Быстрый переход

Самодержавие при Александре III

Оцените материал
(8 голосов)

Личность Александра III. Основы принципы внутренней политики

Александр III вступил на престол в драматический момент истории России. 1 марта 1881 г. свершилось то, чего все в глубине души ожидали и опасались - народовольцами был убит Александр II. Потрясение, пережитое в этот день Александр III запомнил на всю жизнь и все царствование его необходимо рассматривать сквозь призму этого трагического опыта. Он получил самодержавную власть над страной, в которой все находилось в состоянии неустойчивого равновесия. По выражению Достоевского, в это время Россия жила колеблясь над бездной. 36-летний Александр осознавал, что от него зависит в какую сторону качнется Россия - в сторону стабильности и порядка или в сторону революционной анархии и кровавого хаоса. Вся его предыдущая жизнь и воспитание (прежде всего под влиянием учителя гражданского права Константина Петровича Победоносцева) сформировали в нем отрицательное отношение к либерализму.

Александр III был одним из самых набожных монархов. Его вера - искренняя, неформальная - была выражением естественной тяги к опоре, которая казалась единственно твердой. Усиливать самодержавие без опоры на религию было уже просто невозможно - для обоснования незыблемости абсолютизма требовалось нечто иррациональное. Божественное происхождение его власти, Божественный промысел как основа его политики противопоставляется всем покушениям на неограниченную монархию, как кощунственным и еретическим. Вместе с тем религиозность Александра была в значительной мере обрядовой и сочеталась с самыми темными суевериями.

Когда Александр III сравнивал царствование отца (Александра II) и деда (Николая I), сравнение было не в пользу отца. Дед был ему много ближе и по складу характера и по его политике. Есть даже какая-то символика в том, что царствование Александра III началось с пяти виселиц (“первомартовцы”), как и царствование Николая (декабристы). Отец же слишком много “нареформировал”, его преобразования, по мнению наследника, вели к развалу традиционного государственного строя и способствовали развитию революционного движения в России. Естественной реакцией на подобные угрозы казался постепенный возврат к старому, укрепление сословного строя и самодержавия. Это и составляло суть его внутренней политики. Ему казалось, что он возвращает страну с опасного пути на здоровые исторические основания. На самом деле это были обреченные попытки направить вспять течение жизни. Идеологами этого внутриполитического курса, определявшего все царствование Александра III (1881-1894), были убежденны консерваторы - обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев и талантливый публицист и общественный деятель, издатель "Московских ведомостей" Михаил Никифорович Катков.

В первые два месяца нового царствования вопрос о дальнейшем пути развития России еще отнюдь не казался предрешенным. Еще вели неравную борьбу либеральные министры Александра II во главе с М.Т. Лорис-Меликовым, еще колебался новый император. Однако если все приверженцы старого порядка сплотились под лозунгом “теперь или никогда”, либеральная оппозиция и демократическая интеллигенция оказались расколотыми и дезорганизованными. Это во многом и предопределило их поражение. Опасаясь, что его воспитанник в конечном итоге склонится к продолжению либеральных реформ К.П. Победоносцев решился на необычный и дерзостный шаг - по своей инициативе он составил проект манифеста, с которым царь должен обратиться к народу “для успокоения умов в настоящую минуту”, и посылает его на утверждение. Император не только не одернул его, но напротив, стал действовать так, словно он только и ждал этого толчка. Текст проекта был одобрен императором без каких-либо изменений.

29 апреля 1881 г. “Манифест о незыблемости самодержавия” был опубликован. В этом манифесте Александр III заявлял, что он вступает на престол “с верой в силу и истину самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять, для блага народного, от всяких на нее поползновений”. Это означало ясный и твердый отказ нового самодержца от продолжения реформаторской политики. Манифест был встречен в либеральной среде крайне негативно и вскоре получил едкое прозвище “ананасного” (за его последние слова: “а на нас возложить священный долг самодержавного правления”). На следующий день после опубликования этого манифеста три либеральных министра подали в отставку - министр внутренних дел граф М.Т. Лорис-Меликов, министр финансов А.А. Абаза и военный министр граф Д.А. Милютин. Великий князь Константин Николаевич был удален не только с поста главы Морского ведомства, но и от двора вообще (до конца своих дней жил в Ливадии). По мнению исследователей, реакционный курс во внутренней политике Александра III окончательно восторжествовал лишь в мае 1882 года, когда министром внутренних дел был назначен гр. Д.А. Толстой (чье имя по словам Каткова “само по себе уже есть манифест, программа”), а министром просвещения стал И.Д. Делянов, “рабски покорный Толстому и Победоносцеву" (А. А. Корнилов). Сложился своеобразный триумвират (Победоносцев - Катков - Толстой).

