Быстрый переход

Дальнейшее развитие феодально - крепостнической системы

Оцените материал
(1 Голосовать)

Сельское хозяйство и промыслы

События начала XVII в. привели к громадному разорению и опустошению значительной части страны.
Еще в 40-х годах XVII столетия в 14 центральных уездах распаханная земля составляла всего 42% ранее возделывавшихся земельных угодий, и лишь к 70-м годам эта цифра поднялась до 60% с лишним. Процесс восстановления разрушенной экономики в центре был медленным. Прирост обрабатываемых земель шел за счет освоения новых земель, в том числе и гораздо более плодородных земель на южной «украйне».
Зато промысловое хозяйство при сохранении  его  прежнего  районирования стало приобретать большие масштабы. На основе его развития усиливался обмен между областями страны с различными природно-клима-тическими условиями. Из Поморья везли соль, рыбу, на Белом море били тюленей и моржей, с Печоры, Двины, с северных отрогов Уральского хребта, из Сибири везли меха, соль добывали в Новгороде и Старой Руссе, Перми и Тотьме, Астрахани и на Соловках, продолжало сохраняться еще кое-где бортное хозяйство, кроме того, во многих местах делали деготь, селитру.

Феодальное землевладение и хозяйство

XVII век ознаменовался значительным укреплением феодальной земельной собственности. Быстро росшая новая феодальная знать сосредоточивала в своих руках огромные вотчинные владения. Например, боярин Б. И. Морозов имел более 300 сел и деревень в 17 уездах.
Увеличилось землевладение дворян в результате массовой раздачи земли дворянам различными правителями в начале XVII в. и особенно при правлении первых Романовых. Дворянские земли росли главным образом за счет крестьянских общин, а также за счет конфискации боярских вотчин, принадлежавших тем, кто служил Лжедмитриям и интервентам.
В некоторых районах, как в Тульском уезде или в Шелонской пятине Новгородской земли, дворяне владели свыше чем 90% всех земель. Однако многие дворяне были совсем безземельными или мелкопоместными. Немало обедневших дворян попало в кабалу к боярам. Поэтому дворянство энергично добивалось передачи своих владений в вотчины. Уже в начале XVII столетия правительство, нуждаясь в денежных средствах, продавало дворянам поместья в вотчины. Ряд земель получили дворяне на вотчинном праве в награду за участие в борьбе с интервентами. Служилые люди стали продавать и менять поместья. В 1678 г. в Замосковном крае уже 59% дворян владели землей на вотчинном праве. Более 13% всех тяглых дворов принадлежало церкви (после Уложения 1649 г. церковное землевладение несколько сократилось), свыше 9% находилось в ведении дворцового ведомства, 10% принадлежало боярству, 57% дворов другим светским феодалам. Всего лишь 10% дворов как в селах, так и городах было «черными», т. е. свободными от частновладельческой зависимости.
Эти данные свидетельствуют о том, что Россия XVI I столетия была феодальной страной, в которой господствовала феодальная собственность на землю, являвшаяся основой этого общественного строя.
В хозяйстве крупных феодалов стали устраиваться винокуренные и поташные заводы. 24 тыс. руб. в год получал дохода от продажи поташа боярин Б. И. Морозов, 40 тыс. руб. получал от торговли солью Соловецкий монастырь. Немалые деньги шли и к другим крупным владельцам, среди которых были и монастыри, и патриарх, и сам царь, торговавшие разными продуктами своего хозяйства.
Большинство денег, которые приобретались в результате торговли, по-прежнему шло на покупку земель и превращалось в ростовщический капитал. У Б. И. Морозова 80 тыс. руб. было роздано по кабалам. Кириллово-Белозерский монастырь получал 80 тыс. руб. за продаваемую им соль ежегодно, но на покупку хлеба денег тратить не хотел и предпочитал расширять свою запашку. Товарное производство и обращение, дополняя натуральное хозяйство, содействовали укреплению могущества светских и духовных феодалов.

