивал к войне кузен Николая II Вильгельм II, рассчитывавший отвлечь внимание России от Европы на Дальний Восток на возможно более продолжительное время, отказалась. Николай II под влиянием немецкого кайзера и ряда лиц из своего окружения счел это предложение невыгодным для России, так как в этом случае оба берега Цусимского пролива попали бы под контроль японцев и он превратился бы в дальневосточные Дарданеллы. Россия явно недооценивала силы Японии и считала, что та никогда не решится на объявление войны. В 1902—1903 гг. созданное безобразовцами «Русское лесопромышленное товарищество на Дальнем Востоке» начало проникновение в Корею. Они предполагали под видом коммерческих предприятий (фирм, для «защиты» которых потребовались бы русские военные посты и гарнизоны) провести мирную аннексию Кореи.

Видя несговорчивость России и понимая, что промедление приведет лишь к окончательной потере позиций в Корее, Япония, подталкиваемая Великобританией и, отчасти, США, сделала выбор в пользу войны. 24 января 1904 г. Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, однако даже после этого русскими военачальниками и администрацией на Дальнем Востоке не было сделано ничего для подготовки к войне.

Русско-японская война

Первая русская боевая подводная лодка Для Японии принципиально важным был захват господства на море для беспрепятственной высадки своих войск на материке. Поэтому боевые действия начались внезапным нападением японского флота на Тихоокеанскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура в ночь с 26 на 27 января 1904 г. Несмотря на неготовность русского флота к отражению атаки, ее результаты оказались достаточно скромными (повреждены оказались два лучших русских броненосца и один крейсер. Впрочем, этого хватило для того, чтобы ослабить русский флот, а главное — парализовать волю его командующего — адмирала Старка. Флот был фактически заблокирован в собственной базе. Утром 27 января 1904 г. в корейском порту Чемульпо в сражении с японской эскадрой погиб крейсер «Варяг». Таким образом, господство на море с первых же дней войны захватил японский флот. Это позволило Японии уже с конца марта беспрепятственно перевозить в Корею свои войска. Попытку перехватить инициативу у японского флота предпринял новый командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал Степан О. Макаров, однако он вскоре после прибытия в Порт-Артур погиб вместе с подорвавшимся на японских минах броненосце «Петропавловск» (31 марта).

Командование русских сухопутных сил с самого начало заняло пассивную выжидательную позицию. Вместо того, чтобы атаковать японцев прежде, чем они успеют высадить свои главные силы, главнокомандующий русскими войсками на Дальнем Востоке генерал Алексей Н. Куропаткин решил занять оборону на китайско-корейской границе. Подтянув к началу мая к пограничной реке Ялу 40.000 солдат против 7.000 у Куропаткина, японцы относительно легко прорвали этот заслон и вторглись в Манчжурию.

В течение мая 2 японская армия высадилась на Ляодунском п-ове недалеко от Порт-Артура и перерезала его сообщение с главными силами русской армии. Осада Порт-Артура продолжалась с 13 мая по 20 декабря 1904 г. 28 июля 1904 г. русская эскадра предприняла попытку прорваться во Владивосток, однако японский флот под командованием адмирала Того сумел не допустить этого. Часть кораблей прорвалась в нейтральные порты, остальные вернулись в Порт-Артур. Отныне и до конца войны они его больше так и не покинули.

Получив личный приказ Николая II, Куропаткин в начале августа двинулся на выручку Порт-Артура. Однако еще в начале июня он был остановлен японцами, а 11-21 августа разбит в сражении под Ляояном, несмотря на численное превосходство над японцами (180.000 против 130.000), и отступил к Мукдену. С этого момента Порт-Артур был обречен, однако судьба войны, даже несмотря на успехи японцев, еще отнюдь не была решена. Япония уже испытывала трудности со снабжением своих войск и почти исчерпала подготовленные людские резервы для пополнения действующих частей. Россия же еще всерьез и не вступала в войну. Основные силы русской армии и ее огромные запасы находились в Европейской России и пока не участвовали в боевых действиях. Наконец, в отличие от японцев, Куропаткин получал ежемесячно ок. 30.000 человек в месяц по Транссибу. Пополнив свои войска, Куропаткин предпринял новую попытку перехватить инициативу из рук японцев. Однако и в боях на р. Шахэ (конец сентября — начало октября), и в сражении при Сандепу (январь 1905 г.) успеха добиться ему не удалось.