В первые годы своего правления Александр со дня на день ожидал нового покушения - теперь уже на него. Он отнюдь не был трусом, однако постоянное ожидание опасности развило в нем мнительность. Напряженная готовность к внезапному нападению стала даже причиной внезапной гибели одного из офицеров дворцовой стражи (бар. Рейтерна, родственника министра финансов). При неожиданном появлении императора в дежурной комнате офицер, куривший папиросу, стал прятать ее за спину. Заподозрив, что тот прячет оружие, Александр III выстрелил.

Основным местопребыванием императора становится Гатчина (за что его прозвали “гатчинским пленником”). Привязанность Александра к Гатчине вызывала у всех, да и у него самого ассоциации с Павлом. Также как и он Александр чувствовал себя уверенно лишь в этом средневековом замке, где была подземная тюрьма и поземный ход к озерам. Все перемещения императора совершались под усиленной охраной и всегда внезапно - без заранее оговоренного времени отъезда. В невозвратное прошлое канули времена, когда можно было встретить императора одного, без свиты и охраны, гуляющего по своей столице. Даже коронация нового монарха постоянно откладывалась и состоялась лишь в мае 1883 г. - случай беспрецедентный в истории России!

Стремясь укрепить государственный порядок 14 августа 1881 г. Александр III утвердил "Положение к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия", по которому в любой местности могло быть объявлено чрезвычайное положение. При введении его в какой-либо местности власти могли арестовывать всех, кого считали нужным, без суда высылать нежелательных лиц на срок до 5 лет в любую часть империи. Администрации губерний было дано право закрывать учебные заведения, передавать дела на рассмотрение военного суда вместо гражданского, приостанавливать выпуск газет и журналов, деятельность земств и т.п. Несмотря на временный характер этого закона, он просуществовал вплоть до падения самодержавия. Некоторые местности десятилетиями находились на режиме чрезвычайного управления, хотя особой надобности в том не было. Просто губернаторы не хотели расставаться с дополнительными полномочиями.

Контрреформы

Наиболее сложный характер имела крестьянская проблема. Реформа 1861 г. за 20 лет исчерпала свои положительный заряд. Требовались новые меры, которые сделали бы крестьянина полноправным членом общества и помогли бы ему приспособиться к рыночным отношениям. Сначала правительство попыталось кое-что сделать в этом направлении (подробнее об этом см. лекцию 24), но затем перешло к укреплению помещичьего хозяйства, власти поместного дворянства над крестьянством и поддержания патриархального строя в деревне. Этот поворот был связан с назначением на пост министра внутренних дел гр. Д.А. Толстого, того самого, чью отставку в 1880 г. приветствовала чуть ли не вся Россия.

В 1883 г. Александр III заявил волостным старшинам, собранным на его коронацию: “Следуйте советам и руководству ваших предводителей дворянства и не верьте вздорным и нелепым слухам и толкам о даровых прирезках и тому подобному”. Со стороны помещиков шли постоянные жалобы на то, что мужики “разбаловались”, а мировые судьи недостаточно строги. В связи с этим 12 июля 1889 г. было издано “Положение о земских участковых начальниках”, целью которого было создать "крепкую и близкую народу власть". Земский начальник стоял во главе земского участка (в каждом уезде таких участков было 4-5). Назначались эти должностные лица министром внутренних дел, причем исключительно из числа местных потомственных дворян - помещиков, хотя заниматься им предстояло делами крестьянскими. Мировой суд в деревне был упразднен. Земские начальники (к земству они отношения не имели) сосредоточили в своих руках административную и судебную власть. Они стали полновластным распорядителями в своих участке. В полной зависимости от земских начальников оказались сельские и волостные сходы. Они могли отменить любой их приговор, арестовать сельского старосту, волостного старшину, оштрафовать отдельных крестьян или всех участников схода, подвергнуть крестьян телесным наказаниям. Их, решения обжалованию не подлежали, т.е. управы на них практически не было. Общее руководство земскими начальниками в уезде осуществлял предводитель дворянства.

В эти же годы был принят ряд законов, которые затруднили семейные разделы, выход из общины отдельных крестьян и земельные переделы. Эти законы имели целью загнать крестьян в большую патриархальную семью и в общину, усилить начальственный надзор над ними. В такой обстановке крестьянину трудно было проявить хозяйственную инициативу, чтобы выпутаться из растущий нищеты. По-видимому Александр III не ведал, что творил. Его крепостническая политика делала положение в деревне еще более взрывоопасным.

