Быстрый переход

Кризис «развитого социализма»

Оцените материал
(9 голосов)
Период «развитого социализма» характеризовался всевластием номенклатуры, ее неспособностью решать встававшие перед страной проблемы. Результатом свертывания экономических реформ, господства командно-бюрократической системы явилось отставание Советского Союза от стран Запада. В общественном сознании распространялось критическое отношение к существовавшему социальному строю, коммунистической партии, официальной идеологии.
Л. И. Брежнев и К. У. Черненко во время осмотра картинной галереи И. К. Айвазовского в Феодосии. 1979 г.Власть номенклатуры. Организаторами смещения Н. С. Хрущева с поста первого секретаря ЦК КПСС были председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев и другие члены высшего партийного руководства. После снятия Хрущева Брежнев и занял его место. Вскоре первый секретарь стал генеральным, как это было при Сталине. Смена названия должности в известной мере отражала и смену ориентиров: вместо реформирования — курс на сохранение по возможности сложившихся в обществе отношений, вместо десталинизации — попытки восстановить образ Сталина как выдающегося партийного деятеля.
Такое изменение ориентиров отражало не только весьма консервативные взгляды Брежнева, но — и это главное — интересы партийно-государственной бюрократии. Эту бюрократию называют также номенклатурой. Почти все руководящие должности в государственном и хозяйственном аппарате требовали партийной рекомендации. Они именовались номенклатурными, т.е. входившими в перечень должностей, находившихся в ведении партийных инстанций. Без ведома этих инстанций нельзя было стать председателем колхоза и директором завода, ректором института и директором школы, тем более — министром. Министры относились к сфере деятельности ЦК КПСС, кого назначить директором школы, решалось на уровне райкома партии. По существу, номенклатура представляла собой, по выражению югославского диссидента М. Джиласа, «новый правящий класс».
То, что в стране установилась «диктатура номенклатуры», нашло отражение в шестой статье новой Конституции СССР, принятой в 1977 году. Она гласила: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза». Даже туристическая поездка гражданина СССР в социалистические страны требовала согласования с партийными органами. Судьба страны зависела от армии чиновников, многие из которых были партийными и комсомольскими выдвиженцами, не имевшими должной профессиональной подготовки.
При Брежневе, особенно в последние годы его пребывания во главе партии и государства, все вопросы не только готовились аппаратными
работниками, что, конечно, было и при Хрущеве, но, как правило, и предрешались ими. Тем более что с 1974 г. здоровье генерального секретаря год от года ухудшалось, он стал с трудом говорить и плохо воспринимать суть государственных дел. В 1978 г. на праздновании 60-летия комсомола дряхлеющий Брежнев, вручая памятное знамя, чуть не выронил его из своих слабеющих рук. В последние годы его жизни в принятии важнейших государственных решений большую роль играло ближайшее окружение генсека, в которое входили члены Политбюро ЦК КПСС — глава КГБ Ю. В. Андропов, министр иностранных дел А. А. Громыко, ведущий идеолог партии М. А. Суслов, министр обороны Д. Ф. Устинов, секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко.
Проблемы экономики. Нельзя было сразу свернуть начатые Хрущевым и объективно необходимые стране экономические реформы. Они продолжались во второй половине 60-х гг., их осуществление связывалось с именем председателя Совета министров А. Н. Косыгина. Суть реформирования заключалась во внедрении экономических рычагов управления предприятиями. Предусматривалось уменьшение количества планируемых показателей, индивидуальный подход к оплате труда, поощрение работников за счет доходов от прибыли. Вместе с тем произошел отказ от системы территориального управления промышленностью (так называемых совнархозов), которая была введена при Хрущеве. Восстанавливалась жесткая ведомственная централизация всех отраслей хозяйства, что приходило в противоречие с провозглашаемыми принципами реформирования. В конечном счете бюрократизация экономической жизни одержала верх над ограниченной свободой деятельности предприятий.
В течение 70-х — первой половины 80-х гг. в экономике страны все в большей степени стали наблюдаться застойные явления. Прежде всего это выражалось в снижении темпов развития. Так, по сравнению с 8—10% ежегодного прироста промышленного производства с 1956 по 1965 г. он составлял всего около 4% в 1976—1980 годах.
Темпы прироста ряда экономических показателей в СССР (в %)

