Быстрый переход

Борьба Руси с монголо-татарским нашествием

Оцените материал
(3 голосов)

Подготовка монголами завоевания Руси. Битва на Калке

План завоевательных походов в сторону Европы был намечен Чингис-ханом в 1207 г. передачей старшему сыну Джучи в качестве улуса земель в бассейне Иртыша и далее на запад, «куда ступит нога монгольского коня». До начала 30-х годов XIII в. монголо-татары, занятые войнами в Китае и Средней Азии, проводили активную стратегическую разведку будущего театра военных действий, собирали сведения о политическом положении, экономическом и военном потенциале европейских стран.
Весной 1223 г. тридцатитысячный отряд под предводительством Джебе и Субедея, совершая разведывательный поход в Восточную Европу, вышел с юга через Закавказье в половецкие степи и разгромил кочевавшую в междуречье Волги и Днепра одну из половецких орд, остатки которой в панике бежали за Днепр. Половецкие ханы, кочевавшие со своими ордами западнее низовьев Днепра, обратились за помощью к русским князьям, которые на съезде в Киеве решили оказать половцам помощь и, соединившись с ними, выступили навстречу монголам. Это было последнее накануне нашествия Батыя военное предприятие, в котором приняло участие большинство русских князей. Но из-за феодальных распрей в походе не участвовал сильнейший тогда на Руси князь — Юрий Всеволодич Владимирский.
31 мая 1223 г. недалеко от речки Калки объединенная русско-половецкая рать встретилась с основными силами монголо-татар. Отсутствие единого командования, несогласованность действий и распри между князьями даже во время боя предопределили трагический для русских полков и половцев исход битвы. Успех галицко-волынских дружин Мстислава Удалого и молодого Даниила Романовича Волынского, потеснивших в на-чале битвы боевые порядки монголо-татар, не был поддержан другими князьями. Не выдержавшие удара монгольской конницы в панике бежали с поля боя половцы, расстроив ряды сражавшихся русских воинов. Киевский княэь Мстислав Романович, враждовавший с Мсти-славом Удалым, укрепился со своим много-численным полком в стороне от боя на холме и до конца битвы оставался сторонним наблюдателем разгрома русских полков. На третий день осады лагеря монголами киевский князь сложил оружие, поверив обещанию Субедея отпустить его беспрепятственно на Русь, но был зверски убит вместе с другими князьями и воинами. С берегов Калки на Русь вернулась десятая часть русской рати. Такого тяжкого поражения Русь еще не знала. Память об этой кровавой битве народ сохранил в былине о гибели русских богатырей, охранявших и защищавших до этого Русь от степных кочевников.
Монголы преследовали остатки русских дружин до Днепра, но вторгнуться в пределы Руси с поредевшими в этой битве силами не решились. Отступая на восток, на соединение с основными силами Чингис-хана, Субедей попытался проникнуть в пределы Волжской Болгарии, но потерпел неудачу. Однако основная задача, которая была поставлена перед его отрядом, - произвести военную разведку сил поповцев и Руси была выполнена.
В конце 20-х — начале 30-х годов монголы предприняли неудачную попытку овладеть землями половцев, алан, башкир и волжских болгар силами одного улуса Джучи. Тогда в 1235 г. на курултае в Каракоруме было принято решение об общемонгольском походе на запад для завоевания стран Европы. Во главе похода был поставлен сын Джучи хан Батый (Бату), советником которого стал Субедей.
В конце 1236 г. монголы стремительным ударом разгромили Волжскую Болгарию, весной и летом 1237 г. подчинили себе половецкие орды в междуречье Волги и Дона, захватили земли буртасов и мордвы на Средней Волге. Осенью 1237 г. основные
силы Батыя сосредоточились в верховьях р. Воронеж для вторжения в Северо-Восточную Русь. На Руси не могли не знать о готовившемся вторжении. Грозным предостережением о страшной опасности была участь городов Средней Азии, о которой на Руси могли знать от русских и болгарских купцов, торговавших с Ургенчем, захват монголами соседних с Русью земель, особенно Волжской Болгарии. Но занятые своими усобицами князья ничего не сделали для объединения сил перед лицом общего врага.
Монгольское нашествие и борьба русского народа с иноземным игом в первой половине XIII в.
Создаваемое численное превосходство было одним из решающих факторов успеха завоевательных походов монголов. Батый двинул на Русь 120 — 140 тыс. своих воинов (из которых монголо-татар было 40 — 50тыс., а остальные были воинами из покоренных ими стран). Русь, как и другие феодально раздробленные страны Европы и Азии того времени, не могла противопоставить спаянным железной дисциплиной и единым коман-дованием полчищ монголо-татарской конницы равноценных по численности военных сил. Вся Русь могла выставить свыше 100 тыс. воинов, но объединение всех сил страны было неосуществимым в условиях княжеских распрей и усобиц. Княжеские конные дружины по вооружению и боевым качествам превосходили монгольскую конницу, но они были сравнительно немногочисленными, так как основную массу вооруженных сил княжеств составляли ратники городских и сельских ополченцев, уступавших монголам и в вооружении, и в боевых навыках. Численное превосходство, дававшее преимущество маневренной монгольской коннице в условиях полевых военных действий, вынудило русских князей придерживаться в основном оборонительной тактики, рассчитанной на истощение врага упорной защитой городов. Но деревянные крепости русских городов с их немногочисленными защитниками были пригодны для продолжительного «сидения» в осаде во время феодальных усобиц от столь же немногочисленных отрядов противника, ведшего пассивную, рассчитанную на измор осаду. Противостоять же долго многотысячным полчищам монголо-татар, применявших заимствованную у китайцев сложную осадную технику и использовавших тактику беспрерывного штурма для изматывания сил защитников крепостей, они не могли.

Нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь

Зимой 1237 г. полчища Батыя вторглись в пределы Рязанского княжества. Для рязанских князей, привыкших к летне-осенним набегам половцев, зимнее наступление монголо-татар было неожиданным. Княжеские дружины были рассредоточены в стольных удельных городах. Обращение рязанских князей за помощью к соседним владимирским и черниговским князьям осталось без ответа, что не поколебало, однако, решимости их стоять за свою землю насмерть. Послу Батыя' прибывшему в Рязань с ультимативным требованием покорности и уплаты унизительной и тяжелой дани («во всем десятое»), было гордо заявлено: «Аще нас всех не будет, то все ваше будет!..» Попытка рязанских князей с наспех собранными полками преградить захватчикам путь близ границ княжества окончилась поражением. Остатки разбитых рязанских полков были вынуждены укрыться за стенами Рязани. Пять дней отбивали защитники" города ожесточенный штурм сменявших друг друга туменов Батыя. На шестой день монголо-татары ворвались в город, который был разграблен и сожжен, а все его жители перебиты.
Оставив позади себя опустошенную и обезлюдевшую Рязанскую землю, Батый двинул свои силы на Владимирское княжество. Великий князь Юрий Всеволодович использовал месячную задержку монголо-татар в Рязанской земле для сосредоточения значительных воинских сил у Коломны, прикрыввавшей единственно удобный зимний путь на Владимир по Москве-реке и Клязьме. В «сече великой» под Коломной погибла почти вся владимирская рать, что фактически предопределило судьбу всей Северо-Восточной Руси. Упорное сопротивление захватчикам оказали жители Москвы, небольшого тогда города-крепости, прикрывавшего путь на Владимир с юго-запада. Только на пятый день
штурма монголо-татарам удалось овладеть Москвой и полностью ее уничтожить.
4 февраля 1238 г. Батый осадил Владимир. Несколько дней отражали владимирцы штурм его туменов. 7 февраля монголы ворвались через проломы в крепостной стене в город. Его последние защитники погибли в огне подожженного захватчиками Успенского собора. Богатый город был разграблен и опустошен, в огне пожарищ погибли ценнейшие памятники литературы, искусства и архитектуры. После взятия Владимира полчища Батыя рассеялись по владимирскому княжеству, стирая с лица земли города, разоряя и сжигая села и деревни. В течение февраля ими было взято и разрушено 14 городов в междуречье Клязьмы и Волги (Ростов, Суздаль, Ярославль, Кострома, Углич, Галич, Дмитров, Тверь, Юрьев и др.). В марте 1238 г. в кровопролитной битве на р. Сити вместе с великим князем Юрием Всеволодовичем погибли последние владимирские полки, спешно собранные из жителей северных городов и остатков разбитых ранее дружин.
С взятием после двухнедельной осады порубежного с Владимирской землей новгородского «пригорода» Торжка перед захватчиками открылась дорога на Новгород, Полоцк и другие города Северо-Западной Руси. Однако время для наступления в этом направлении было упущено. Наступившая весна превратила новгородские леса и болота в топи, непроходимые для монгольской конницы, обремененной бесчисленными обозами с награбленной добычей и пленными. В кровопролитных битвах и штурмах русских городов захватчики понесли огромные потери, их боевая мощь ослабла. Батый начал отход в южные степи для приведения в порядок своих туменов.
Отходя на юг, монголо-татары широким Фронтом «облавы» еще раз прошли по Северо-Восточной Руси, уничтожая уцелевшие города, оставляя позади себя залитую кровью, выжженную и опустошенную землю. Правый фланг «облавы» захватил восточные окраины Смоленского и Черниговского княжеств. Попытка монголо-татарского отряда захватить Смоленск была сорвана смоленскими полками, отбросившими захватчиков от стен города. Беспримерный подвиг совершили жители небольшого городка Козельска, семь недель отбивавшие штурм подошедших под его стены полчищ Батыя. Монголо-татары овладели городом ценой невиданных для них потерь и только тогда, когда в рукопашных схватках погибли почти все его защитники. «Злой город», как назвали Козельск татары, был по приказу Батыя стерт с лица земли.
Лето 1238 г. Батый провел в придонских степях, но уже осенью его отряды вторично опустошили еще не оправившуюся Рязанскую землю и сожгли ряд уцелевших во время первого похода городов (Муром, Гороховец, Нижний Новгород и др.). Весной 1239 г. было разгромлено Переяславльское княжество на левобережьи Днепра, прикрывавшее Русь с юго-востока от степных кочевников. Осенью того же года была опустошена Чернигово-Северская земля, а вначале 1240 г. монголо-татарский отряд впервые появился под Киевом.