В конечном счете три фактора подготовили социальный взрыв в деревне: растущее крестьянское малоземелье, мировой сельскохозяйственный кризис и крепостническая политика правительства. Когда министром внутренних дел стал Д.А Толстой, вновь начались притеснения земств. В 1890 г., уже на излете своего короткого царствования, Александр III провел земскую контрреформу. По новому закону был усилен правительственный контроль над земством. Для дворян-землевладельцев имущественный ценз был понижен вдвое, а для горожан наоборот значительно повышен. После этого преобладание землевладельцев в земствах стало еще значительней. Крестьянская же избирательная курия вообще потеряла право самостоятельного выбора: окончательное решение по ее кандидатурам, заявленным на волостных сходах, принимал губернатор. Однако контрреформа почти не коснулась “третьего элемента”, ставшего к тому времени основным двигателем земской работы. И потому земское дело продолжало развивать несмотря на все трудности.

Таким образом самодержавная власть пыталась максимально укрепить позиции дворян-помещиков в местном управлении. Русское общество, которое после реформ предыдущего царствование, казалось, начинало расставаться с сословными привилегиями, Александр III пытался повернуть вспять, углубляя различия между сословиями. Однако действенность этих мер подрывалась всем ходом социально-экономического развития страны. Та часть помещиков, которые держались старых, крепостнических методов ведения хозяйства и безоговорочно поддерживали самодержавие постепенно оскудевала экономически, теряла свое значение и авторитет на местах. Учитывая это, правительство оказывало поместному дворянству еще и финансовую поддержку: в 1885 г. был учрежден Дворянский банк, дававший ссуды на льготных условиях под залог поместий. Правительство опасалось, что в условиях падения цен на зерно многие помещики разорятся, дворянство погибнет и самодержавие потеряет свою политическую опору. В банке они получали самый льготный кредит под залог имений. Правительство фактически субсидировало помещиков. В первый же год своей деятельности банк ссудил помещикам почти 70 млн. руб. Денежные вливания тормозили процесс оскудения поместного дворянства, но остановить его не могли. Те из помещиков, кому так или иначе удавалось приспособиться к новым условиям, в большинстве своем приобретали и новое мировоззрение. Не очень многочисленная, но наиболее политически активная часть поместного дворянства становилась в оппозицию самодержавной власти. Это постоянно проявлялось в деятельности земств и после контрреформ.

В 1892 г. было принято новое Городовое положение, которое значительно урезало самостоятельность городского самоуправления и в три-четыре раза уменьшало число городских избирателей. Менее успешным было правительственное наступление на судебные учреждения. Решительных преобразований здесь провести не удалось.

В 1880-х годах правительство предприняло еще ряд суровых мер, направленных против образованной части общества, в которой оно видело своего главного противника. Так, в августе 1883 года были приняты “Временные правила о печати”. Совещание четырех министров получило право закрывать любые издания и запрещать неугодным лицам заниматься журналистской деятельностью. С 1883 года стали действовать охранные отделения (охранка) - жандармские органы, которые специализировались на агентурной работе.

В 1884 г. был издан новый университетский устав, уничтожавший университетскую автономию, предоставленную уставом 1863 г.: ректоры университетов назначались правительством, которое могло также назначать и увольнять профессоров. Почти вдвое возросла плата за обучение. В 1887 г. министр народного просвещения И. Д. Делянов издал т.н. "циркуляр о кухаркиных детях", предписав не допускать в гимназии детей из низших сословий. Правительство стремилось придать образованию сословный характер и заменить “паршивую” (выражение Александра) разночинскую интеллигенцию, рассадник общественного недовольства, на благомыслящую, управляемую сверху. Стремясь ограничить доступ к образованию малоимущих слоев населения, Александр III не заботился и о расширении сети учебных заведений, особенно высших. При нем открылись лишь Томский университет и Технологический институт в Харькове.

Характерно, что все контрреформы Александр провел без поддержки Государственного Совета, где они так и не получили большинства голосов.

Правительство Александра III приняло ряд мер по насильственной русификации окраин. Так. в Прибалтийском крае русское правительство боролось с германизацией: в 1885 г. всем присутственным местам и должностным лицам велено было вести делопроизводство и переписку на русском языке. В 1887 году было велено вести на русском языке преподавание в средних учебных заведениях. В 1893 г. Дерптский университет был переименован в Юрьевский. В управлении Кавказским краем правительство Александра стремилось к "объединению с прочими частями империи".

