Быстрый переход

Семилетняя война (1756 - 1763)

Оцените материал
(22 голосов)

К середине XVIII в. международная ситуация в Европе существенно меняется. Австро-французское соперничество отходит на второй план, а на первый выдвигается стремление Прусского королевства создать новый центр силы и добиться гегемонии в германских землях.

За счет укрепления верховной власти, мобилизации ресурсов, создания хорошо организованной, крупной армии (за 100 лет она выросла в 25 раз и достигла 150 тыс. чел.), относительно небольшая Пруссия превращается в сильную агрессивную державу. Прусская армия становится одной из самых лучших в Европе. Ее отличали: железная дисциплина, высокая маневренность на поле боя, четкое исполнение приказов. Кроме того, прусскую армию возглавлял выдающийся полководец той эпохи - король Фридрих II Великий, который внес заметный вклад в теорию и практику военного дела. К середине XVIII в. резко обостряются и англо-французские противоречия, связанные с борьбой за передел колоний. Все это привело к изменениям традиционных связей. Англия заключает союз с Пруссией. Это заставляет бывших противников - Францию и Австрию - сплотиться перед угрозой со стороны англо-прусского альянса. Последний развязывает Семилетнюю войну (1756-1763). В ней участвовали две коалиции. С одной стороны, Англия (в унии с Ганновером), Пруссия, Португалия и некоторые германские государства. С другой - Австрия, Франция, Россия, Швеция, Саксония и большинство германских государств. Что касается России, то Петербург не устраивало дальнейшее усиление Пруссии, чреватое ее притязаниями на влияние в Польше и на бывшие владения Ливонского ордена. Это прямо затрагивало российские интересы. Россия примкнула к австро-французской коалиции и, по просьбе своего союзника - польского короля Августа III, в 1757 г. вступила в Семилетнюю войну. Прежде всего, Россию интересовала территория Восточной Пруссии, которую Петербург предполагал отдать Речи Посполитой, получив от нее взамен граничащий с Россией район Курляндии. В Семилетней войне российские войска действовали как самостоятельно (в Восточной Пруссии, Померании, на Одере), так и во взаимодействии со своими союзниками австрийцами (на Одере, в Силезии).

Кампания 1757 года

В 1757 г. русские войска действовали в основном в Восточной Пруссии. В мае армия под командованием фельдмаршала Степана Апраксина (55 тыс. чел.) перешла границу Восточной Пруссии, которую обороняли войска под командованием фельдмаршала Левальда (30 тыс. регулярных войск и 10 тыс. вооруженных жителей). В поход, по воспоминаниям современников, шли не с легким сердцем. Со времен Ивана Грозного русские фактически не воевали с немцами, поэтому противник был известен лишь понаслышке. О знаменитых же победах прусского короля Фридриха II Великого в русской армии знали и потому побаивались пруссаков. По воспоминаниям участника похода, будущего писателя Андрея Болотова, после первой неудачной для русских приграничной стычки, армией овладела "превеликая робость, трусость и боязнь". Апраксин всячески избегал столкновений с Левальдом. Так случилось и у Велау, где пруссаки занимали сильные укрепленные позиции. "Мирный фельдмаршал" не решился их атаковать, а решил обойти. Для этого он затеял переправу через реку Прегель в районе селения Гросс-Егерсдорф, чтобы двинуться затем на Алленбург в обход прусских позиций. Узнав об этом маневре, Левальд с 24-тысячной армией поспешил навстречу русским.

Сражение при Гроссс-Егерсдорфе (1757). После переправы российские войска оказались в незнакомой лесисто-болотистой местности и потеряли боевой порядок. Этим и воспользоваться Левальд, который 19 августа 1757 г. стремительно атаковал разбросанные у реки русские части. Главный удар пришелся по 2-й дивизии генерала Василия Лопухина, которая не успела закончить построения. Она понесла тяжелые потери, но проявила стойкость и не отступила. Сам Лопухин, израненный штыками, попал к пруссакам, но был отбит своими солдатами и умер у них на руках. Повторную атаку на том же направлении русские не смогли сдержать и оказались прижаты к лесу. Им грозил полный разгром, но тут в дело вмешалась бригада генерала Петра Румянцева, которая и решила исход битвы. Видя гибель своих товарищей, Румянцев поспешил им на помощь. Продравшись сквозь лесные заросли, его бригада нанесла неожиданный удар во фланг и тыл пехоте Левальда. Пруссаки не выдержали штыковой атаки и начали пятиться. Это дало возможность русскому центру оправиться, построиться и перейти в контратаку. На левом фланге тем временем отличились донские казаки. Ложным отступлением они подвели прусскую конницу под огонь пехоты и артиллерии, а затем также перешли в контратаку. Прусская армия повсеместно отступила. Урон русских составил 5,4 тыс. чел., пруссаков - 5 тыс. чел.

