Быстрый переход

Великое княжество Литовское, Украина, Белоруссия

Оцените материал
(0 голосов)

Социально-экономический и политический строй Великого княжества Литовского в XIV — первой половине XVI в.

Верховным собственником земли в Литве считался великий князь, но фактически большая часть земли находилась во владении светских феодалов, особенно из числа нетитулованных панов-литовцев. Православная церковь имела мало земли, зато землевладение католической церкви после Кревской унии 1385 г. стало быстро расти. Мелкие феодалы (бояре) несли военную службу за населенные земли, полученные ими от великого князя.
Политическим органом крупных феодалов был совет при великом князе (Рада панов). Суд до XVI в. также функционировал без участия бояр. Но во время Ливонской войны бояре добились издания в 1566 г. Второго литовского статута, введения нового административного деления и создания суда, выбиравшегося всеми феодалами. Шляхта каждого повета имела единую сословную организацию со своим органом — сеймиком. Сеймики собирались для решения сословных дел и выборов представителей на сейм и кандидатов в члены суда.
В конце XIV в. была введена подать зерном — дякло, которая взималась с каждого крестьянского дома (двора). Если крестьяне с целью облегчения обложения стремились включить в податную единицу — «службу» несколько семей, то феодалы, наоборот, старались считать каждое хозяйство за полную службу. Передела земли среди крестьян в Литве не производилось.
В Великом княжестве Литовском в XV — XVI вв. было несколько групп крепостных, одна из них называлась — кайминасы, т. е. жители или соседи «каймаса» (боярского села). Их положение можно сравнить с древнерусскими смердами. Кайминас имел постоянный надел земли, который он и члены его семьи должны были обрабатывать. Другую группу крестьян представляли велдамасы — волостные люди-общинники тех земель великого князя, которые он передавал по записям бояр. Велдамасы платили подать зерном и серебщину (деньгами) великому князю. Привилей (закон) 1447 г. установил, что все подати, платившиеся велдамасами, шли только в пользу землевладельца. В Литве в это время сохранялась и «челядь невольная», т. е. холопы и близкие к ним закупы-должники. Паны могли распоряжаться челядью как угодно, продавая и закладывая холопов, которые не имели права уйти от своих господ. От роста и непосильных оброков и барщины увеличилось число беглых. Все чаще стали издаваться законы, ограничивавшие или запрещавшие крестьянский выход.
Города на территории Великого княжества Литовского развивались в различных условиях. В начале XIV в. столицей Великого княжества Литовского сделался город Вильнюс (Вильно). Значительными городами соб-ственно Литвы стали Каунас и Тракай, а в Белоруссии — Полоцк, Берестье (Брест), Городно (Гродно) и Могилев. На Украине большинство городов было разрушено во время татарского нашествия. Менее пострадали от нашествия западные земли Украины и их города — Львов, Луцк, Владимир, Галич, Холм, Белз.
Киев, почти до основания разрушенный татарами, на протяжении XIV в. вновь стал большим городом и превратился к концу XVI в. в важнейший центр Украины. В XV—XVI   вв.  в  городах образовались ремесленные цехи, повлиявшие на рост специализации ремесленников. Быстрее росли города, находившиеся на международных торговых путях. В развитии экономики городов большое значение имели не только торговые пути по судоходным рекам, но и сухопутные дороги.
Города Великого княжества Литовского принадлежали великому князю, а также отдельным магнатам или церкви.
Во многих городах население занималось земледелием. В городах также жили ремесленники из числа феодально-зависимых людей, переселенных своими господами и тесно с ними связанных. Эти подданные феодалов не несли никаких городских повинностей, которые отягощали средние прослойки города. Верхушку горожан составляло богатое купечество и ростовщики. От них зависели среднее и мелкое купечество и ремесленники. Купечество, занимавшееся иногородней и заграничной торговлей, уплачивало большое количество таможенных сборов. Во внешней торговле купечество испытывало серьезные трудности в связи с привилегиями феодалов, освобожденных от уплаты таможенных пошлин. Но подавляющее большинство населения города состояло из подмастерьев, учеников, «партачей» (нецеховых ремесленников), наймитов и др. Подмастерья отстаивали свои права, организуя «господы» для защиты от произвола мастеров.