Феодалы и крестьяне

В соответствии со структурой земельных отношений сложилась социальная организация общества. По официальной терминологии того времени, общество, не считая духовенства, делилось на служилых людей, тяглых людей и холопов. Но классовое деление общества было иным.
Господствующим классом были феодальные землевладельцы — светские и духовные помещики и вотчинники. Этот класс в XVII в. начал приобретать сословную замкнутость.
В 1642 г. был издан указ о том, чтобы вернуть записавшихся в службу холопов в прежнее состояние, а в 1675 г. было запрещено черносошных крестьян верстать в дворян.
Другой основной класс феодального общества — крестьянство тоже постепенно изживало прежнее деление на многочисленные категории, вроде серебряников, старожильцев, новоприходчиков и т. д. Все это отступило перед единым понятием тяглых людей, закрепленным Соборным уложением. Все более сближались с крестьянами по своему положению холопы, число которых в XVII   в.   оставалось   еще значительным.
Наряду с крестьянами частновладельческими существовала еще довольно значительная группа крестьян черносошных. Однако и черносошные крестьяне подвергались все более усиливавшейся эксплуатации со стороны феодального государства благодаря не только многочисленным налогам и податям, но также и прямому административно-полицейскому вмешательству государственных органов в дела черной волости. Поэтому не случайным было массовое бегство черносошных крестьян, которые, как писали из Тотьмы в 1633 г. царю, бегут «от многих податей и от великих правежей» (взыскания недоимок). Соломенская волость в 1672 г. оказала сопротивление приписке к мануфактуре Марселисов.
Росло количество крестьян-бобылей, которые не имели своего хозяйства и не могли выполнять тягло. Во владениях Троице-Сергиева монастыря в конце XVI в. бобыли составили 11% к общему количеству населения, а в 1640 г. - свыше 43% . Кроме того, появились и распространились «захребетники», подсуседники и т. д., т.е. люди, которые лишились своего хозяйства и жили у других хозяев. Росло количество крестьян-половников, бравших ссуды и отдававших за это половину своего урожая. Немалая часть крестьян вынуждена была искать заработков, уходя в бурлаки на Волгу или на какие-нибудь иные промыслы. В среде «работных людей» на промыслах, транспорте и других предприятиях были как наемные, так и крепостные люди. Наемных людей было немало, но значительная часть их в конечном итоге снова попадала в феодальную зависимость.
Среди черносошных крестьян, наряду с образованием массы так называемых «гулящих людей», появлялись и зажиточные крестьяне. Они нередко покупали участки земли, приобретали их по закладным кабалам, давая денежные ссуды под залог земли, и тем закабаляли других крестьян, вели ростовщические и торговые операции. Из среды зажиточного крестьянства вышли крупные русские купцы XVII в.: Босые, Глотовы, Ревякины и др. На них работали крестьяне-отходники. Верхушку черносошных крестьян можно отнести к числу первых зачаточных элементов капиталистического развития. Но чаще расслоение черносошных крестьян приводило к образованию не капиталистических, а феодальных форм зависимости и эксплуатации. И сами «капиталистые» крестьяне, а затем купцы приобретали едва ли не более черт феодалов-крепостников, нежели «буржуа».