 

1966-1970

1971-1975

1976-1980

1981-1985

Национальный доход

7,8

5,7

4,3

3,6

Реальные доходы на душу населения

5,9

4,4

3,4

2,1

Розничный товарооборот государст­венной и кооперативной торговли

8,2

6,3

4,4

3,1

Объем реализации бытовых услуг населению

16,3

10,4

7,4

5,8

Женщины, занятые тяжелым физическим трудом, — одна из черт «социалистической системы хозяйства»В условиях, когда на Западе активно протекала научно-техническая революция (НТР), была развернута массовая компьютеризация, в СССР наращивался выпуск традиционной продукции (выплавка металла и т. п.), сохранялась высокая удельная доля неквалифицированного труда. Лучше обстояло дело с высокими технологиями в советском военно-промышленном комплексе (ВПК), в просторечии именуемом «оборонкой». Этот сектор разрастался за счет других, и бремя военных расходов тормозило развитие тех отраслей промышленности, которые работали на нужды населения. В советском экспорте преобладала сырьевая продукция. Экономика страны и жизненный уровень населения в значительной степени поддерживались за счет нефтедолларов, т.е. валютной выручки, получаемой от продажи на экспорт нефти и газа. Но на все нужды этой выручки не хватало, постепенно происходило изнашивание и старение промышленного оборудования.
Особенно наглядно проявлялось отставание в аграрном секторе. Сельский труженик жил главным образом за счет своего приусадебного участка и личного хозяйства. Хотя в колхозах перешли от системы трудодней к помесячной выплате зарплаты, труд колхозников и рабочих совхоза был малооплачиваемым. Невысокой была и урожайность, огромное количество выращенной продукции пропадало в период уборки и во время хранения. Отсутствие материальной заинтересованности, мелочная партийно-советская опека, плановые и финансовые ограничения в использовании имеющихся средств, массовая бесхозяйственность вели к упадку сельского хозяйства. В стране не хватало продуктов питания, и власть не могла решить продовольственную проблему.
Кризис догматизированной идеологии. Партийному руководству было ясно, что программа строительства коммунизма, принятая в 1961 г., невыполнима. Но оно не могло решиться на ее официальный коренной пересмотр. Чтобы как-то примирить «социалистическую реальность» и коммунистическую утопию, было провозглашено, что в СССР построен «развитой социализм» и перед советским обществом стоит задача его совершенствования. Однако все пропагандистские усилия по созданию благополучного фасада общества «развитого социализма» сводились на нет реальностью: невысокими показателями качества жизни советского человека, бюрократизацией и коррупцией партийно-государственного аппарата, нарушениями социальной справедливости как декларируемой моральной нормы, нарастанием критического отношения к официальной идеологии и партийному руководству.
Многие люди больше не прислушивались к «голосу партии». Они обращались к другим голосам: к проникнутым неприятием советской действительности магнитофонным записям песен А. А. Галича и В. С. Высоцкого, к передачам зарубежных радиостанций, к идеям, почерпнутым из «запрещенной литературы», к анекдотам, высмеивающим вождей и систему. В стране существовали две идеологии: официальная марксистско-ленинская и неформальная, демократическая, ориентированная на незашоренную, свободную человеческую мысль.
Правозащитник генерал-майор П. Г. Григоренко и адвокат С. Калистратова, защищавшая многих диссидентовДиссидентство. Процесс десталинизации, начатый докладом Хрущева на XX съезде КПСС, продолжался и при Брежневе. Однако внутреннее содержание этого процесса стало иным — он приобрел характер оппозиционного сопротивления режиму.