Во всех городах наряду с людьми коренной национальности жили поляки, евреи, армяне и представители других национальностей.
Усиление экономического значения городов заставило польских королей и великих князей литовских дать городам самоуправление по «магдебургскому праву», которое освобождало их от власти наместников и их суда. Обязанности наместников перешли к раде (магистрату) во главе с войтом. Мещане выбирали членов рады (радцев), а последние — бургомистров, по очереди руководивших радой. Это городское управление соот-ветствовало интересам богатого купечества и ростовщиков. Постепенно «магдебургское право» стало использоваться польскими королями и великими князьями литовскими в направлении стеснения прав православного городского населения — белорусов и украинцев, создавая препятствия для участия в управлении городом, в торговле и т. д.. Наоборот, оно же содействовало появлению в городах Литвы, Белоруссии и Украины иностранцев, в особенности немцев. Вместе с тем «магдебургские» привилегии не спасли горожан от произвола феодалов и их властей.
Феодалы Великого княжества Литовского в связи с ростом внутреннего рынка и усилившимся спросом на хлеб в Западной Европе с конца XV в. стали увеличивать собственное хозяйство и сбывать его продукты на рынке.
В Польше, Западной Украине и на землях Великого княжества Литовского стала развиваться фольварочная система хозяйства. Фольварком стала называться земля со всеми жилыми и хозяйственными постройками, садами и огородами, на которой феодал вел свое хозяйство, феодал обычно увеличивал в фольварке площадь земли панского двора до 200 — 300 га лучшей земли, возводил силами своих крестьян все необходимые хозяйственные постройки и начинал вести земледельческое хозяйство часто в соединении с животноводством, феодалы редко имели собственный сельскохозяйственный инвентарь. К фольварку было обычно прикреплено 30 — 40 дворов крестьян, обязанных выполнять своим инвентарем   все   сельскохозяйственные работы.
Распространение фольварочной системы хозяйства сопровождалось резким усилением феодальной эксплуатации и закрепления крестьян как на Украине, Белоруссии, так и в собственно Литве. Основной повинностью крестьян стала барщина, которая увеличивалась с ростом барской запашки. Уже в конце XV— начале XVI в. барщина в один-два дня в неделю господствовала на большой территории Великого княжества Литовского. Только в Белоруссии до второй половины XVI в. фольварки еще не получили большого развития, фольварочное хозяйство усиленно развивалось во второй половине XVI в. на правобережной Украине, где польские магнаты и шляхта захватывали обширные земельные владения, в особенности после Люблинской унии 1569 г. В собственно Литве процесс закрепощения крестьян также шел еще до поязления фольварков. Привилей Казимира 1447 г. распространил крепостное право на значительную часть литовского крестьянства. Был запрещен переход частновладельческих крестьян в великокняжеские имения. Крестьяне, жившие на землях панов, облагались повинностями только в пользу своих землевладельцев. Паны получили право суда над своими крестьянами, и их власть превратилась в неограниченную.
В Жемайтии в конце первой четверти XVI в. было отмечено полюдье и введено денежное обложение с сохи, так как во многих волостях не было фольварков и поэтому не применялась барщина.
С конца XV — начала XVI в. литовские феодалы стали владеть большим количеством земель в Белоруссии, украинские феодалы имели земли главным образом на Волыни, Восточной Подолии и Киевщине, а польские феодалы захватили в свои руки земли в Галиции и Западной Подолии.