Оформление общегосударственной системы крепостного права

Укрепление феодально-крепостнического строя в России XVII в. нельзя понять, если не учитывать того места, которое занимало государство в общественных отношениях. Государство было, конечно, исполнителем воли господствующего класса феодалов в целом. Кроме того, оно и само выступало в качестве феодального эксплуататора по отношению к массе трудящегося населения страны.
В борьбе за рабочие руки государство участвовало всей своей силой и старалось обеспечить прежде всего свои потребности, возложив на землевладельцев ответственность за выполнение государственных повинностей зависимым от них населением. Дух крепостничества проникал везде и всюду- от помещичьей барщины до порядков в судах и приказах.
Соборное Уложение 1649 г., оформившее систему крепостной зависимости и завершившее развитие крепостнического законодательства Русского государства, не только закрепило частновладельческих крестьян за помещиками, боярами, монастырями и другими владельцами. Оно также закрепило на местах черносошное крестьянство и установило зависимость частновладельческих крестьян не только от феодалов, но и от государства. XI глава Соборного Уложения «Суд о крестьянах» окончательно устанавливала прикрепление крестьян к земле, отменяла «урочные лета» для сыска и возврата беглых крестьян и предоставляла тем самым право бессрочного розыска и возвращения беглых, устанавливала наследственность крепостного состояния и право землевладельца распоряжаться имуществом крепостного крестьянина. В случае если феодал оказывался несостоятельным по своим долговым обязательствам, для возмещения его долга взималось имущество зависи-мых от него крестьян и холопов, феодалам было предоставлено право вотчинного суда и полицейского надзора над крестьянами. Крестьяне не имели права самостоятельно выступать в судах со своими исками - защищать эти иски мог только феодал. Заключение браков, семейные разделы крестьян, передача по наследству крестьянского имущества могло происходить только по воле феодала.
Укрывательство беглых наказывалось штрафом и даже битьем кнутом и тюрьмой. За убийство чужого крестьянина помещик должен был отдать своего лучшего крестьянина с семьей. Эти меры показывают, в какой обстановке напряженной борьбы помещиков за рабочие руки принималось решение об окончательном закрепощении крестьян, которое исходило целиком из интересов феодалов и феодального государства. Уложение запрещало помещикам, имевшим кроме поместий также и вотчины, переводить крестьян с помещичьих земель на вотчинные, чтобы сохранить контингент рабочей силы на землях, находившихся в распоряжении государства.
Предоставив широкие крепостнические права землевладельцам, правительство возложило на них ответственность за выполнение крестьянами государственных повинностей. За беглых крестьян платежи должен был производить их владелец. Крепостные крестьяне оставались казенными тяглецами. Владельцы их были обязаны наделять кресть ян землей и инвентарем, было запрещено лишать крестьян земли путем превращения их в холопов или отпуска на свободу, нельзя было насильно отбирать имущество крестьян. Сохранилось еще право крестьян жаловаться на господ. Уложение подтвердило закон о службе кабальных холопов до смерти их господина и вместе с тем запретило принимать в холопы служилых и тяглых людей и владельческих людей. Государственного тягла холопы по-прежнему не несли. Завершив юридическое оформление системы крепост-ного права в России, Соборное Уложенио надолго закрепило крепостнические порядки в стране.
Создание государственной системы крепостного права было попыткой предельной мобилизации народных сил для укрепления государства, подъема его экономики, усиления его вооруженных сил- без отказа от крепостнических порядков, от привилегий и прав господствующего класса, от феодальной системы землевладения и хозяйства. На какое-то время государственная система крепостного права могла обеспечить подъем производительных сил и решение внешнеполитических задач, как свидетельствуют об этом события начала XVIII в. Но движение вперед доставалось ценой самых жестоких форм эксплуатации народных масс. Характеризуя закономерность исторического прогресса в классово-антагонистическом обществе, Ф. Энгельс писал: «Так как основой цивилизации служит эксплуатация одного класса другим, то все ее развитие совершается в постоянном противоречии. Всякий шаг вперед в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетенного класса, то есть огромного большинства»1. Система крепостного права консервировала отсталые формы общественных отношений, глушила, уродовала, искажала зарождавшиеся прогрессивные тогда буржуазные отношения, она обрекала народные массы на тяжелый труд, лишала их личной свободы, закрывала пути формирования и развития свободной человеческой личности. Выигрывая возможность разрешения неотложных нужд, феодальное государство толкало страну на консервативный, медленный путь социально-экономического развития в дальнейшем.

 

1 К. Маркс и ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 177.
 
Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.