Быстрый переход

Свидзинский

Оцените материал
(1 Голосовать)
СВИДЗИНСКИЙ Эдмунд-Леопольд Фердинандович — генерал-лейтенант. Окончил 1-й Московский кадетский корпус, Александровское военное училище и академию Генерального штаба. Офицерскую службу начал в 1867 г. подпоручиком в 98-м Дерптском пехотном полку. Занимал ряд командных и штабных должностей, преподавал военные дисциплины в Елисаветградском кавалерийском юнкерском училище, командовал 11-й пехотной дивизией.

ЗАМЕТКИ О РАЗВИТИИ ВОЕННЫХ ПОЗНАНИЙ И ОБЩИХ ВОЕННЫХ ПРИНЦИПОВ В СРЕДЕ ОФИЦЕРОВ НАШЕЙ АРМИИ

Военная литература затрагивает и решает много вопросов, касающихся обыденной военной жизни; из нее офицер может вынести решение многих недоразумений, и она же возбудит в нем интерес ко многим сторонам военного дела, направит ум к специальным занятиям и возбудит любовь к военному званию, так как разработка вопросов с чисто военным характером, составляя умственную пищу для человека, непременно отзовется на его симпатиях, как сфера его духовной деятельности. Поэтому распространение чтения военно-литературных произведений в среде наших офицеров необходимо. Между тем такое чтение вообще развито мало. Некоторые, наиболее популярные книги еще читаются; те же сочинения, которые требуют полного умственного напряжения и специально военных познаний, пребывают в пыли на полках библиотеки. Военные журналы далеко не возбуждают того общего интереса, которого иногда по важности затрагиваемых вопросов они заслуживают. Иные, и это случается очень часто даже не в армейской среде, никогда не заглядывавшие на страницы этих журналов, легкомысленно о них отзываются — сухая, дескать, материя; отделы внутренних и иностранных обозрений зачастую остаются не разрезанными... Следствием этого — незнание многими вещей, прямо относящихся к войскам.
Числительный состав нашей армии в мирное и военное время, организация ее, материальные средства, запасы — все это китайская грамота для некоторых; не говорю уже о подобном же знакомстве с силами других европейских государств. Равнодушие к этим сведениям подчас поразительно, но еще поразительнее встречающееся иногда полное незнание прямых служебных обязанностей. Встречаются ведь офицеры, военные познания которых не идут дальше строевого устава; полевая служба в мирное время знакома им плохо, а устав о сторожевой службе часто совершенно неизвестен. Конечно, лиц, столь равнодушно относящихся к службе, с каждым днем становится меньше, а с уменьшением их увеличивается наше доверие к собственным силам и уверенность, что армия наша не уступит в боевых качествах ни одному из европейских государств. Но для достижения таких результатов необходимо помнить, что успех зависит от количества труда и уровня специально военных познаний в среде офицеров, а задача, предстоящая им в мирное время,— стремление к возможно большему самообразованию. Это стремление уже проявилось усиленным трудом отдельных лиц и начинает входить в массу. (...)
Но для того, чтобы требовать известных познаний, нужно дать средства приобрести их. Образование, получаемое офицерами, с каждым годом увеличивается; но наше школьное воспитание представляет столь мало залогов для самостоятельного труда, что надеяться на самостоятельное изучение военного дела со стороны молодых офицеров невозможно, и неизбежно приходится вести таковые занятия под руководством опытных и знающих лиц. Эта необходимость становится еще очевиднее, принимая во внимание чисто практический характер нашего дела. (...)
Военные беседы принадлежат также к средствам для увеличения военного образования офицеров. Беседы эти могут принести действительную пользу только при известных условиях. Прежде всего, нужно стараться, чтобы они имели живой, жизненный характер; в них следует избегать школьных вопросов, вроде начал элементарной тактики. Такое изложение одним из офицеров непременно в глазах других принимает вид менторства, которое неохотно признается в лице товарища, не получившего высшего военного образования. При удачном выборе тем можно воспользоваться беседами для ознакомления массы офицеров с текущими вопросами военной литературы и со всеми распоряжениями центрального управления армии. Так, например, одному офицеру можно поручать следить за отделами иностранных обозрений военных журналов, другому — за отделами внутренних обозрений, третьему — разбирать более выдающиеся статьи других отделов тех же журналов, четвертому — делать извлечения из появляющихся вновь или уже существующих военных сочинений, пятому, знающему иностранный язык,— чтение и передачу содержа-
ния какого-нибудь иностранного сочинения и т. д. и т. п. Предметами бесед могут быть также вопросы обыденной полковой жизни: обучение солдат, хозяйство рот и т. п.; наконец, вопросы, касающиеся общих офицерских учреждений...