Был принят ряд стеснительных мер в отношении евреев. Черта еврейской оседлости (где разрешалось жить евреям) была сокращена, и в пределах "черты оседлости" евреям было запрещено селиться вне городов и местечек. В 1887 г. была введена печально известная "процентная норма" для еврейских детей при поступлении в учебные заведения. В 1891 г. было запрещено селиться в Москве евреям-ремесленникам, которые имели это право по закону 1865 г. В 1891 году был произведен ряд выселении евреев из Москвы.

Верноподданнические публицисты именовали его “Миротворцем”. Действительно, ему удалось стабилизировать обстановку после убийства Александра II. Но он не принес стране настоящего мира, т.к. лечил не саму болезнь, а ее симптомы. Среди обманчивого спокойствия царствования Александра III были посеяны семена будущих бурь.

Либеральное и народническое движение

В эти годы земства по-прежнему оставались средоточием либеральной оппозиции, главным лозунгом которой стала "позитивная работа на местах". К концу XIX в. здесь все заметней проявлялось стремление к консолидации сил: завязывались и крепли связи между различными земствами, происходили полулегальные встречи земских лидеров, разрабатывались планы борьбы за ограничение самодержавия. Введение конституции либералы считали главным, первостепенно важным для России преобразованием. Тяжелый кризис переживало народничество. С одной стороны, несмотря на конечную неудачу всех попыток "Народной воли" путем террора напугать власть, заставить ее пойти на уступки, эта организация находила немало последователей среди русской молодежи и в 1880-х - 1890-х годах. Однако политическая полиция в это время действовала весьма профессионально: террористические группы, как правило, ликвидировались ею еще в стадии становления. В феврале 1883 г. была схвачена Вера Фигнер - последний член исполкома “Народной воли” первого состава. Лишь в самом конце XIX в. революционным народникам удалось создать несколько сильных региональных организаций, послуживших впоследствии основой для общероссийской партии социалистов-революционеров. Последним всплеском этой некогда грозной организации стало так называемое “второе первомартовское дело” по которому были казнены арестованные накануне намеченного на 1 марта 1887 г. покушения пятеро студентов Петербургского университета (в т.ч. А.И. Ульянов). Справедливости ради надлежит отметить, что александровский режим был относительно мягким. Так, за 1883 - 1890 гг. суды вынесли всего 58 смертных приговоров из которых в исполнение было приведено только 12 (для сравнения в 1879 - 1882 гг. было казнено 29 человек). Подавляющему большинству осужденных император заменял смертную казнь каторгой.

В то же время в народническом движении значительно усиливается либеральное крыло. Его представители, самым ярким из которых был талантливый публицист Н.К. Михайловский, надеялись воплотить народнические идеалы в жизнь мирным путем: через организацию финансовой помощи крестьянству, ликвидацию крестьянского малоземелья, улучшение условий аренды и т.п. Именно в среде либерального народничества возникла и популярная в те времена "теория малых дел", нацеливавшая интеллигенцию на ежедневную будничную работу по улучшению положения крестьян - в земских школах, больницах, волостных правлениях и т.п. Представители либерального народничества представляли самую значительную часть "идейной" земской интеллигенции. От либералов, с которыми им приходилось бок о бок работать в земстве, либеральные народники отличались прежде всего тем, что для них первостепенное значение имели социально-экономические преобразования. Введение конституции, политических свобод и пр. представлялось им вторичным. Более того, многие народники считали борьбу за них вредной, отвлекающей от главного - улучшения положения крестьян.

Рабочее движение и появление марксизма

Развитие промышленности в России во II половине XIX в. вело к оформлению двух основных классов буржуазного общества: буржуазии и пролетариата. В течение последней трети XIX в. численность рабочих в России увеличилась втрое и к 1900 г. составила ок. 3 млн. человек. Пролетариат - класс наемных рабочих, лишенных собственности на орудия и средства производства. Источники пополнения российского пролетариата - беднейшее крестьянство и разорившиеся ремесленники-кустари. Отрыв крестьян от земли происходил медленно. Страхования от болезней и несчастных случаев тогда не существовало, пенсий тоже не было. Земельный надел в родной деревне рабочий считал единственной своей страховкой.

Российский пролетариат был, несомненно, самой обездоленной частью населения. Эксплуатация его долгое время не ограничивалась никакими юридическими нормами. На фабриках, работавших в одну смену, рабочий день доходил до 14-15 часов, на предприятиях с двухсменным режимом он составлял 12 часов. Широко использовался труд женщин и подростков.