Нашествие Батыя на Южную Русь

Осенью 1240 г. Батый двинул свои полчища на Южную Русь, форсировав Днепр и преодолев упорное сопротивление «Черных клобуков», защищавших укрепленную линию по р. Рось, монголо-татары в конце ноября подошли к Киеву.
Южнорусские князья не извлекли уроков из разгрома Северо-Восточной Руси, Переяславльского и Черниговского княжеств. Никаких шагов по объединению своих воинских сил перед надвигавшейся опасностью князья, занятые усобицами, не предприняли. Борьба с захватчиками свелась к самоотверженной, но изолированной, не связанной с активными полевыми действиями, а потому обреченной в конечном счете на поражение обороне городов. Подавляющее численное превосходство и мощная осадная техника позволяли монголо-татарам, не считаясь с потерями, подавлять эти разрозненные очаги сопротивления. Лишь немногим городам (Холм, Кременец, Данилов) удалось отбиться от туменов Батыя. Взятые монголами города подвергались такому опустошению, что некоторые навсегда исчезли с лица земли, другие долго не могли оправиться и вернуть свое прежнее значение. Еще большему разорению подвергались беззащитные сельские местности, где после нашествия завоевателей оставались одни пепелища.
Оборону Киева возглавил присланный князем Даниилом Романовичем с небольшой дружиной воевода Дмитр, но вся тяжесть обороны легла на плечи простого киевского люда. Восемь дней мужественно отбивались киевляне от численно превосходящего врага. На девятый день монголо-татарам удалось ворваться через проломы в стене в город. Археологические раскопки свидетельствуют, что в Киеве, как и в других русских городах, защитники его стояли насмерть, борьба шла за каждую улицу и дом. Разграбленный и сожженный, обезлюдевший Киев надолго
утратил значение крупного политического центра Южной Руси.
Захватив Киев, монголо-татары обрушились на Галицко-Волынскую Русь. Весной 1241 г., оставив позади себя испепеленную, лежащую в развалинах и обескровленную Южную Русь, полчища Батыя двинулись на запад. Со времени памятного Европе нашествия гуннов над ней не нависала столь реальная угроза завоевания со стороны степных кочевников. Ни одна европейская страна не могла противопоставить полчищам Батыя равных по численности воинских сил, особенно конницы, игравшей в боевых действиях того времени решающую роль, феодально раздробленная Европа, подобно Руси, раздираемая соперничеством между правителями больших и малых государств и внутренними усобицами, не смогла объединить свои силы против захватчиков. Батый вновь мог использовать численное превосходство, чтобы громить своих противников порознь. Несмотря на мужественное сопротивление подвергшихся монгольской агрессии народов европейских стран, полчища Батыя в течение года опустошили Польшу, Венгрию, Чехию, страны Балканского полуострова и к лету 1242 г. вышли к границам Северной Италии, а в центре Европы, достигнув Вены в Австрии и Оломоуца в Чехии, оказались близ границ Германии. Однако в конце 1242 г., в самый критический для Западной Европы момент, Батый повернул свои войска обратно на восток и вернулся в степные низовья Волги.
В срыве монголо-татарских планов завоевания Европы, в спасении европейской цивилизации решающую, всемирно-историческую роль сыграла героическая борьба русского народа и других народов нашей страны против завоевателей. Веками прикрывала Русь Европу от приходивших из глубин Азии и сменявших друг друга орд кочевников, принимала на себя и отражала их удары. Страшной для себя ценой Русь прикрыла Европу и от монголо-татар. В кровопролитных битвах на русских полях и в яростных штурмах русских городов полегла значительная часть отборной, выпестованной Чингис-ханом монгольской конницы. Эту утрату не могли восполнить насильно включаемые в состав туменов воины из завоеванных монголами стран. В глубь Европы орда Батыя двинулась ослабленной, утратив во многом свою наступа тельную мощь. Освободительная борьба русского и других народов нашей страны, развернувшаяся в тылу монгольских войск, принудила Батыя отказаться от дальнейшего продвижения в глубь Западной Европы. Батыю понадобилось еще два десятилетия, чтобы завершить полное подчинение Руси. Растерзанная Русь избавила другие страны Европы от той участи, которая выпала на ее собственную долю. Подвергшиеся опустошению от полчищ Батыя, но заслоненные Русью от Золотой Орды страны Центральной и Восточной Европы были избавлены от многолетнего ига и получили возможность дальнейшего экономического и культурного развития.
 
Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.