Русский эскадренный броненосец Между тем, пал оплот русских на Квантунском полуострове — Порт-Артур. Понимая, что время работает против них и только скорейшее высвобождение застрявших под Порт-Артуром войск позволит облегчить положение японской армии в Манчжурии, японцы предприняли отчаянный штурм. После кровопролитнейших боев японцами была захвачена господствующая над крепостью высота — г. Высокая, с которой они могли корректировать артиллерийскую стрельбы по городу и кораблям эскадры. Поняв собственную обреченность, Порт-Артур сдался. Теперь японцы могли спокойно пополнить противостоявшие Куропаткину части.

Командовавший японскими войсками в Манчжурии маршал Ояма готовился к новому сражению, которое должно было окончательно сломить русских и лишить их воли к борьбе. Готовился и Куропаткин, от которого Петербург требовал прервать затянувшуюся серию позорных поражений. Решающее сражение под Мукденом произошло 6 — 25 февраля 1905 г. Уступавшие русским численно японцы (270.000 против 330.000) вновь одержали сокрушительную победу, заставив русские войска откатиться еще дальше к северу и расположиться неподалеку от г. Харбин. На этом боевые действия на суше практически прекратились, хотя подвоз русских войск еще продолжался.

Последней надеждой Николая II оставалась II Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала Зиновия П. Рождественского, отправленная 2 октября 1904 г. с Балтики на подкрепление I Тихоокеанской эскадре. Совершив беспримерный в истории переход вокруг Европы и Африки без единого захода в порт, Рождественский у берегов Мадагаскара узнал о падении Порт-Артура. Дальнейшее движение эскадры на Дальний Восток лишалось всякого смысла и адмирал телеграфом практически в открытую запросил у императора разрешения вернуться однако получил категорический приказ продолжить движение, теперь уже во Владивосток. Этот приказ обрек II Тихоокеанскую эскадру на неизбежную гибель.

Ранним утром 14 мая 1905 г. в Цусимском проливе русские корабли встретил японский флот под командованием победоносного адмирала Того. В отличие от японских кораблей, прошедших ремонт и замену артиллерии после падения Порт-Артура, экипажи которых, кроме того, имели солидный боевой опыт, русские корабли были вынуждены выступить в бой измотанные 7,5 месячным переходом, перегруженные углем и с необстрелянными командами. Исход сражения был предрешен, и оно вскоре превратилось в бойню. Лишь один небольшой крейсер и несколько миноносцев сумели проскочить во Владивосток, еще несколько кораблей скрылись в нейтральных портах, большинство же либо погибло, либо утром 15 мая сдалось, исчерпав возможности к сопротивлению. Соотношение погибших было ошеломляющим — более 4.000 русских и всего 116 у японцев! Подобного унижения русский флот не знал за свою более чем двухвековую историю. Так и на море Япония одержала полную победу над Россией.

Портсмутский мир и его значение

После Мукдена и Цусимы перед русским правительством встал вопрос о том, что же делать дальше. С одной стороны, сложилась парадоксальная ситуация, при которой победоносная Япония стояла на грани экономического краха и финансового кризиса, была не в силах далее продолжать войну, а неудачница-Россия могла себе позволить затягивание войны (даже без крупных сражений) еще как минимум на год. С другой — крайняя непопулярность войны в русском народе (особенно после унизительных поражений) и, самое главное, — революция, начавшаяся в январе 1905 г. и поставившая под вопрос само дальнейшее существование монархии в России делали настоятельно необходимым скорейшее заключение мирного договора.

В создавшихся условиях свои посреднические услуги предложил президент США Теодор Рузвельт. Америка была озабочена чрезмерными, с ее точки зрения, военными успехами Японии и считала необходимым скорее покончить с этой войной. Обе стороны приняли американское посредничество, и в г. Портсмут начались мирные переговоры. Русскую делегацию возглавлял С. Ю. Витте, получивший от Николая II инструкции заключить мир как можно скорее. Аналогичные наставления получили и японские дипломаты. В результате долгой торговли 23 августа 1905 г. был заключен мир, по которому Россия уступала Японии право аренды Квантунского п-ова, ЮМЖД и Южный Сахалин, выводила свои войска из Манчжурии и признавала Корею и Южную Манчжурию японской сферой влияния. В русской сфере влияния оставалась Северная Манчжурия с КВЖД и Монголия.

Портсмутский мир означал окончание дальневосточных амбиций России и ее возвращение на европейскую политическую арену.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.
Иллюстрации: Россия и Мир - О.В. Волобуев (Дрофа, 2002 г.).