При таком характере беседы, без сомнения, представят интерес, да притом подобные темы не затруднят никого, и составление бесед можно будет сделать обязательным для всех. Последнее необходимо ввиду того, что каждая беседа, главным образом, приносит пользу самому лектору, который, разбирая известный вопрос, по необходимости прочтет указанные ему источники и ознакомится с литературой вопроса.
Занятия офицеров, кроме своей прямой пользы, принесут еще ту выгоду, что внесут в жизнь военного общества интерес к военному делу, сблизят их духовный мир, определят общие стремления и, наконец, нравственно свяжут военнослужащих между собой, так как дадут им возможность постоянно сходиться для разумного времяпрепровождения.
При известных благоприятных условиях занятия эти могут служить для офицеров развлечением в длинные зимние вечера и избавят их от подавляющей скуки. Члены нашего военного общества, члены отдельных частей до последнего времени нередко жили особняком или маленькими кружками, несмотря на то, что чувствовали потребность общей жизни, потребность выяснения корпоративных, общих интересов. Но офицеры не имели возможности группироваться для совместного времяпрепровождения; вне службы жили врозь, на службе же взаимные отношения, ограничиваясь формальной стороной, не касались духовной жизни членов общества. Следствием такого положения вещей была невыносимая скука, приводившая часто к самым плачевным результатам.
Заброшенные иногда в провинциальную глушь, часто не имея ничего общего с местным населением или неудовлетворяемые партией преферанса и пережевыванием городских новостей, офицеры пытались, без сомнения, создать одну общую семью из своего общества, но все попытки их разбивались за неимением средств и учреждений, способствующих слиянию общества в одно целое.
Между тем сплочение общества, создание прочных общественных отношений и поддержание нравственной связи, основанной на взаимной солидарности в стремлении к общим целям, необходимо для процветания военного дела, а отсутствие таковых отношений порождает легкое отношение к военному званию и доморощенный либерализм. Только в тесно сплоченном обществе может явиться общая любовь и преданность к военному делу, выработаться общее понятие о чести и достоинстве военного звания и явиться солидарность между отдельными членами. Отдельные лица будут тогда помнить не только о своем личном достоинстве, но и о достоинстве всего военного общества, а достоинство это будет основано на серьезном и разумном отношении к званию военного. Только прочная корпорация может связать прибывающую молодежь с старослужащими; без существования корпоративного начала каждый из молодых офицеров, не видя перед собой определенных общих взглядов на личные отношения каждого военного ко всему военному обществу, вырабатывает свои собственные понятия о доблести военного звания и чести мундира и, руководствуясь только личными воззрениями, часто делает промахи.
Понятно, какую важность представляют для военного сословия такие учреждения, которые связали бы общество в одно целое, в которых были бы заинтересованы все военные и которые дали бы возможность сгруппировать духовные интересы военнослужащих. Такими учреждениями,   бесспорно,   являются военные
собрания и суды общества офицеров.
Потребность в военных собраниях сознавалась уже давно; во многих местах открывались военные клубы на разных основаниях; там и сям делались разные попытки, энергически поддерживаемые начальством; наконец, в прошлом году появился приказ по военному ведомству, в котором устройство военных собраний делается обязательным для всех отдельных частей войск, причем введен общий устав и установлена взаимная солидарность всех военных собраний, так как каждый офицер, состоящий членом в одном из собраний, имеет беспрепятственный вход во все другие.