Усиление антифеодальных выступлений

Усиление феодально-крепостнической эксплуатации и крепостной зависимости вызвало обострение классовой борьбы на Украине, в Белоруссии, Литве и Молдавии. Особенно крупным взрывом народного недовольства было восстание крестьян в Прикарпатье и Покутье (Буковина), которое связано с именами Мухи и Андрея Борули (возможно, что это одно лицо). Восстание началось летом 1490 г. и продолжалось с перерывами до 1492 г. В 1514 г. закарпатские крестьяне приняли участие в большом антифеодальном движении в Венгрии — в восстании Георгия Дожи.
В 1530 — 1540 гг. имели место волнения литовских крестьян; в одной Северной Жемайтии было убито свыше 200 княжеских тиунов. Имели место волнения и в украинских городах: в 1536 г. горожане изгнали из Черкас старосту, длительное время они защищали город от шляхетских войск, а в Каневе жители даже уничтожили гарнизон.
В XVI в. в Литве, Белоруссии и Украине начал распространяться кальвинизм. Это реформационное движение на некоторое время получило поддержку у части магнатов и шляхты, которые рассматривали его как средство борьбы с королевской властью и католической церковью. В более широкие слои населения проникло учение «чешских братьев», но их проповедь имущественного равенства вызвала отпор со стороны шляхты.
В Белоруссию проникли идеи антитринитариев, боровшихся против привилегий духовенства и отрицавших крещение и церковный брак. Но их радикальные воззрения вызывали гонения со стороны властей, церкви и шляхты. Значительной популярностью в Белоруссии пользовалось учение Феодосия Косого и Артемия — «еретиков», бежавших в середине XVI в. из России.

Введение волочной померы

Великокняжеская власть, обеспокоенная усилением классовой борьбы, в середине XVI в. стала проводить земельную реформу, получившую название «волочной померы». Обычно волока имела 21,3 га земли и состояла из трех полей пашни сообразно трехпольной системе земледелия. Во время проведения обмера и описания земель происходило присоединение к государственным землям тех земель светских и духовных феодалов, которые были расположены чересполосно. Взамен этих земель их владельцы получали компенсацию в других местах при условии наличия у них подтвержденных прав на свои владения. Таким образом, «волочная помера», производившаяся на основании особого «устава на волоки» (1557), одновременно была проверкой владельческих прав. «Волочная помера» была проведена и во всех великокняжеских городах, не имевших магдебургского права. В результате реформы крестьяне со всем своим имуществом сделались собственностью великого князя. Собственниками земли стали только шляхтичи, а бояре (мелкие служилые люди), земли которых были поделены на волоки, сравнялись по
своему положению с крестьянами. «Устава на волоки» установила уплату добавочного чинша как для барщинных, так и для оброчных крестьян и, таким образом, завершила процесс превращения государственных податей в феодальную земельную ренту.
Литовский статут 1588 г. узаконил положение, по которому каждый землевладелец становился администратором и судьей живущих на его земле крестьян. Срок розыска крестьян был доведен до 20 лет. Шляхта превратилась в единое господствующее сословие Речи Посполитой. Статут 1566 г. освободил ее от уплаты пошлин за экспортируемые продукты своих имений, а также за привозимые ею из-за границы товары для личного потребления. Во всех городах с магдебургским правом феодалы и зависящие от них люди не платили налогов, были неподсудны городскому суду и администрации.
Усиление политического значения шляхты сопровождалось ослаблением власти великого князя. Шляхта Речи Посполитой не раз поднимала мятежи против королевской власти и по существу привела в XVI I в. к тому, что сама шляхетская «демократия» стала вырождаться в политическую анархию.

Литовская культура

Народная культура Литвы в XV —XVI вв. была проникнута идеей борьбы против немецко-католических поработителей. Литовцы упорно сопротивлялись насильственной христианизации и сохраняли свои языческие верования, с которыми связывалась память о свободе и независимости. В народных песнях — «дойнах» — литовцы воспевали героев сражений с рыцарями, выражали свою ненависть к богачам-феодалам.
В конце XVI в. католические, а затем и протестантские церковники стали печатать в Вильнюсе церковные книги на литовском языке, что имело, несмотря на религиозные цели этого предприятия, известное значение для развития литовского языка и литовской культуры в целом, подобно тому как возведение Тракайского замка (XV в.), собора Петра и Павла в Каунасе (XV в.), собора и монастыря бернардинцев в Вильнюсе (XVI в.) и других культовых и гражданских зданий сыграло важную роль в развитии литовского зодчества. Произведения средневекового зодчества и книгопечатания Литвы стали выдающимися памятниками истории  и  культуры страны.
Украинская культура
На Украине народное творчество также было проникнуто идеями борьбы против чужеземного владычества. Народные «думы» и «плачи» были посвящены борьбе с турецко-татарскими вторжениями. С особым чувством воспевалась в «плачах» родная земля. В народном творчестве воплощалось растущее самосознание формирующейся украинской народности. С этим процессом было связано и развитие украинского летописания во второй половине XVI в.
Распространение книгопечатания было связано с большой просветительной деятельностью переехавшего во Львов Ивана Федорова, который основал там, а затем в Остроге первые типографии на Украине.
С XV в. на Украине развивалась скульптура, достигшая высоких образцов в изображениях на стенах зданий Киево-Печерского монастыря и львовских церквей. В живопись проникает изображение пейзажа, заметно не-которое стремление к обытовлению персонажей на иконах. В XVI в. начался подъем украинской архитектуры, представленной, в частности крепостными сооружениями во Львове. Этот подъем особенно ярко проявился во многих постройках конца XVI - начала XVII в.