Заработная плата рабочих в России была в 2 раза ниже, чем в Англии, в 4 раза ниже, чем в США. Администрация штрафовала рабочих за малейшие провинности. На большинстве фабрик заработная плата выдавалась нерегулярно или с большими интервалами - на Рождество, Пасху, Покров. До очередной получки рабочий вынужден был брать продовольствие в кредит в фабричной лавке - порой неважного качества и по высоким ценам.

Рабочие жили в казармах при предприятиях. Часть казарм отводилась под общие спальни, часть разгораживалась на каморки. На нарах в общих спальнях располагались на ночлег взрослые и дети, мужчины и женщины. Только к концу века для мужчин и женщин стали выделяться отдельные спальни. Каморки отводились для семейных рабочих. Для каждой семьи отдельной каморки не хватало. Чаще жили по две семьи в одной каморке, а то и больше. Лишь высококвалифицированные рабочие, постоянно жившие в городе, имели возможность снять квартиру или купить собственный домик.

Рабочее движение уже в самом начале обратило на себя внимание некоторых представителей революционно настроенной интеллигенции. Первыми революционную пропаганду среди рабочих начали народники. В 1875 г. в Одессе была создана первая самостоятельная рабочая организация "Южнороссийский союз рабочих". Основателем организации был Е.О. Заславский. "Союз" находился под влиянием идей народничества. Был принят устав "Союза", который предусматривал "пропаганду идеи освобождения рабочих из-под гнета капитала и привилегированных классов". "Южнороссийский союз рабочих" был малочисленным и просуществовал недолго В 1878 г. в Петербурге разрозненные кружки рабочих объединились в единую организацию - "Северный союз русских рабочих”. Возглавляли организацию В.П. Обнорский и С.Н. Халтурин. Программой этой организации ставилась задача борьбы за политические свободы и социальное переустройство. Организация была разгромлена. В 1879 г. Обнорский был арестован.

Промышленный кризис начала 80-х гг. с особой силой ударил по текстильной промышленности. Хозяева стали сокращать производство, увольнять рабочих. Снижалась заработная плата, увеличивались штрафы. Но вскоре обнаружилось, что рабочие вовсе не обладали тем бесконечным терпением, каким отличались крестьяне. Те же самые люди на фабрике вели себя иначе, чем в деревне, где их сковывали отцовская власть и патриархальные традиции. Крестьянин приносил с собой на фабрику накопившееся в деревне недовольство, здесь оно возрастало еще больше и прорывалось наружу.

Тяжелые условия труда и быта порождали протест, выражавшийся прежде всего в стачках. Если в 60-е годы XIX века было зафиксировано всего 51 выступление рабочих, то в 70-х гг. число стачек возросло до 326, а в 80-х гг. - уже до 446.

Первые забастовки, очень похожие на бунты, начались еще в 70-е годы. Наиболее значительными были стачки на Невской бумагопрядильне в мае 1870 г., на Кренгольмской мануфактуре в Нарве в 1872 г. и т.д. В 1880 г. произошла стачка на Ярцевской мануфактуре купцов Хлудовых в Смоленской губернии. Бросив работу, ткачи побили стекла на фабрике. В Ярцево были вызваны войска. В последующие годы волнения произошли в Московской губернии, в Ярославле и Петербурге. 1885 год начался знаменитой Морозовской стачкой.

Никольская мануфактура Тимофея Морозова (близ Орехово-Зуева) была самой крупной хлопчатобумажной фабрикой в России. На ней трудилось около 8 тыс. рабочих. С наступлением кризиса на мануфактуре пять раз снижалась заработная плата. Резко возросли штрафы, доходившие до 24 коп. с заработанного рубля. Руководителями стачки стали Петр Моисеенко и Василий Волков. Моисеенко был родом из этих мест, работал в Петербурге, участвовал в нескольких стачках. После одной из них его сослали в Сибирь. Затем он работал на Никольской мануфактуре. Молодой ткач Волков выдвинулся как рабочий вожак в ходе выступления.

Стачка началась утром 7 января. Руководителям не удалось удержать от самоуправства забастовавших ткачей. Толпа начала громить квартиры директора и некоторых мастеров, а также продовольственную лавку. К ночи того же дня в Орехово-Зуево прибыли войска.

На фабрику приехал губернатор. Из толпы, окружившей главную контору, вышел Волков и представил заранее выработанные требования. Речь шла о повышении заработной платы и упорядочении штрафов. Рабочие требовали, чтобы администрация предупреждала об увольнении за 15 дней. Во время переговоров Волкон был арестован. Негодующая толпа бросилась его освобождать. Произошла схватка с воинским караулом. Полиция произвела новые аресты. Многих рабочих выслали в свои деревни. Под воздействием репрессий стачка пошла на убыль. Схватили и Моисеенко. 18 января стачка закончилась.