Дальнейшая судьба этого учреждения всецело зависит от сочувствия к нему общества офицеров. Систематические занятия и военные беседы дают уже залог жизни собраний; но для того, чтобы учреждение это процветало, необходимо, чтобы офицеры посещали его независимо от обязательных сборищ. А это, разумеется, зависит от личных желаний и сочувствия офицеров. Особенно важно подобное сочувствие вначале, когда собрания еще не привились к жизни военнослужащих и когда удобства, которые можно извлечь из этих собраний, еще сомнительны для многих офицеров. Необходимо, чтобы офицеры нашли в собрании как ответы на занимающие их в обыденной жизни вопросы, так и приятные семейные развлечения в минуты отдыха. Первое достигается устройством хорошей библиотеки и читальной, в которой офицер мог бы получить все необходимые справки и узнать новости как из мира военного, так и из общественной жизни. Нужно отвлечь офицеров от полковых канцелярий, куда обыкновенно собираются для разных справок, толков и проч. А для этого читальная зала должна заключать, по возможности, все сведения, которые заключаются в канцелярии. Тут должны находиться: 1) приказы по военному ведомству; 2) циркуляры глав ного штаба; 3) приказы и приказания по округу; 4) приказы.по дивизии; 5) приказы по полку; 6) газеты и журналы; 7) все уставы; 8) положение о взысканиях, налагаемых ми-ровыми судьями; 9) расписание о квартировании войск; 10) справочная книжка для офицеров; 11) справочный календарь; 12) военно-энциклопедический словарь; 13) общая энциклопедия и словарь иностранных слов; 14) карты всех главных европейских государств; 15) наконец, на открытых полках — более капитальные военные сочинения.
С тою же целью при собраниях следовало бы сосредоточить делопроизводство офицерского капитала и там же, по возможности, производить выдачу офицерам жалования.
Для удовлетворения другого условия жизни собраний — доставления офицерам возможных развлечений — необходимо позаботиться выбором в число старшин хотя одного, достаточно предприимчивого в этом отношении лица, так как в делах такого рода необходима энергия и инициатива. Литературные, музыкальные и танцевальные вечера, устраиваемые в полковых собраниях, могут быть весьма оживлены, если в них будет семейный оттенок, без чопорности и мелких соперничеств. Увеселения такого рода, если ими заняться как следует, внесут много удовольствий в семейный быт офицеров и привяжут массу молодежи к своему полковому кружку, а отсюда и к началу этого кружка — военной службе. Человек всегда остается человеком, и никакая специальность не поможет заглушить в нем потребностей общественности и семейных удовольствий. Человек привязывается к тому кружку, в котором он разделяет радости и горе и отдыхает после трудов; и чем кружок этот больше гармонирует с сферой его деятельности, тем более он привязывается к этой деятельности, особенно если последняя имеет характер корпоративный; никакие силы не свяжут отдельных лиц сильнее, как общность личных интересов, взаимных радостей и удовольствий.
Разумно веденные военные собрания, доставляя офицерам возможность группироваться для совместных развлечений, бесспорно, повлияют на развитие товарищества, а также на сплочение военных между собою и на вселение в них любви к военному званию. Не нужно только забывать, что всякий излишек неизбежно отразится в пресыщении и что увеселения не могут быть целью военных собраний, а служат только средством для достижения главной задачи — слить военнослужащих в одно прочное общество, внутри которого они могут найти удовлетворение возможно большему числу своих потребностей.
Военным собраниям предоставляется также задача удешевить жизнь офицеров. С этой целью устраиваются общие столы и буфеты с возможно низкими ценами. Они приносят офицерам много удобств, особенно в лагерное время, но главная задача — удешевление жизни — ими не вполне достигается. Конечно, обеды, предлагаемые в общих столовых, лучше обедов, приготовляемых нашими доморощенными поварами, но для многих офицеров дело в цене, которая при всей своей относительной дешевизне довольно высока; низкие цены буфетов также не могут служить средством для удешевления быта тех, которые обыкновенно чужды трактирной жизни, а посещая собрание, невольно делают некоторые расходы... Обстоятельства эти привели многих к ложному заключению, что полковые собрания не удешевляют жизни офицеров, а, напротив, вводят их в излишние расходы и, способствуя развитию кутежей, расстраивают бюджет офицеров. Это, конечно, несправедливо. По нашему мнению, собрание не должно ставить себе целью удешевление жизни офицеров, а только удешевление цен на разные продукты и доставление удобств; не следует, например, слишком уменьшать плату за обед в ущерб его качеству.
Товарищеские пирушки нельзя исключить из собраний: они, отчасти, даже способствуют сближению офицеров между собою; разорительно же они влиять не могут, так как чувство меры будет всегда господствовать в собрании, если все офицеры будут помнить о достоинстве своего клуба и необходимости соблюдения в нем всех приличий порядочного общества. Необходимо, чтобы все правила собрания были в точности соблюдаемы и никогда никому не делалось послаблений, дабы каждый знал, что никакие исключительные обстоятельства не могут служить ему оправданием в случае нарушения чести и достоинства собрания. Тогда все офицеры оценят значение военных клубов и будут заинтересованы в поддержании их на высоте общеофицерского учреждения; отдельные же лица будут помнить, что нарушение должных приличий в собрании равносильно нарушению долга чести, и недостойные члены, лишаясь права входа в клуб, вместе с тем лишаются права быть членами военного общества. (...)