Эта была первая победа русских над прусским войском. Она значительно подняла их боевой дух, разогнав прошлые страхи. По свидетельству бывших в армии Апраксина иностранных волонтеров (в частности, австрийского барона Андрэ), такой жестокой битвы еще не бывало в Европе. Опыт Грос-Егерсдорфа показал, что прусская армия не любит ближнего штыкового боя, в котором русский солдат показывает высокие боевые качества. Однако Апраксин не развил успех и вскоре отвел войска назад к границе. По распространенной версии, причина его отхода имела не военный, а внутриполитический характер. Апраксин опасался, что после смерти заболевшей императрицы Елизаветы Петровны к власти придет ее племянник Петр III - противник войны с Пруссией. Более прозаичной причиной, остановившей русское наступление, стала эпидемия оспы, которая произвела огромные опустошения в рядах российской армии. Так, в 1757 г. от болезней погибло в 8,5 раза больше солдат, чем на полях сражений. В итоге кампания 1757 г. в тактическом плане завершилась для русских безрезультатно.

Кампания 1758 года

Выздоровевшая вскоре Елизавета Петровна отстранила Апраксина от командования и поставила во главе армии генерала Вильяма Фермера, потребовав от него энергичного продолжения кампании. В январе 1758 г. 30-тысячная русская армия вновь пересекла границу Восточной Пруссии. Второй восточно-прусский поход завершился быстро и почти бескровно. Не ожидая, что русские предпримут зимнюю кампанию, Фридрих II отправил корпус Левальда к Штеттину (ныне Щецин) для защиты от нападения шведов. В результате в Восточной Пруссии остались небольшие гарнизоны, которые не оказали русским почти никакого сопротивления. 11 января сдался Кенигсберг, и население Восточной Пруссии вскоре было приведено к присяге российской императрице. Так пал последний оплот, оставшийся от прежних завоеваний крестоносцев в Прибалтике, а Елизавета Петровна как бы завершила дело, начатое Александром Невским. Фактически зимой 1758 г. Россия выполнила свои ближайшие цели в Семилетней войне. Переждав весеннюю распутицу, Фермер двинул армию к Одеру, в район Кюстрина (Кюстшин), где планировал войти во взаимодействие с шведской армией, которая находилась на побережье Балтики. Появление русских у Кюстрина (в 75 км от Берлина) серьезно встревожило Фридриха II. Стремясь отвести угрозу от своей столицы, прусский король оставил в Силезии заслон против австрийцев, а сам двинулся против Фермера. 33-тысячное войско Фрид- риха подошло к Одеру, на другом берегу которого стояла 42-тысячная армия Фермера. Ночным марш-броском прусский король поднялся по реке к северу, переправился через Одер и зашел в тыл Фермеру, отрезав ему пути отступления. Об этом российский командующий случайно узнал от казаков, один из разъездов которых имел стычку с пруссаками. Фермер немедленно снял осаду Кюстрина и, расположил войско на выгодной позиции близ деревни Цорндорф.