Состоявшийся в следующем году суд над 33 стачечниками привлек внимание всей страны. Прокурор выдвинул против них обвинения по 101 пункту. Присяжные заседатели, убедившись, сколь безобразны были порядки на фабрике Морозова признали подсудимых невиновными по всем пунктам. Консервативная газета “Московские ведомости” назвала этот вердикт “101 салютационным выстрелом в честь показавшегося на Руси рабочего вопроса”. Моисеенко был выслан в Архангельскую губернию в административном порядке. Требования рабочих были удовлетворены.

Стачки 1870-1890-х годов были еще очень разрозненными. Участники той или иной стачки боролись только за то, чтобы изменить положение на своем предприятии. Выдвигаемые требования носили исключительно экономический характер: повышение заработной платы, улучшение условий труда и жизни и т.п. Единого рабочего движения не существовало.

Под влиянием растущего рабочего движения был издан ряд фабричных законов для упорядочения отношений между фабрикантами и рабочими. В 1882 г. был издан закон об ограничении работы малолетих, для контроля за условиями труда рабочих вводятся фабричные инспекции, в 1885 г. был издан закон о запрещении ночной работы для подростков и женщин. 3 июня 1886 г. под непосредственным влиянием Морозовской стачки был издан закон о штрафах (штрафы не должны были превышать трети заработной платы, а штрафные деньги должны были использоваться только на рабочие нужды). В 1897 году был издан закон об ограничении рабочего времени (максимальная продолжительность дня - 11,5 часов).

В 1886 г. правительство приняло закон, по которому участие в забастовке каралось арестом сроком до месяца. Предпринимателям же запрещалось налагать штрафы сверх установленного размера. Контроль за исполнением закона возлагался на фабричную инспекцию.

Издание закона не остановило стачечную борьбу. Забастовки вспыхивали то в Петербурге, то в Твери, то под Москвой, по-прежнему сопровождаясь погромами и изгнанием особо ненавистных управляющих. Очевидец сообщал, что во время стачки на Хлудовской мануфактуре в Рязанской губернии речка Гуслянка едва не вышла из берегов, заваленная мотками пряжи. Чуть ли не каждая крупная стачка заканчивалась столкновениями с властями, которые всегда становились на сторону хозяев. Лишь с наступлением промышленного подъема в 1893 г волнения рабочих постепенно улеглись.

Новым важным фактором русской общественной жизни стало появление марксизма, тесно связанного с формированием промышленного пролетариата и ростом рабочего движения. Жестокие удары и разочарования, которые испытали революционные народники на рубеже 70 - 80-х годов, заставили их многое переосмыслить и переоценить. Некоторые из них начинали испытывать разочарование в революционных возможностях крестьянства, осознавать тот идейный кризис, который в начале 1880-х гг. переживало народничество и пытаться найти выход в полной переоценке ценностей. Взоры вчерашних “деревенщиков” обращались в сторону рабочего класса. Тем более, что социалистическое движение на Западе в это время приняло марксистскую окраску.

Одним из первых русских марксистов стал Г.В. Плеханов, в прошлом - бакунист и руководитель “Черного передела”. К нему примкнули другие члены этой организации - В.Н. Игнатов, В.И. Засулич, Л.Г. Дейч и П.Б. Аксельрод. В 1883 г., собравшись в Женеве, они объединились в группу “Освобождение труда”. Через два года состав группы стал меньше: Дейч был задержан германской полицией и выдан русским властям, а молодой Игнатов умер от туберкулеза. Плеханов, бесспорный руководитель группы, оказался и основным ее работником. Основные цели группы: распространение идей марксизма в России, критика народничества, анализ вопросов русской жизни с позиций марксизма.

Группа "Освобождение труда" пришла к следующим выводам. Пореформенная Россия движется по капиталистическому пути, а это неизбежно должно привести к полному разложению общины. Таким образом, надежды народников на торжество "общинного социализма" не имеют основания. Зато за счет разоряющегося крестьянства будет расти и крепнуть пролетариат. Именно он может и должен привести Россию к социализму, установив свою диктатуру и проведя необходимые преобразования во всех сферах жизни. Для этого необходимо придать пролетарскому движению нужное направление, внести в него научно разработанную идеологию, вооружить единой программой действий. Подобные задачи может осуществить только революционная, проникнутая духом марксистского учения интеллигенция. Но чтобы такая интеллигенция появилась, необходимо отвоевать кадры для нее в идейной борьбе, прежде всего - у народников, как либеральных, так и революционных.