Офицерские суды чести и офицерские собрания, без сомнения, весьма много способствуют развитию общего единого духа в среде военнослужащих. Принципы, вырабатываемые этими учреждениями, сводятся к вопросу о достоинстве и чести военного звания, а вопрос этот, в свою очередь, неразрывно связан с понятием о долге, «с добросовестным и усердным исполнением лежащих на офицере обязанностей». «Верность до последней капли крови, непоколебимое мужество, непреклонная решительность, повиновение, доведенное до самоотречения, безупречная правдивость, безусловное сохранение служебной тайны, полная готовность жертвовать собою для исполнения своего долга — вот доблести офицерского звания».
Стремление к распространению этих доблестей в массе офицеров составляет цель военного общества; это стремление должно отличаться настойчивостью, не зависеть от времени и лиц, а безусловно исходить из самого понятия о достоинстве военного. Армия составляет основу и мощь государства; она представляет живое тело, постоянно обновляющееся при-током живых народных элементов; она не представляет кастовой замкнутости, и интересы ее неразрывно связаны с интересами государства. Все сословия равно призваны нести бремя военной службы, всем же равно открыта дорога подвизаться на поприще этой службы... Военное сословие не имеет ничего враждебного гражданскому обществу, и корпоративная связь военнослужащих не должна вырождаться в пренебрежение к прочим сословиям. Напротив, офицер должен оказывать уважение всякому званию и вести себя с одинаковым достоинством со всеми классами общества, причем в отношении людей, стоящих ниже его по образованию, не должен опускаться до уровня их нравов, а напротив, стараться поднять их до собственной высоты.
«Чувство чести требует, чтобы офицер во всех случаях умел поддержать достоинство своего звания на той высоте, на которой должно находиться достоинство этого класса общества, несущего на себе священную обязанность защищать престол и Отечество. Офицер должен посещать только такие общества, в которых господствуют добрые нравы; он никогда не должен забывать, особенно в публичных местах, что он не только образованный человек, но что, сверх того, на нем лежит обязанность поддерживать достоинство своего звания. Поэтому он должен воздерживаться от всяких увлечений и вообще от всех действий,
могущих набросить хотя малейшую тень даже на него лично, а тем более на весь корпус офицеров; он не должен предаваться ни вину, ни азартным играм, не принимать на себя никаких обязательств, могущих его скомпрометировать, как, например, не играть на бирже и не принимать участия в коммерческих предприятиях сомнительной честности. Вообще, в заботах об улучшении своего материального положения офицер должен прибегать лишь к таким средствам, законность которых не подлежит ни малейшему сомнению. Наконец, офицер не должен легко давать свое честное слово».
Слово офицера всегда должно быть залогом правды, и потому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства — пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, вообще бесчестят офицерское звание и не могут быть терпимы. Офицер должен отличаться уважением к законам государства и к личным правам каждого гражданина; ему должны быть известны законные средства для ограждения этих прав, и он же, не вдаваясь в донкихотство, должен быть всегда готов помочь слабому. Малодушие и трусость должны быть чужды офицеру; при всех случайностях жизни он должен мужественно преодолевать встречающиеся препятствия и держаться выработанных убеждений, чтобы всякий видел в нем человека, на которого можно положиться, которому можно довериться и на защиту которого можно рассчитывать. Повиновение за-конам и дисциплине должно доходить до самоотречения; в ком нет такого повиновения, тот не достоин не только звания офицера, но и вообще звания военного.

 

«Военный сборник», № 10. Спб., 1875
О долге и чести воинской в российской армии: Собрание материалов, 0-11 документов и статей / Сост. Ю.А. Галушко, А.А. Колесников; Под ред. В.Н. Лобова.— 2-е изд. М.: Воениздат, 1991.— 368 с: ил.
Макет и оформление книги художника Н.Т. Катеруши.
Фотосъемка экспонатов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи специально для этой книги выполнена Д.П. Гетманенко.
Другие материалы в этой категории: « Домашние меры воспитания солдата Драгомиров »