Сражене при Цорндорфе (1758). 14 августа 1758 г. в 9 часов утра пруссаки атаковали правое крыло русской армии. Первый удар принял на себя т. н. "Обсервационный корпус", состоящий целиком из новобранцев. Но он не дрогнул и сдержал натиск. Вскоре русская конница отбросила пруссаков. В свою очередь, она была опрокинута прусской кавалерией под командованием знаменитого генерала Зейдлица. Тучи пыли из-под копыт, дым от выстрелов относились ветром на русские позиции и затрудняли видимость. Преследуемая пруссаками русская конница поскакала к своим пехотинцам, но те, не разобрав, открыли по ней огонь. Солдаты обеих армий перемешались в пыли и дыму, и началась резня. Расстреляв патроны, русская пехота стояла непоколебимо, отбиваясь штыками и тесаками. Правда, пока одни геройски сражались, другие добрались до бочек с вином. Напившись, они начали избивать своих офицеров и не слушались приказов. Тем временем пруссаки атаковали левое крыло русских, но были отбиты и обращены в бегство. Жестокое побоище продолжалось до позднего вечера. С обеих сторон у солдат кончился порох, и они дрались врукопашную холодным оружием. Андрей Болотов так описывает мужество своих соотечественников в последние моменты Цорндорфской битвы: "Группами, маленькими кучками, расстреляв свои последние патроны, они оставались тверды, как скала. Многие, насквозь пронзенные, продолжали оставаться на ногах и сражаться, другие, потеряв ногу или руку, уже лежа на земле, пытались убить врага уцелевшей рукой". Вот и свидетельство с противоположной стороны прусского кавалериста ротмистра фон Кате: "Русские лежали рядами, целовали свои пушки - в то время как их самих рубили саблями - и не покидали их". Выбившись из сил, оба войска заночевали на поле битвы. Пруссаки потеряли в Цорндорфском сражении более 11 тыс. чел. Урон русских превысил 16 тыс. чел. ("Обсервационный корпус" потерял 80% состава). По отношению числа убитых и раненых к общему количеству участвовавших в бою войск (32%) Цорндорфская битва относится к числу самых кровопролитных сражений XVIII-XIX вв. На другой день Фермер отступил первым. Это дало Фридриху повод приписать победу себе. Однако, понеся большие потери, он не решился преследовать русских и отвел свое потрепанное войско к Кюстрину. Цорндорфским сражением Фермер фактически завершил кампанию 1758 г. Осенью он отошел на зимние квартиры в Польшу. После этой битвы Фридрих произнес фразу, вошедшую в историю: "Русских легче перебить, чем победить".

Кампания 1759 года

В 1759 г. русские договорились о совместных действиях с австрийцами на Одере, Главнокомандующим российскими войсками был назначен генерал Петр Салтыков. Вот впечатление о нем одного из очевидцев: "Старичок седенький, маленький, простенький... без всяких украшений и пышностей... Он казался нам сущею курочкой, и никто мыслить того не отважился, чтоб он мог учинить что-нибудь важное". А между тем именно с Салтыковым связана самая блистательная кампания русских войск в Семилетней войне.

Сражение при Пальциге (1759). Путь войскам Салтыкова (40 тыс. чел.), шедшим к Одеру для соединения с австрийским корпусом генерала Лаудона, преградил прусский корпус под командованием генерала Веделя (28 тыс. чел.). Стремясь не допустить встречи союзников, Ведель 12 июля 1759 г. атаковал русские позиции у Пальцига (немецкое селение к юго-востоку от Франкфурта-на-Одере). Против прусской линейной тактики Салтыков употребил глубокоэшелонированную оборону. Прусская пехота четырежды яростно атаковала русские позиции. Потеряв в безуспешных атаках только убитыми свыше 4 тыс. чел., Ведель был вынужден отступить. "Таким образом, - писал в отчете Салтыков, - гордый неприятель по пятичасовой наижесточайшей баталии совершенно разбит, прогнан и побежден. Ревность, храбрость и мужество всего генералитета и неустрашимость воинства, особливо послушание оного, довольно описать не могу, одним словом, похвальный и беспримерный поступок солдатства всех иностранных волонтеров в изумление привел". Русские потери составили 894 убитых и 3897 раненых. Салтыков почти не преследовал пруссаков, что позволило им избежать полного разгрома. После сражения под Пальцигом русские заняли Франкфурт-на-Одере и соединились с австрийцами. Победа под Пальцигом подняла боевой дух русских войск и укрепила их веру в нового главнокомандующего.