Главную свою задачу группа “Освобождение труда” видела в пропаганде марксизма в России и сплочении сил для создания рабочей партии. С этой целью Плеханов и Засулич переводят на русский язык важнейшие труды К. Маркса, Ф. Энгельса и их последователей (справедливости ради надо признать, что они не были первыми переводчиками Маркса - его “Капитал” еще в 1872 г. перевел Г.Д. Лопатин) и создают свои оригинальные труды, в которых с марксистских позиций анализируют положение в России. Группе удалось наладить издание “Рабочей библиотеки”, составлявшейся из научно-популярных и агитационных брошюр. По мере возможности они переправлялись в Россию.

Особенно важную роль в распространении марксизма сыграли книги Г.В. Плеханова "Социализм и политическая борьба” (1883) и "Наши разногласия" (1885). Резко критикуя основные постулаты народнической идеологии, упорно доказывая преимущества марксизма, Плеханов и его соратники стремились увлечь за собой хотя бы часть революционно настроенной общественности.

В первой из них он решил рассчитаться со своим народническим прошлым. Вопреки Бакунину, а отчасти и Чернышевскому, Плеханов заявил, что борьба за социализм включает в себя и борьбу за политические свободы и конституцию. Также вопреки Бакунину, он считал, что ведущей силой в этой борьбе будут промышленные рабочие. Плеханов полагал, что между свержением самодержавия и социалистической революцией должен быть более или менее длительный исторический промежуток. Он предостерегал от “социалистического нетерпения”, от попыток форсирования социалистической революции. Самым печальным их последствием, писал он, может стать установление “обновленного царского деспотизма на коммунистической подкладке”(!!!).

Ближайшей целью русских социалистов Плеханов считал создание рабочей партии. Он призывал не запугивать либералов “красным призраком социализма”. В борьбе с самодержавием рабочим потребуется помощь и либералов, и крестьян. Правда, в этой же работе “Социализм и политическая борьба” присутствовал тезис о ”диктатуре пролетариата” сыгравший весьма печальную роль в социалистическом движении и судьбе России.

В другой работе, “Наши разногласия”, Плеханов попытался объяснить российскую действительность с марксистской точки зрения. Вопреки народникам, он считал, что Россия уже бесповоротно вступила в период капиталистического развития. В крестьянской общине, доказывал он, давно нет былого единства, она раскалывается на “красную и холодную стороны” (на богатеев и бедняков), а потому не может быть основой для построения социализма. В перспективе - полный распад и исчезновение общины. Работа “Наши разногласия” стала значительным событием в развитии русской экономической мысли и в общественном движении, хотя Плеханов явно недооценил жизнестойкость крестьянской общины.

Появление в России первых марксистских работ Плеханова вызвало взрыв возмущения среди убежденных народников. Плеханова обвиняли в “отступничестве”, “оскорблении святыни”, переходе “на службу реакции”. Устраивались даже торжественные сожжения его книг.

Тем не менее, один за другим в России стали появляться марксистские кружки. Один из первых, под руководством болгарского студента Димитра Благоева, возник в 1883 г. - почти одновременно с группой «Освобождение труда». Между ними установилась связь. Члены благоевского кружка - петербургские студенты - начали пропаганду среди рабочих. В 1885 г. Благоева выслали в Болгарию (в связи с разрывом русско-болгарских отношений), но его группа просуществовала еще два года. В 1889 г. среди студентов Петербургского технологического института возникла другая группа, которую возглавил М.И. Бруснев.

Слабой стороной всех этих кружков была их слабая связь с рабочими, т.е. с теми, кто и должен, по Марксу, стать главной действующей силой будущей революции.

В 1888 г марксистский кружок появился и в Казани. Его организатором был 17-летний Н.Е. Федосеев, исключенный из гимназии за политическую неблагонадежность. Осенью 1888 г. в кружок Федосеева впервые пришел бывший студент В.И. Ульянов...

В.И. Ульянов (Ленин) родился в Симбирске (ныне Ульяновск) в семье инспектора народных училищ И.Н. Ульянова. Многодетная семья была счастлива и вполне благополучна до 1886 г., когда внезапно умер отец. С этого времени несчастья преследовали эту семью. В том же 1886 г. старший сын Александр, студент Петербургского университета, вместе с несколькими товарищами начал готовить покушение на царя. В марте 1887 г. они были арестованы, не совершив задуманного дела и повешены. Владимир (второй сын в семье) в это время заканчивал гимназию. Известны (и канонизированы официальной советской историей) его слова: “Нет, мы пойдем не таким путем. Не таким путем надо идти!”. Неясен, правда, смысл этих слов. О марксизме он тогда не мог иметь представления. Скорее всего, видя горе матери, он зарекался от революционного пути. Тем более, что по его собственным воспоминаниям до этого события он был тихим, прилежным и очень религиозным мальчиком. Однако, казнь обожаемого старшего брата перевернула всю его дальнейшую жизнь.