Осенью 1965 г. были арестованы писатели А. Д. Синявский и Ю. М. Даниэль, тайно переправлявшие свои художественные произведения за рубеж и печатавшиеся там под псевдонимами. На основании содержания этих произведений литераторов обвинили в «антисоветской агитации». 5 декабря 1965 г., в День советской конституции, небольшая группа молодых людей протестовала на Пушкинской площади в Москве под лозунгами «Требуем гласного суда над Синявским и Даниэлем» и «Уважайте советскую конституцию». Так родилось правозащитное движение, ставшее важнейшей составной частью новой формы оппозиции — советского диссидентства (инакомыслия). В ходе судебного разбирательства Синявский и Даниэль были осуждены (на 7 и 5 лет строгого режима соответственно), хотя и не признали себя виновными.
Наиболее известными фигурами диссидентского движения стали один из создателей советского термоядерного оружия А. Д. Сахаров и писатель А. И. Солженицын. Академик Сахаров в книге «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» и других выступлениях развивал идею конвергенции двух систем — социализма и капитализма, которые могли бы заимствовать друг у друга достижения и положительные стороны. Солженицын получил всемир-ную известность благодаря своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» (ГУЛАГ — Главное управление лагерей), в которой на основе документов и воспоминании узников воссоздавалась картина сталинских репрессий и лагерной жизни.
Среди диссидентов были люди разных взглядов: социалистических и либеральных, религиозных и националистических. Но всех их объединяло неприятие советской действительности и коммунистической партии, стремление отстаивать права человека и демократические идеалы. Диссидентов было немного, они не участвовали ни в каких организациях. Деятельность правозащитников заключалась главным образом в акциях протеста и распространении издававшейся за рубежом («тамиздат») и нелегально в СССР («самиздат») критической по отношению к советским порядкам литературы.
Диссиденты подвергались преследованиям: арестам и судебным расправам, заключению в лагеря, ссылке, высылке за границу, помещению в психиатрические лечебницы. К началу 80-х гг. диссидентское движение усилиями КГБ было почти ликвидировано, но идеи правозащитников уже пустили корни в общественном сознании.
Углубление кризиса «развитого социализма». В первой половине 80-х годов кризисные явления в жизни советского общества становились все более очевидными. В условиях, когда на Западе продолжалась научно-техническая революция, происходил переход к постиндустриальному обществу, СССР все больше отставал в технико-экономическом отношении. Но правящая партийная верхушка в лице преклонных по возрасту членов Политбюро не хотела, да и не могла ничего изменить. Принимались различные программы (например, продовольственная), однако дефицит продовольственных товаров (особенно мясных продуктов) не только не уменьшался, но, наоборот, возрастал. Импортную одежду и обувь (отечественная была некачественной и немодной) покупали «из-под полы» по спекулятивным ценам (в магазинах этих товаров почти не было). Из продажи исчезало самое необходимое — мыло, зубная паста и т. п. Процветал «черный рынок» товаров и услуг.
С высоких трибун провозглашались демагогические лозунги, вовсю работала пропагандистская машина обкомов и райкомов партии, общества «Знание», газет и журналов, радио и телевидения, но людей, веривших лозунгам и обещаниям, становилось все меньше. Убеждение в том, что «советское — это лучшее», сменилось другим: «советское — значит худшее».
Но, пожалуй, больше всего людей раздражали бюрократический произвол и беспомощность высшей партийно-государственной номенклатуры. После смерти Брежнева в ноябре 1982 г. генеральным секретарем ЦК КПСС был избран 68-летний член Политбюро Ю. В. Андропов, в течение длительного времени возглавлявший Комитет госбезопасности. На высшем партийном посту тяжелобольной Андропов пробыл всего около полутора лет. Предпринимавшиеся им меры по повышению трудовой дисциплины, а также борьбы с коррупцией не были результативными и в силу кратковременности, и в силу того, что они осуществлялись командно-бюрократическими методами. В феврале 1984 г. Андропов скончался, и пост генсека достался очередному состарившемуся, немощному и к тому же не обладавшему достоинствами государственного деятеля члену Политбюро К. У. Черненко.
 
О.В. Волобуев "Россия и мир".