Битва при Кунерсдорфе (1759). После соединения с корпусом Лаудона (18 тыс. чел.) Салтыков занял Франкфурт-на-Одере. Фридрих опасался движения русских к Берлину. В конце июля его войско переправилось на правый берег Одера и зашло в тыл русско-австрийской армии. Прусский король планировал своей знаменитой косой атакой прорвать левый фланг, где стояли русские части, прижать армию союзников к реке и уничтожить. 1 августа 1759 г. в 11 часов утра близ деревни Кунерсдорф прусская армия во главе с королем Фридрихом Великим (48 тыс. чел.) атаковала заранее укрепленную позицию русско-австрийских войск под командованием генерала Салтыкова (41 тыс. русских и 18 тыс. австрийцев). Самые жаркие бои развернулись за высоты Мюльберг (левый фланг) и Б.Шпиц (центр армии Салтыкова). Прусская пехота, создав на данном направлении численное превосходство, сумела потеснить левый фланг русских, где находились части под командованием генерала Александра Голицына. Заняв Мюльберг, пруссаки установили на этой высоте артиллерию, которая открыла продольный огонь по русским позициям. Фридрих, уже не сомневавшийся в победе, послал гонца в столицу с вестью об успехе. Но пока благая весть неслась в Берлин, по Мюльбергу ударили русские орудия. Точным огнем они расстроили ряды прусской пехоты, которая собиралась начать атаку с этой высоты на центр русских позиций. Наконец, пруссаки нанесли главный удар по центру, в район высоты Б.Шпиц, где стояли полки под командованием генерала Петра Румянцева. Ценой больших потерь прусской пехоте удалось достичь высоты, на которой разгорелась ожесточенная схватка. Русские солдаты проявили большую стойкость и неоднократно переходили в контратаки. Прусский король подтягивал все новые силы, но в "игре резервов" он был переигран русским главнокомандующим. Жестко контролирующий ход боя Салтыков своевременно подбрасывал подкрепления на наиболее угрожаемые участки. Для поддержки своей истерзанной пехоты Фридрих двинул в бой ударные силы кавалерии генерала Зейдлица. Но она понесла большие потери от ружейного и артиллерийского огня и после короткой схватки отступила. После этого Румянцев увлек своих солдат в штыковую контратаку, Они опрокинули прусскую пехоту и сбросили ее с высоты в овраг. На помощь своим пробились уцелевшие остатки прусской кавалерии, но были отброшены ударом с правого фланга русско-австрийскими частями. В этот переломный момент сражения Салтыков отдал приказ перейти в общее наступление. Несмотря на изнеможение после многочасового боя, русские воины нашли в себе силы на мощную атаку, которая обратила прусскую армию в повальное бегство. К семи вечера все было кончено. Прусская армия потерпела сокрушительное поражение. Большинство ее солдат разбежалось, и у Фридриха после боя осталось под ружьем всего 3 тыс. чел. О состоянии короля свидетельствует его письмо одному из друзей на следующий день после битвы: "Все бежит, и у меня больше нет власти над войском... Жестокое несчастие, я его не переживу. Последствия битвы будут хуже, чем сама битва: у меня больше нет никаких средств и, сказать правду, считаю все потерянным". Урон пруссаков составил свыше 7,6 тыс. убитыми и 4,5 тыс. пленными и дезертирами. Русские потеряли 2,6 тыс. убитыми, 10,8 тыс. ранеными. Австрийцы - 0,89 тыс. убитыми, 1,4 тыс. ранеными. Большие потери, а также противоречия с австрийским командованием не позволили Салтыкову использовать свой триумф для взятия Берлина и разгрома Пруссии. По просьбе австрийского командования, вместо наступления на Берлин, русские войска отправились в Силезию. Это дало возможность Фридриху прийти в себя и набрать новое войско.

Кунерсдорф - крупнейшая битва Семилетней войны и одна из самых ярких побед русского оружия в XVIII столетии. Она выдвинула Салтыкова в ряд выдающихся российских полководцев. В этой битве он использовал традиционную русскую военную тактику - переход от обороны к наступлению. Так побеждал Александр Невский на Чудском озере, Дмитрий Донской - на Куликовом поле, Петр Великий - под Полтавой, Миних - при Ставучанах. За победу при Кунерсдорфе Салтыков получил чин фельдмаршала. Участники битвы награждены специальной медалью с надписью "Победителю над пруссаками".