Осенью 1887 г. В. Ульянов поступил на юридический факультет Казанского университета, но проучился недолго. В декабре он участвовал в студенческой сходке. Многих, кто был на ней, исключили из университета и выслали из города - в том числе и первокурсника Ульянова. После недолгой ссылки в родовое имение семьи своей матери - село Кокушкино Владимир Ульянов вернулся в Казань и подал прошение о восстановлении университете. О том же хлопотала и его мать. Многих участников сходки восстановили, но ходатайства Ульянова вызывали настороженное отношение (брат повешенного террориста!). В.И. Ульянов просил о разрешении выехать за границу для продолжения образования - и вновь получил отказ. Со времени исключения из университета и до 1891 г. В.И. Ульянов не имел определенных занятий. В это тяжелое для него время, чувствуя себя отверженным, пришел он в кружок Федосеева. Марксистское учение сразу привлекло молодого человека. Он вскоре понял, что оно несет в себе такой заряд, который способен взорвать весь этот несправедливый мир.

В 1891 г. В.И. Ульянову наконец, разрешили держать экзамены экстерном на юридическом факультете Петербургского университета. Получив университетский диплом, он занял должность помощника присяжного поверенного в Самарском окружном суде. Здесь он вел мелкие уголовные и гражданские дела, не получая удовлетворения от службы (не выиграл ни одного дела!). Продолжал ходить и на собрания марксистов, постепенно втягиваясь в подпольную работу.

Юридическое образование, полученное наспех, экстерном, почти не отразилось ни на взглядах В.И. Ульянова, ни на его сочинениях. Наоборот, верный последователь Чернышевского, он с презрением относился к “буржуазному” праву, “буржуазным” конституциям. Гражданские свободы он ценил лишь за то, что они дают возможность беспрепятственно вести социалистическую пропаганду.

В 1893 г. В. И. Ульянов перевелся из Самары в Петербург на такую же должность, но здесь не вел ни одного дела. Отныне все свои силы он отдавал организации марксистского движения, пропаганде среди рабочих и полемике с народниками. В ходе борьбы с народничеством В.И. Ульянов вольно или невольно позаимствовал многие его черты. Он никогда не скрывал своего восхищения перед народ­овольцами, перед их организацией, отлаженной и четко действующей. Его мечтой было создание дисциплинированной и сплоченной партии, ведущей за собой миллионную армию пролетариата, который, в свою очередь, увлечет за собой крестьянство. Через народовольцев его идейное родство тянется к Ткачеву, а через него - к Нечаеву.

Первые шаги к созданию сильной и централизованной организации В И. Ульянов предпринял в 1895 г. Он выезжал за границу, где встречался с Плехановым. Осенью того же года он участвовал в создании в Петербурге на базе нескольких мелких кружков общегородского “Союза борьбы за освобождение рабочего класса”. “Союз” стал самой многочисленной из всех прежде существовавших социал-демократических (марксистских) организаций. Его создание стало важной вехой в истории русского марксизма. По сравнению с кружками "Союз борьбы" представлял собой организацию нового типа: значительно более многочисленную, дисциплинированную, обладавшую четкой, хорошо продуманной внутренней структурой. В его руководство входили В И. Ульянов, Г.М. Кржижановский, Н.К. Крупская, Ю.О. Мартов (Цедербаум) и др. Руководящему центру были подчинены районные группы, а им рабочие кружки. Поддерживались связи со многими заводами. Издавались листовки, готовился первый номер газеты.

Однако в ночь с 8 на 9 декабря 1895 года полиция арестовала 57 членов “Союза”, в т.ч. и Ульянова. В 1897 г. он был сослан в Сибирь - в село Шушенское Енисейской губернии (где, впрочем, жил весьма свободно). Петербургский “Союз борьбы” продолжал действовать. Апогеем его деятельности стало руководство в 1896 г. грандиозной стачкой рабочих-текстильщиков, охватившей 19 фабрик. Таким образом, именно "Союзу борьбы" впервые удалось возглавить борьбу рабочих и повести их за собой.
 
wiki.304.ru / История России. Дмитрий Алхазашвили.