Белорусская культура XVI—XVII вв.

В Белоруссии, как и на Украине, народное художественное творчество в наибольшей степени проявило себя в фольклоре. Белорусские крестьяне в песнях о «черной хмаре», о народном герое Ивашке из Кричева вспоми-нали о героической борьбе против татарского ига и немецких крестоносцев. Западнорусские летописи пользовались русскими летописны ми сводами (например, смоленская летопись Авраамки конца XV в.). Проявившийся в XVII в. интерес к истории в Белоруссии, как и на Украине, вызвал создание местных летописей — Баркулабовской и летописи Бы-ховца. Появившаяся переводная литература («Александрия», «Повесть о Трое» и др.) находила своих читателей в связи с увеличением числа грамотных и образованных людей среди белорусской шляхты и мещанства.
Ярким выражением роста национального самосознания белорусского народа была деятельность пионера книгопечатания в Белоруссии Франциска (Георгия) Скорины из Полоцка, получившего степень бакалавра в Краковском университете и доктора медицины в Падуанском университете (Италия). Горячий патриот, Скорина решил посвятить свою жизнь изданию книг на родном белорусском языке. В 1517 г. он начал готовить издание Библии в Праге. В это время только начинали появляться первые славянские книги в Кракове, Венеции и Черногории. В 1525 г. Скорина переехал в Вильнюс и продолжил издание книг на белорусском языке. Изданные Скориной книги отличались доступностью языка, хорошими гравюрами, ценными сведениями, расширяющими знания простых читателей. Скорина, таким образом, был не только белорусским первопечатником, но и подлинным создателем белорусского литературного языка. Его издания читались в Белоруссии, на Украине, в Литве, в России и славянских странах Балканского полуострова.
В белорусской культуре второй половины XVI в. видное место принадлежит Симону Будному и Василию Тяпинскому. Симон Будный, обладавший хорошим филологическим образованием, отдал все силы развитию белорусского языка и защите его от полонизации. Будучи кальвинистом, а потом примкнув к социнианству, Будный издал свой «Катехизис», в котором остро критиковал католицизм и православие, отвергал божественность Христа. Книги Будного были объявлены еретическими и сжигались. Василий Тяпинский мелкий шляхтич из Полоцка, выступал против продажности и низкой морали духовенства, печатал свои сочинения в защиту родного языка в собственной типографии.
Развитие просвещения в Белоруссии также связано с деятельностью братств, которые из цеховых и религиозных учреждений сделались шаг за шагом средоточиями обучения, просвещения, книгоиздательской деятельности и дела борьбы против религиозного и национального угнетения.
В Белоруссии со второй половины XVI в. в ряде городов (Бресте, Слуцке, Пинске, Гродно и др.) существовали небольшие типографии.
С появлением книгопечатания в Белоруссии развивается искусство гравюры и графики. Большого успеха достигает белорусская скульптура. Резчики по дереву украшали искусным орнаментом ставни и карнизы домов. Сохранились имена белорусских резчиков Апатия из Пинска (XV в.) и Андрея из Орши (XVI в.).
В живопись, носившую традиционный церковный характер, начали проникать светские элементы. Портреты некоторых белорусских феодалов носят черты реалистического характера.
В белорусском каменном зодчестве, представленном главным образом в строительстве церквей, имеется своеобразная черта — сооружение по углам здания башен с бойницами. Строились также замки на холмистых местах, состоявшие из башен и стен, внутри которых находился дворец (замок в Мире - 1508-1510 гг.).
 
Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.

Похожие материалы (по тегу)