Кампания 1760 года

По мере ослабления Пруссии и приближения конца войны обострялись и противоречия в стане союзников. Каждый из них добивался своих целей, которые не совпадали с намерениями его партнеров. Так, Франция не желала полного разгрома Пруссии и хотела сохранить ее в противовес Австрии. Та, в свою очередь, добивалась максимального ослабления прусской мощи, но стремилась сделать это руками русских. С другой стороны, и Австрия, и Франция были едины в том, что нельзя давать усиливаться России, и настойчиво протестовали против присоединения к ней Восточной Пруссии. Русских, которые в целом выполнили свои задачи в войне, Австрия стремилась теперь использовать для завоевания ей Силезии. При обсуждении плана на 1760 год Салтыков предлагал перенести военные действия в Померанию (местность на балтийском побережье). По мнению командующего, данный край оставался не разорен войной и там легко было добыть продовольствие. В Померании русская армия могла взаимодействовать с Балтийским флотом и получать морем подкрепления, что усиливало ее позиции в данном регионе. Кроме того, занятие русскими балтийского побережья Пруссии резко сокращало ее торговые связи и усиливало экономические затруднения Фридриха. Однако австрийское руководство сумело убедить императрицу Елизавету Петровну перебросить русскую армию в Силезию для совместных действий. В результате российские войска были раздроблены. Незначительные силы были посланы в Померанию, на осаду Кольберга (ныне польский город Колобжег), а основные - в Силезию. Кампания в Силезии характеризовалась несогласованностью действий союзников и нежеланием Салтыкова губить своих солдат ради защиты интересов Австрии. В конце августа Салтыков тяжело заболел, и командование вскоре перешло к фельдмаршалу Александру Бутурлину. Единственным ярким эпизодом в этой кампании стало взятие корпусом генерала Захара Чернышева (23 тыс. чел.) Берлина.

Взятие Берлина (1760). 22 сентября к Берлину подошел конный русский отряд под командованием генерала Тотлебена. В городе находилось, по показаниям пленных, всего три батальона пехоты и несколько эскадронов конницы. После недолгой артиллерийской подготовки Тотлебен в ночь на 23 сентября штурмовал столицу Пруссии. В полночь русские ворвались в Галльские ворота, но были отбиты. Наутро к Берлину подошел прусский корпус во главе с принцем Вюртембергским (14 тыс. чел.). Но одновременно к Тотлебену подоспел и корпус Чернышева. К 27 сентября к русским подошел еще и 13-тысячный корпус австрийцев. Тогда принц Вюртембергский со своими войсками к вечеру покинул город. В 3 часа утра 28 сентября к русским прибыли из города парламентеры с сообщением о согласии на капитуляцию. Пробыв в столице Пруссии четыре дня, Чернышев разрушил монетный двор, арсенал, овладел королевской казной и взял с городских властей контрибуцию в 1,5 млн. талеров. Но вскоре русские покинули город при известии о приближении к нему прусской армии во главе с королем Фридрихом II. По мнению Салтыкова, оставление Берлина произошло из-за бездеятельности австрийского главнокомандующего Дауна, который давал возможность прусскому королю "бить нас, сколько заблагорассудится". Взятие Берлина имело для русских скорее финансовое, чем военное значение. Не менее важна была и символическая сторона данной операции. Это было первое в истории взятие Берлина русскими войсками. Интересно, что в апреле 1945 г. перед решающим штурмом германской столицы советские бойцы получили символический подарок - копии ключей от Берлина, врученных немцами воинам Чернышева в 1760 г.

Кампания 1761 года

В 1761 г. союзникам вновь не удалось достичь согласованных действий. Это позволило Фридриху, успешно маневрируя, в очередной раз избежать разгрома. Основные русские силы продолжали малоэффективно действовать вместе с австрийцами в Силезии. Но главный успех выпал на долю российских частей в Померании. Этим успехом стало взятие Кольберга.

Взятие Кольберга (1761). Первые попытки русских взять Кольберг (1758 и 1760 гг.) закончились неудачей. В сентябре 1761 г. была предпринята третья попытка. На этот раз к Кольбергу был двинут 22-тысячный корпус генерала Петра Румянцева - героя Гросс-Егерсдорфа и Кунерсдорфа. В августе 1761 г. Румянцев, применив новую для тех времен тактику рассыпного строя, разбил на подступах к крепости прусское войско под командованием принца Вюртембергского (12 тыс. чел.). В этом сражении и в дальнейшем российские сухопутные силы поддерживал Балтийский флот под командованием вице-адмирала Полянского. 3 сентября румянцевский корпус приступил к осаде. Она длилась четыре месяца и сопровождалась действиями не только против крепости, но и против прусских войск, которые угрожали осаждавшим с тыла. Военный совет трижды высказывался за снятие осады, и лишь непреклонная воля Румянцева позволила довести дело до успешного конца. 5 декабря 1761 г. гарнизон крепости (4 тыс. чел.), видя, что русские не уходят и собираются продолжать осаду зимой, капитулировал. Взятие Кольберга позволило российским войскам овладеть балтийским побережьем Пруссии.

Бои за Кольберг внесли важный вклад в развитие русского и мирового военного искусства. Здесь было положено начало новой военной тактике рассыпного строя. Именно под стенами Кольберга родилась знаменитая русская легкая пехота - егеря, опыт действий которых был затем использован другими европейскими армиями. Под Кольбергом Румянцев впервые применил батальонные колонны в сочетании с рассыпным строем. Этот опыт эффективно использовал затем Суворов. Данный способ боя появился на Западе лишь в ходе войн Великой французской революции.

Мир с Пруссией (1762). Взятие Кольберга стало последней победой русской армии в Семилетней войне. Весть о сдаче крепости застала императрицу Елизавету Петровну на смертном одре. Новый российский император Петр III заключил с Пруссией сепаратный мир, затем союз и безвозмездно вернул ей все ее территории, которыми к тому времени овладела русская армия. Это спасло Пруссию от неминуемого разгрома. Более того, в 1762 г. Фридрих сумел с помощью корпуса Чернышева, временно действовавшего теперь в составе прусской армии, вытеснить австрийцев из Силезии. Хотя Петр III был свергнут в июне 1762 года Екатериной II и союзный договор расторгнут, война не была возобновлена. Число погибших в русской армии в Семилетней войне составило 120 тыс. чел. Из них примерно 80% пришлось на умерших от болезней, в том числе от эпидемии оспы. Превышение санитарных потерь над боевыми было в то время характерно и для других стран - участниц войны. Необходимо отметить, что прекращение войны с Пруссией не было лишь результатом настроений Петра III. Оно имело более серьезные основания. Россия добилась своей главной цели - ослабления прусского государства. Однако его полное крушение вряд ли входило в планы российской дипломатии, поскольку оно усиливало прежде всего Австрию - основного конкурента России в будущем разделе европейской части Османской империи. Да и сама война давно уже грозила финансовой катастрофой российской экономике. Другой вопрос, что "рыцарский" жест Петра III по отношению к Фридриху II не позволил России в полной мере воспользоваться плодами своих побед.

Итоги войны. Ожесточенная борьба шла также на других театрах военных действий Семилетней войны: в колониях и на море. По Губертусбургскому миру 1763 года с Австрией и Саксонией Пруссия закрепила за собой Силезию. По Парижскому мирному договору 1763 года перешли к Великобритании от Франции Канада, Вост. Луизиана, большая часть французских владений в Индии. Главный итог Семилетней войны — победа Великобритании над Францией в борьбе за колониальное и торговое первенство.

Для России последствия Семилетней войны оказались гораздо ценнее ее результатов. Она значительно умножила боевой опыт, воинское искусство и авторитет русской армии в Европе, прежде серьезно поколебленный степными блужданиями Миниха. В битвах этой кампании родилось поколение выдающихся полководцев (Румянцев, Суворов) и солдат, добившихся ярких побед в "век Екатерины". Можно сказать, что большинство екатерининских успехов во внешней политике было подготовлено победами русского оружия в Семилетней войне. В частности, Пруссия понесла в этой войне огромные потери и не могла активно препятствовать русской политике на западе во второй половине XVIII в. Кроме того, под влиянием впечатлений, принесенных с полей Европы, в российском обществе после Семилетней войны зарождаются идеи об аграрных нововведениях, рационализации сельского хозяйства. Растет и интерес к зарубежной культуре, в частности, к литературе и искусству. Все эти настроения получили развитие в следующее царствование.

"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.